«Пожиратель ищет Белую Сову». Рудашевский Евгений

Евгений Рудашевский

Подходит читателям 14+ лет.

Ночью она покинула стоянку. Мы больше не произносили её имени — никто не должен упоминать имени человека, ушедшего на поиски Снежного странника.

Фарли Моуэт. Снежный странник

Змеясь среди скал, вверх вела тропка. Она то скрывалась среди каменных нагромождений, то лепилась тонким карнизом над крутизной. Тропа предков.

Юрий Рытхэу. Нунивак

Глава первая. Анипа бежит от Чёрной горы

«Медведь услышал, как чавкает лисица, и позавидовал ей.

— Делись! — заревел медведь.

— Что ты! — ответила лисица. — Для тебя тут совсем мало, ты вон какой! Я лучше научу тебя, как быть сытым, когда нечего есть.

— И как?

— Я ем свои внутренности. Они ох какие вкусные! И ты делай так же.

Медведь был глупый и поверил. Когтями вспорол себе брюхо, начал вытягивать внутренности и занемог.

— Вот недотёпа! — рассмеялась лисица.

Медведю стало обидно. Он рассвирепел и прыгнул на обманщицу, но кишками зацепился за кусты и помер.

— А вот и запас на зиму, — обрадовалась лисица».

Дослушав сказку, Матыхлюк выпустил из рук большой нерпичий поплавок и помчался за ним с холма навстречу кочкарной тундре. Анипа устала веселить брата, к тому же распухшая губа мешала ей говорить, и, когда Матыхлюк отбежал подальше, Анипа вздохнула с облегчением.

За холмом лежал простор, жёлтый, как шкура старого медведя. По одну руку он выводил к Мутной речке, по другую — к прибрежным скалам, а впереди темнели горные кручи. Родители запрещали ходить к морю, но Анипа позавчера тайком выбралась к Скале, похожей на живот, и закопала там в гальку несколько рыбьих голов. Представляла, как они с братом сегодня откопают их и будут обсасывать на обратном пути в стойбище, а пока жевала комочек нерпичьего жира.

Анипа на ходу поправляла мешок из тюленьей кожи и отмахивалась от облачка надоедливого гнуса. Месяц береговых лежбищ морского зайца — самое время собирать морошку, голубику и шикшу. Здесь, в Тихом доле, встречались и луговой лук с холодным белокопытником. Мама нехотя отпустила дочь на женскую охоту за дикоросами. Предпочла бы оставить Анипу в землянке и не сводить с неё глаз, но страх перед грозившей стойбищу бедой заставил родителей пренебречь обычной осторожностью.

Утопая в летнем разнотравье, Анипа срывала продолговатые листочки ползучей ивы и срезала нежные ивовые корешки. Поглядывала на брата и, не сдержавшись, почёсывала зудевший нос. Вслух ругала себя и даже кусала непослушные пальцы, но поделать ничего не могла. Прошло немало дней с той ночи, как бабушка Стулык нанесла ей на лицо чёрные полосы, а припухлость не спадала. Анипа боялась, что навсегда останется раздутой, но гордилась собой — знала, что будет больно, с дрожью следила, как мама готовит костяную проколку, но не проронила ни звука и только не переставая плакала, из-за чего бабушка ворчала и грозила, что узор получится блёклый. Бабушка прокалывала кожу и втирала в неё перегоревший жир, затем пучком сухого мха стирала выступившую кровь. От нижней губы до подбородка опустились четыре сдвоенные полосы. Анипа не думала стать такой же красивой, как мама, покрывшая узорами и лицо, и руки, однако надеялась превзойти Укуну из соседней землянки — в детстве та не вытерпела боли: подбородок украсила, а на носу носила единственную, едва намеченную полосу. Бабушка почувствовала решимость Анипы и, не задавая вопросов, сделала первый прокол на переносице. Анипа всё равно не смогла бы ответить: открой она рот, в опережение любых слов вырвался бы стон.

Нос и нижняя губа распухли, занемели, будто обожжённые снегом, но Анипа была счастлива. Проворочалась бессонную ночь, а утром побежала к Звонкому ручью у Поминального холма взглянуть на своё отражение. Она и сейчас, отвлекаясь от охоты, выискивала мелкие озёрца — пересчитывала на лице сдвоенные полосы: четыре на подбородке и три на носу. Глядя на отражение в зеленоватой воде, туже затягивала жильные верёвочки на косах, трогала покрасневшую переносицу и осматривала одежду: лёгкую кухлянку из евражьих шкурок, нерпичьи штаны с росомашьей опушкой, обережной ремень. Анипа грустила, признавая, что по-прежнему выглядит обычной девочкой.

Она с прошлого года ложилась спать с Илютаком, своим мужем. Поначалу бабушка не пускала их в отдельный полог, укладывалась между ними, опасаясь, что Илютак подлезет к Анипе раньше времени и повредит её — повреждённая, она не родит ребёнка, — затем убедилась в сдержанности Илютака и оставила их наедине, а недавно, в месяц вскрытия рек, подговорила их ночью прижиматься друг к другу, сказала, что мужское тепло быстрее пробудит в Анипе женщину и они с Илютаком наконец станут настоящими мужем и женой.

Ни чёрные полосы на лице, ни запах мужа пока не помогли. Анипа бросила в озерцо камень — разбила своё отражение и зашагала дальше, высматривая красные вкрапления кисличника. Илютак был немногим младше мамы и нетерпения не проявлял, но Анипе самой хотелось порадовать всех беременностью. На долю людей из стойбища в последнее время выпало слишком уж много невзгод.

Анипа шла в задумчивости, слепо поворачивала на голос резвившегося брата и не заботилась о выбранном направлении. Останавливалась сорвать ягоды, высвеченные по-летнему раздобревшим солнцем. Не заметила, как порыв ветра принёс летучую травяную пыль. Анипа загородила лицо руками, но укрыть его от желтоватой взвеси, в которой затерялся даже неугомонный гнус, не могла и, стиснув зубы, терпела усилившийся зуд. Вскоре примчался Матыхлюк. Анипа обняла брата, опустилась с ним на колени, зажмурилась. Они пережидали ветер, мирясь с неприветливостью тундры, и брат плакал из-за улетевшего поплавка. Анипа боялась, что Матыхлюк убежит искать любимую игрушку, поэтому занимала его сказками — прикрыв рот ладонью, говорила о мудрейшем духе, поселившемся в землянке из прозрачных слезинок, об охотнике, побывавшем в стране косаток, и старике, надевшем орлиную шкуру, чтобы подняться к хозяину Верхнего мира.

Когда ветер перестал, Анипа повела брата искать нерпичий поплавок. Матыхлюк отбегал в сторону, однако неизменно возвращался и, понурый, шёл возле сестры. Анипа давала ему свежую морошку, протягивала мешок из моржового желудка, в котором несла чистую воду, и обещала, что сделает заквашенную в крови ягодную толкушу.

— Как? — с сомнением спросил Матыхлюк. — У нас нет крови.

— Будет! Вот увидишь.

— Скоро месяц ухода из гнёзд молодых кайр.

— И что? Времени хватит! — Анипа старалась говорить уверенно.

— А если не хватит?

— Тогда съешь водоросли. Разве плохо?

Анипа руками показала, как обмакивает пучок водорослей в нерпичий жир и, запрокинув голову, медленно опускает его себе в рот. Призналась, что спрятала в прибрежной гальке рыбьи головы — они дозрели и ждут, когда Матыхлюк до них доберётся. Брат развеселился. О запрете приближаться к морю даже не вспомнил, хотя обычно боялся его нарушить. Матыхлюк вообще многого боялся. Анипе было приятно чувствовать себя смелой, хотя бы в сравнении с младшим братом. В конце концов, папа показывал ему, как бросать гарпун, значит, считал сына почти взрослым.

Сделать новый поплавок легко. Возьми цельную шкуру нерпы, соскобли жир, завяжи отверстия от ласт и головы и… надуй! Анипа справлялась с этим не хуже мамы. Однако нерпа охотникам давно не попадалась. Матыхлюк весной едва выпросил себе самый старый и потёртый поплавок. Заменить его будет трудно.

Анипа следовала за братом, перебегавшим с одного холма на другой, и собирала белокопытник, наскоро выкапывала корешки. Обещала себе утром отправиться на берег, к скале Вороний клюв, куда бурей выбрасывало бурые водоросли. Летом они горчили, а к осени становились нежными. Брат будет доволен, но есть водоросли придётся тайком, как и рыбьи головы, иначе родители узнают о вылазках к морю и больше не отпустят детей на женскую охоту.

Над головой скользили неугомонные глупыши. Они поблёскивали белым пузом, смотрели на Анипу чёрными угольками глаз и на лету кричали скрипучими голосами — так в мороз скрипит свежевыпавший снег. Поджатые лапки глупышей чуть подрагивали под куцым хвостом, крылья с тёмно-коричневыми пятнами казались перепачканными в грязи. Птицы торопились к морю, указывали путь блуждавшим по тундре людям, зазывали их с собой, прочь от болотистых ложбин.

Проводив глупышей взглядом, Анипа задумалась о том, где они живут долгую зиму, прежде чем в месяц ранних птиц вновь объявиться на побережье. Пожалуй, этого не знал и старик Айвыхак, хранивший предания о самых причудливых краях, настолько далёких, что даже зимние вьюги не достигали их пределов. Следом Анипа вспомнила о полосах на опухшем лице. Захотела найти очередное озерцо и лишний раз убедиться в собственной красоте, а если повезёт — увидеть, что припухлость спадает, но вскоре о себе напомнил Матыхлюк.

Анипа решила, что брат нашёл поплавок и зовёт её скорее идти за рыбьими головами, но в руках у прибежавшего к ней Матыхлюка был вовсе не поплавок.

— Что это?

— Мой новый оберег! — заявил Матыхлюк и протянул сестре камень с гладкими обточенными краями.

Анипа взяла находку и обнаружила, что та на удивление лёгкая, будто вырезанная из плавнико́вого дерева. Необычный камень вполне мог стать оберегом, которому позавидовал бы Тулхи из соседней землянки. Анипа хотела поздравить брата, но заметила, что камень оставил на её пальцах бурую грязь, словно его покрыли плохой краской — истолкли сухую ольховую кору, но добавили мало воды, и краска со временем начала шелушиться, отпадать. Смутное подозрение заставило сердце сжаться. Подняв голову, Анипа вздрогнула и выронила камень.

— Ты чего?! — возмутился брат.

Они слишком увлеклись охотой за дикоросами. Бегали по просторам Тихого дола, играли и смеялись над медведем, накормившим собой лисицу-проныру. Болтали о водорослях и лакомились морошкой. Анипа беспокоилась о полосах на носу и подбородке, Матыхлюк переживал из-за улетевшего поплавка. Обманчиво длинный солнечный день, едва стеснённый бледными сумерками, убаюкал и заманил в ловушку.

Анипа попятилась. Споткнулась о кочку и, неуклюже расставив руки, села прямиком в лужу. Намочила штаны и помяла ягоды, сложенные в мешок из тюленьей кожи. Немигающими глазами уставилась на возвышавшуюся над ней Чёрную гору.

— Ой… — простонал Матыхлюк.

Они не заметили, как отклонились к Евражьей поляне, приблизились к извитому руслу страшного Каменистого ручья и добрели до предгорья Чёрной горы. Ни птиц, ни заблудшей лисицы или полёвки. Чёрная гора отпугивала всё живое. Поднимись на её вершину, перевали через мрачный гребень — и не найдёшь обратного пути. Когда окажешься по ту сторону Чёрной горы, как ни встань, она будет у тебя за спиной. Закутает в туман и напустит морок такой силы, что всякий раз, пытаясь к ней вернуться, будешь от неё отдаляться, глубже заходить в гиблые Чёрные земли, в самое сердце Скрытого места.

Анипа стряхнула страх.

Нужно действовать. Немедленно. Пока не поздно.

Анипа вскочила. Кинулась искать веточку, листочек — что-нибудь! — только бы отшвырнуть про́клятый камень и больше к нему не прикасаться. Ничего подходящего не нашла. Сорвала с плеч мешок с дикоросами, запуталась в ремнях и взвыла от досады. В отчаянии упала на колени, закричала на камень самым яростным и громким криком, на какой была способна.

Накричавшись, присмирела. Развязала обережной мешочек, сшитый из двух оленьих ушей, и отобрала лучшие бусины — самые крупные, прежде бывшие зубами молодого моржа и выточенные для Анипы папой. Вслух обратилась к хозяину предгорья, умоляя простить её с братом за то, что они нарушили его мертвенный покой. Положила три бусины возле про́клятого камня. Одолев мимолётное сомнение, добавила к ним беленький птичий клювик.

Матыхлюк, ошеломлённый, наблюдал за сестрой. Не пошевелился, когда она позвала его прочь от Чёрной горы. Анипа схватила брата за руку и силой потащила за собой. Вспомнила об испачканных пальцах и принялась тереть их пучком травы. Не помогло. Тогда Анипа заметалась в поисках лужи, но кочки, как назло, всюду попадались сухие. Закружившись, услышала, как её дрожащим голосом окрикнул Матыхлюк, и поняла, что постепенно возвращается назад, к Чёрной горе. Морок действовал даже здесь, в предгорье… Анипа вернулась к брату. Достала мешок из моржового желудка — полила руки чистой водой. Оттёрла бурую грязь с пальцев и прошептала Матыхлюку:

— Бежим.

Из-за горы, из глубин Скрытого места, донёсся шипящий нарастающий гул. Хлестнул ветер. В воздух вновь поднялась травяная пыль. Хозяин предгорья не удовлетворился бусинами и клювиком. Он жаждал крови.

— Бежим! — не выпуская руки брата, повторила Анипа.

Гул и ветер преследовали их, нагоняли грозовым накатом, толкали в спину, норовили опрокинуть. Ноги подворачивались на кочках, Анипа и Матыхлюк падали, но помогали друг другу встать и мчались дальше. Только не оглядываться! Что бы там позади ни происходило, Анипа не хотела этого видеть. Рядом, задорно подпрыгивая, пролетел нерпичий поплавок. Напрасная уловка. Если брат и заметил его, то не подал виду. Свободной рукой Матыхлюк зажал ухо. Наклонив голову, спрятал глаза от ослепляющего ветра.

Анипа сквозь слёзы высматривала путь, боялась, что в желтоватой взвеси вновь обнаружит силуэт лукавой горы, однако впереди открывался привычный простор Тихого дола. Бежать становилось проще. Ветер слабел. Таинственный гул рассеивался и вскоре стал неразличимым.

Добравшись до знакомых холмов и убедившись, что Каменистый ручей далеко позади, Анипа и Матыхлюк остановились отдышаться и привести в порядок сбившуюся одежду.

— Мы были близко, — улыбнулась Анипа.

— Да, ещё чуть-чуть, и…

— …и всё! Никаких тебе водорослей и никакого моржового жира.

Анипа заглянула в мешок с дикоросами. Увидела страшную грязюху из перемешанных растений. Показала её брату, и вместе они рассмеялись, до того нелепо выглядела их добыча.

— Я же обещала толкушу!

— И готовить не надо!

Матыхлюк, не удержавшись на зыбкой кочке, повалился на спину. Анипа, смеясь, опустилась рядом с ним. Устав от веселья, посерьёзнела и осмотрела ладони не перестававшего хихикать брата. Следов от злосчастного камня не нашла.

— Пора возвращаться.

Анипа и Матыхлюк отправились прямиком к Ворчливому ручью. Ни словом не обмолвились об утерянном поплавке и томившихся под прибрежной галькой рыбьих головах. Перейдя ручей, побежали и не останавливались до самого стойбища.

Глава вторая. В брюхе у кита

Анипа говорила себе, что живёт в брюхе у кита, ведь землянки стойбища Нунавак были построены из китовых костей, добытых в те далёкие годы, когда Каменистый ручей ещё не пробил русло через Евражью поляну, а Прячущиеся озёра стояли полноводные и не исчезали даже в сухие месяцы. Сама Анипа не видела, но папа рассказывал и она представляла, как её предки крепили на склоне ещё не обжитого холма первые столбы из нижних китовых челюстей, как ставили между ними цельные китовые черепа и собирали над ними крышу из китовых рёбер, будто из костей разных китов пытались слепить одного нового, особенно могучего и грозного, способного защитить людей от ветра и дождя. Прорехи в костяных стенах предки Анипы заделывали китовыми позвонками и обычными камнями, снаружи присыпа́ли землёй, а крышу обкладывали толстыми кусками дернины, позволяя своему созданию обрасти мясом, жиром, шкурой, и оно оживало, а зимой было видно, как оно дышит: из отдушины на крыше выходил дым от горевших в землянке жирников. Летом отдушина превращалась в дополнительный вход — по плавниковому стволу с засечками можно было спуститься прямиком в мясной полог, что и сделали Анипа с Матыхлюком, когда, никем не замеченные, вернулись из вылазки в Тихий дол.

Ужас, испытанный под Чёрной горой, едва ослаб, и Анипа не хотела попасться на глаза родителям. Уговорила брата до времени спрятаться на лежанке и помалкивать о про́клятом камне. Анипа первая пробралась в мясной полог, пропитанный тёплым запахом чадящих жирников. За ней бесшумно спустился Матыхлюк. Здесь, в брюхе спящего кита, Анипа почувствовала себя в безопасности. Знала, что сюда не доберётся ни одно из уродливых созданий Скрытого места — никакие уловки и наваждения не помогут им пройти мимо оберегов, упрятанных в стену древними охотниками и сохранивших силу по сей день.

За два года родители преобразили землянку, изгнали следы запустения и возвратили ей жилой вид. Когда Утатаун, папа Анипы, в позапрошлом году покинул летнее кочевье и, спасаясь от беды, привёл аглюхтугмит в Нунавак, их встретили пять захудалых землянок, соединённых узенькой, едва приметной тропинкой. Две нижние, с обвалившейся крышей, пустовали и сейчас. В новое стойбище с папой пришли столько человек, сколько у Анипы пальцев на руках, и ещё один. Трёх укрытий им вполне хватило. А ведь когда-то, по рассказам старика Айвыхака, Анипе не хватило бы пальцев на руках и ногах, чтобы посчитать всех аглюхтугмит. Не помогли бы и пальцы брата. И пальцы мамы с папой. Их род был большим, славился мужчинами, бившими кита, и женщинами, украшенными множеством чёрных полос. К ним с почтением относились и другие береговые люди, и люди оленные. Аглюхтугмит устраивали празднества, отзвуки которых достигали Верхнего и Нижнего миров.

— Так, говорят, было… — вздыхал Айвыхак. — Но было давно. Только старики и помнят.

Анипа выглянула в узкий летний проход. Возле малого очага никого не обнаружила — летом им пользовались редко, предпочитали работать у открытого большого очага с другой стороны землянки, — поэтому смело скользнула вдоль стенки и махнула Матыхлюку. Вместе они, осторожно ступая по каменным пластинам пола, перебрались в затенённый спальный полог, где Анипа жила со своим мужем. Сняли с себя мокрую одежду, вывесили её на сушильную треногу и шагнули к лежанке, чтобы переодеться в сухое, но маме потребовалась горстка жира из запасника — она пришла за ним и остановилась в проёме.

Канульга, мама Анипы, была высокой и сильной: без посторонней помощи снимала с санок убитую нерпу, ворочала валуны и растягивала моржовую шкуру так, что та звенела при порывах ветра. На входе в землянку она единственная пригибалась, а входной подкоп, сейчас затопленный талыми водами и до зимы прикрытый китовой лопаткой, папа прошлой осенью расширил и немножко углубил, чтобы маме не передвигаться по нему на коленях. Бабушка Стулык с гордостью говорила, что прежде в их роду таких женщин не было. Однако догадливостью мама не отличалась — могла не заметить странного поведения детей. Анипа улыбнулась и протянула ей мешок с перемешенными ягодами и растениями.

— Я упала, и всё помялось.

Анипа посмотрела на брата, попыталась взглядом внушить ему, что в сущности говорит правду.

— Но завтра я пойду и… постараюсь не падать.

Канульга рассеянно заглянула в мешок. Анипа не торопила её с ответом. Знала, что маме нужно время. Быстро отвечать она не умела.

Прежде, когда Анипа ещё не родилась, мама была вполне смышлёной, не выделялась ни силой, ни ростом. Всё изменилось после встречи с гнусной старухой из оленных людей. В тот день папа ушёл с мужчинами на охоту, а старуха притворилась несчастной и голодной, попросилась переночевать. Мама накормила старуху моржовым жиром. Увидев на ней изношенные штаны, отдала ей свои новенькие. Старуха якобы в благодарность взялась расчесать маме волосы. Усыпляя Канульгу диковинными напевами, она вела костяным гребнем, а когда мама уснула, срыгнула на пол съеденный жир. Обычная еда старуху не привлекала. Она просунула маме в ухо длинный крючок из моржового клыка, каким ловят навагу, — подцепив, вытащила и съела одну половину мозга. Затем через другое ухо вытащила другую и убежала, оставив маму лежать без чувств.

Утром Канульга проснулась от боли в пустой голове. Руки и ноги не слушались маму, она лишь без толку перекатывалась из стороны в сторону. Без мозга мама поглупела. Даже забыла, как жевать мясо и пить воду. Умерла бы от жажды и голода, но дедушка Кавита позвал говорящего с духами, и тот сразу понял, в чём дело. Он и раньше слышал про старуху, питавшуюся мозгом живых людей. Знал, что она и не человек вовсе, а черве́ц, некогда бывший человеком, но лишившийся души и обречённый скитаться по тундре в непрестанном голоде. По совету того, кто говорит с духами, папа отправился к кочевым людям и привёл от них здоровую олениху; в обмен отдал двух лучших собак — знал, что иного способа спасти маму нет.

Говорящий с духами бил в бубен и просил поддержки у хозяина Верхнего мира, затем убил олениху и бережно вытащил её мозг. Отреза́л от него по маленькому кусочку, разжёвывал и вливал маме через костяную трубочку, через которую обычно надувают нерпичий поплавок, то в одно, то в другое ухо. Когда голова Канульги заполнилась, говорящий с духами оставил её в покое. Приказал связать маму и держать на дне пустовавшей мясной ямы. Олений мозг постепенно загустел, и мама ожила. Ей достались сила и выносливость убитой оленихи, а вот ума убавилось. С тех пор Канульга думала медленно, но, глядя на заробевших детей, молчала слишком долго, и Матыхлюк не выдержал — давясь слезами, бросился к маме, обхватил её руками и во всём ей признался.

Матыхлюк рассказал Канульге, как Чёрная гора подманила его с сестрой, как подсунула им про́клятый камень и как не хотела их отпускать. Путался и придумывал небылицы, вроде круживших над головой воронов — или вороны в самом деле кружили над братом, да только Анипа, ослепнув от страха, не заметила? — а когда рассказывать больше было не о чем, Матыхлюк заодно проболтался про спрятанные на морском берегу рыбьи головы и давнее предложение Анипы тайком подняться до Реки, где видели пятнистого тюленя.

Мама слушала молча и гладила сына по голове. Никто другой не узнал бы о случившемся, но голос и плач Матыхлюка привлекли папу с бабушкой. С ними пришли Акива со своим сыном Тулхи и бездетная Нанук. Матыхлюк вновь поведал о лукавстве Чёрной горы и уже без слёз ответил на бабушкины вопросы. Анипа кивала, подтверждая его слова.

Они с братом достаточно наказали себя испытанным страхом, поэтому их никто не ругал. Папа лишь заметил, что нового поплавка Матыхлюк дождётся не скоро, потом ушёл в большой спальный полог, где последние дни перекладывал пластины пола. С тех пор, как аглюхтугмит переселились в Нунавак, земля под пологом, прогретая огнями жирников, размокла и осела. Утатауну предстояло до первых холодов завалить образовавшиеся углубления камнями и моржовыми костями, а там, где этого было недостаточно, поверх старого слоя пластин положить новый.

Постепенно все разошлись. Анипа хотела разобрать мешок с помявшимися дикоросами, но в мясном пологе к ней привязался Тулхи, сын Акивы и Укуны. Он был старшим из детей в стойбище и охотился на равных с мужчинами. Он стал бы мужем Анипы, если бы папа не привёл к ней Илютака. Тулхи не скрывал досады, что, впрочем, не мешало ему учиться у Илютака охотничьим уловкам и заодно всячески заботиться об Анипе. Вот и сейчас он схватил Анипу за руку и прошептал ей на ухо:

— Не ходи в Тихий дол!

— Не пойду.

— Нельзя! Понимаешь? Неужели ты глупая?

— Нет.

— Хочешь закончить как Амкаун?!

— Не хочу… — Анипа вздрогнула, когда Тулхи назвал маминого брата по имени.

Амкаун пропал почти сразу после того, как папа встретил Илютака и призвал всех покинуть прибрежные скалы, поселиться в отдалении от моря. Прошло два года, но вспоминать брата Канульги и тем более называть его по имени никто не решался. Нет, Анипа не хотела повторить его участь. Мамин брат заботился о ней, катал её, маленькую, на спине, учил мириться с упряжными собаками и по запаху ветра узнавать о приближении холодов. Амкаун брал дочь своей сестры на первый припай — неподвижное раздолье морского льда — и позволял ей наесться мясной ягоды упы до того, как они приносили улов в землянку. Под конец он часто спорил с папой, а потом пропал, как до него пропадали и другие аглюхтугмит.

Остаток дня Анипа с грустью думала об Амкауне и помогала маме. Вместе они отбирали уцелевшие растения из нерпичьего мешка, затем отбивали ивовые корешки — смешав их с моржовым жиром, укладывали в мясную яму для сохранности. Анипа на охоте больше думала об отражении в озёрцах, пренебрегла советом бабушки выкапывать только мягкие, молодые корешки и набрала много лишнего и несъедобного, чем расстроила маму.

Сделав толкушу из помятых и пустивших воду ягод, Анипа с мамой сварили, отжали и вновь сварили листья собранного Канульгой горца. Горец к месяцу береговых лежбищ морского зайца весь зацвёл, и найти подходящие листочки было непросто. Управившись с ними, Анипа с мамой взялись за моржовую шкуру, достаточно пролежавшую в земле и теперь готовую к обработке.

Канульга сказала, что шкура, оставленная на солнце, сделалась бы ломкой. Объяснила, как разложить её на полу, и доверила дочери каменный скребок. Анипа осторожничала, поэтому едва снимала размякший волос. Мама, перехватив руки дочери, показала ей нужную силу нажима, а в довершение сама ещё раз прошлась скребком по шкуре, прежде чем размять её и растянуть жильными ниточками на заранее подготовленных деревянных дугах. Убедившись, что натяжка получилась тугой, Канульга достала маленький женский нож и принялась неторопливо раскалывать шкуру — расслаивать надвое по толщине, нарезая из одной толстой шкуры две тонкие, желтевшие и просвечивавшие на солнце.

Летом охотники запасали мясо на долгую зиму, рассчитывая вернуться к хорошей охоте уже весной, но за последние месяцы они добыли лишь двух моржей. Шкур у мамы, соответственно, тоже было две, и она побоялась поручить их расколку дочери — отложила обучение до изобильных дней, когда парочка дырок, проделанных неопытной рукой, окажутся нестрашными. Анипа не спорила. Взволнованная, она бы и сама не доверила себе столь кропотливую работу. К тому же Анипу не отпускали воспоминания о пропавшем Амкауне.

— Добрая шкура, — приговаривала Канульга. — Крепкая, мягкая. Такая бывает у беременных. Их и надо бить. Моржихи, когда беременные, не дерутся, и ран у них почти нет. Видишь, как идёт? Вот, посмотри, как я держу нож.

Анипа безучастно кивала. Мама не замечала её рассеянности и продолжала вести нож. Анипа, сидя на полу, откинулась спиной к бугристой стене мясного полога, уткнулась головой в снеговую лопату, стоявшую тут без дела, и мыслями вернулась в день, когда видела маминого брата в последний раз. К тому времени они с папой наговорились до тошноты и спорили молча. Амкаун усаживался перед Утатауном и смотрел на него с вызовом, а папа отвечал упрямством во взгляде. Они наперёд знали, что именно услышат, если захотят говорить вслух, и довольствовались тем, что своим видом беззвучно напоминали друг другу не раз произнесённые слова. Анипа тогда не понимала, чего добивается каждый из них, но хотела, чтобы противостояние Амкауна и Утатауна прекратилось. Затаившись, наблюдала за ними. Мамин брат злился, а потом ушёл и больше не возвращался.

Тот год выдался голодным. Морской зверь обходил охотников стороной. Если и показывался, то уворачивался от копий и гарпунов. Или срывался и опускался на дно прежде, чем охотники успевали его добить. Так и сейчас. От моря Утатаун, Илютак, Акива и его сын Тулхи возвращались с пустыми руками. Два моржа — скудная добыча.

Аглюхтугмит вынужденно охотились на суше. Болтушка Укуна плела силки из нитей старого китового уса, отчего всё лето ходила с обколотыми руками. Мужчины ставили силки в Месте, где ломаются нарты, и за Медвежьим логом. Чтобы не выдать себя, костяной лопаточкой старательно затирали за собой следы. Ловили и приносили в Нунавак куропаток. Женщины среза́ли с их ножек мясо, толкли его вперемешку с моржовым жиром. Разделывали птиц, чистили рыбу. Свежевали и варили евражек, а евражьим мясом кормили собак. Женской охотой занялась даже бабушка Стулык, обычно почти не покидавшая стойбище и подолгу судачившая с бездетной Нанук. Никто и не думал пренебрегать помощью детей, и Анипа знала, что завтра с Матыхлюком вновь отправится за ягодами и корешками, но уйдёт к Месту, где рассеивается туман.

Как и два года назад, страх перед зимним голодом всюду сопровождал аглюхтугмит, однако не отвлекал их от привычных дел. Папа возился с каменными пластинами пола. Илютак перетаскивал разобранные большие сани — нарту — и мирился с мешавшимся под ногами Матыхлюком. От нижней жилой землянки доносился смех Укуны. Собаки скучали — зарылись в ямки и сонно наблюдали за хлопотливыми Акивой и Тулхи. Светло-коричневые и рыжеватые, с особенно длинной шерстью на хвосте и шее, собаки сливались с рыхлой землёй, но выдавали себя подвижными стоячими ушками.

По узкой, местами осы́павшейся тропинке ковылял дедушка Кавита. Он едва шёл и опирался на костяную палку, словно старый морж на каменистом берегу, вынужденный рывками переставлять слабые ласты и на клыках подтягивать неуклюжее тело. В основании холма тропинка закладывала широкие петли, огибала скальные выступы, проходила между двумя заброшенными землянками, затем становилась более отвесной, наконец короткими крутыми петлями обхватывала три жилые землянки и уводила на вершину холма. Дедушке следовало беречь больные ноги, однако он через боль метался по всей тропинке.

— Ну почему?! — пытаясь настичь Утатауна, сокрушался Кавита. — А?! Неужели сложно? Не представляешь, каково мне… Я лечь не могу, встать не могу, мне сидеть тяжело!

Утатаун, в своё время согласившись жить с Канульгой, заменил дедушке сына, но помочь ему отказывался. Избегал дедушку, а застигнутый им, качал головой и обещал привести в стойбище того, кто говорит с духами.

Когда Анипа была маленькой, дедушка сменил имя в надежде обхитрить терзавших его злых духов — стал Кавитой, а прошлое имя забыл и другим запретил произносить вслух. Злые духи оказались умными, не отступили, а в наказание за хитрость терзали дедушку ещё сильнее. Он стонал по ночам, в непогоду весь день лежал в землянке. Анипа жалела дедушку, но помочь ему, в отличие от Утатауна, не могла.

Папе вообще не давали покоя. Вот и старик Айвыхак докучал ему разговорами о неизбежном переселении, повторял, что жить в Нунаваке опасно.

— Море нас не кормит! — настаивал Айвыхак. — И здесь тревожно. Слишком близко к Чёрной горе! Поднимемся за Стылый гребень, пересечём Место, где злятся старые волки. Уйдём дальше самых дальних земель! Там найдём иные воды. А если повезёт, достигнем Белого простора.

— Тебе до него не дойти.

— Я думаю не о себе. А Канульга там родит ещё детей. И моя Нанук, глядишь, излечит своё брюхо.

Анипа, прячась за камнями, подслушивала Утатауна с Айвыхаком и боялась, что папа уступит. Не хотела вновь покидать обжитый полог. Подобно белой сове, от которой Анипа получила своё имя, она быстро привыкала к гнезду и меняла его с неохотой. Да и скитаться по тундре с её облаками кровожадного гнуса — удел оленных людей, не береговых.

— Поговорим позже, — отвечал Утатаун.

Белый простор его не соблазнял. Папа предпочитал освоиться здесь, в Нунаваке, хоть отчасти и признавал правоту Айвыхака: они поселились в опасной близости от Чёрной горы. Тулхи рассказывал Анипе, как в месяц вскрытия рек видел пожирателей у са́мого неба и даже уловил испускаемое ими зловонье. Их дыхание лишает человека воли — окаменев, он не противится, пока из него высасывают душу, не замечает, как становится червецом, обречённым бродить по выжженным полям Чёрных земель. Не зря Утатаун отказался вновь поселиться на берегу — не хотел быть на виду у пожирателей. От слов Тулхи Анипе сделалось не по себе, однако с тех пор, как пропал брат Канульги, в тундре пожиратели не давали о себе знать. Да и Амкаун, если верить ворчанию Стулык, погубил себя по своей же глупости. А если они присмирели, зачем уходить из Нунавака? Здесь хорошо! Разве достойно береговых людей, которых оленные люди называли клыкастыми из-за их любви к моржовым зубам, прятаться, словно перепуганная евражка!

Размышляя о том, зачем пожиратели разбрасывают про́клятые камни, Анипа отправилась на Смотровой гребень. В прошлом году Утатаун каждый день оставлял там кого-нибудь наблюдать за видневшейся вдалеке Чёрной горой. Смотрители без толку торчали на гребне, часто сбегали в расположенный поблизости Нунавак, и после месяца частых пург папа смирился с их небрежением. Анипа спустилась по тропинке, прошла мимо заброшенных землянок и, приободрённая, взбежала на гребень. Вскоре к ней присоединились Матыхлюк и Тулхи.

Сын Укуны притащил копьё, с которым на днях должен был отправиться на охоту, и смешно грозил невидимым пожирателям, обещал точным ударом пронзить их сердца, если у этих пакостных созданий вообще есть сердце. Тулхи, как в бубен, ударял себя кулаком в грудь, в пляске показывал храбрость — до того порывисто, что рассмешил Анипу. Матыхлюк, напротив, сидел присмиревший и боязливо косился в сторону Тихого дола. Его пугало малейшее упоминание о пожирателях. Едва Тулхи, запыхавшись, опустился на траву, Анипа поторопилась успокоить брата. Рассказала ему, как молодая лисичка провалилась под тонкий речной лёд и вымокла. Ей сделалось холодно. Она хвостиком расчистила от снега камень и расстелила на нём свою шкуру. Затем выложила на камень и свои глаза. Ждала, что солнце их подсушит. Да только рядом пролетал ворон и склевал глаза лисички. Она сослепу не нашла шкуру и вскоре заблудилась. Так и замёрзла — голая и безглазая.

Матыхлюк, слушая сестру, хохотал. Заставил её трижды повторить историю лисички, с каждым разом смеялся всё громче, а потом, зажмурившись, изобразил ослеплённую недотёпу: выставил руки и побрёл по гребню. Тулхи в ответ изобразил ворона: на ходу пощипывал Матыхлюка и норовил сорвать с его головы волосок. Затем они обхватили друг друга и в неравной борьбе повалились на землю. На мгновение борьба стала настоящей, Матыхлюк даже затравленно взвизгнул, но вскоре они с Тулхи вновь смеялись и беспечно возились в траве.

Анипа слушала их пыхтение, а сама не сводила глаз с берегов Ворчливого ручья, наблюдала за скользящим по тундре ветром и пальцами трогала опухшие нос и нижнюю губу. Сейчас они зудели чуть меньше. Амкауну понравились бы полосы на её лице. Хотя он и без них называл дочь своей сестры красивой. Где он теперь? Анипа надеялась, что Амкаун мёртв. Лучше умереть и свободно родиться в новом теле, как это сделала далёкая бабушка Кавиты. Незадолго до рождения первенца у Канульги она явилась Стулык во сне и предупредила, что хочет вернуться, попросила назвать младенца своим привычным именем, то есть Анипой, а два года назад далёкая бабушка Кавиты уже в новом теле Анипы опять перебралась в Нунавак, где когда-то провела одну из предыдущих жизней. Да, лучше умереть, чем превратиться в червеца.

Анипа улыбнулась. Ей было хорошо. И только предательское любопытство уводило её мысли туда, за грозную Чёрную гору. Хоть бы глазком взглянуть на Чёрные земли! Спрятавшись за скалами, увидеть пожирателей и обездоленных червецов, а среди них, возможно, Амкауна. Анипа многое отдала бы, чтобы проститься с ним. Или помочь ему обрести покой.

Глава третья. Где Илютак потерял язык

Мама в молодости боялась своего мужа. По совету Стулык на ночь оставалась в нижних штанах и подпоясывалась крепким ремнём из шкуры морского зайца. Если Утатаун ложился к ней, она настораживалась, а почувствовав, как по груди скользит ладонь пока чужого ей человека, переставала дышать. Ладонь опускалась ниже, Утатаун плотнее прижимался к маме, но, когда он просовывал пальцы под верхнюю кромку её штанов, она изо всех сил раздувала живот — и ремень сдавливал ему руку. Пойманный в ловушку, он терялся и не знал, как поступить. Рука затекала и начинала болеть. Утатаун с трудом выдёргивал её и, раздосадованный, отворачивался от мамы.

Канульге нравилось вспоминать те невинные дни. Бабушка Стулык смеялась над рассказом дочери, дедушка Кавита подхватывал её смех, даже Утатаун не сдерживал улыбку. В конце концов он добился своего — навалился на маму и так рванул ремень, что порвал мамины штаны. Канульга признала в нём настоящего мужчину и согласилась его любить.

Сама Анипа, отданная Илютаку и впервые оставленная с ним наедине, хотела повторить мамину уловку. Легла в нижних штанах, подпоясалась и ждала возможности раздуть живот, но Илютак, верный обещанию не трогать жену до тех пор, пока она не станет женщиной, не пытался проникнуть под её ремень. Тихо спал рядом и только случайно, ворочаясь во сне, касался Анипы. Прошло много дней, и Анипе стало обидно. Она будто невзначай прижималась к мужу, обнимала его, ложилась животом ему на руку. Илютак не отвечал взаимностью, и Анипа надеялась, что полосы на носу и подбородке ускорят её взросление.

Утром очередного дня месяца береговых лежбищ морского зайца, едва проснувшись, Анипа ощупала своё лицо. Убедилась, что припухлости нет. Довольная, заторопилась из малого спального полога в полог мясной. Мама помогла дочери собрать еду для Илютака. Скудное угощение — кусочки вяленой груди беременной моржихи, сдобренные ягодами и корешками. На большее рассчитывать было трудно. Илютак, сидя на лежанке у стены, покорно ждал. Анипа, как настоящая жена, накормила его, а затем сняла с сушильной треноги одежду Илютака. Подала ему нижние штаны из нерпичьей кожи, меховые чулки и летнюю обувь. Подождала, пока муж затянет на штанах кожаные ремешки вокруг бёдер и щиколоток, после чего отнесла объедки в мясной полог — сбросила их в угловой костяной свал, отгороженный китовым ребром и куском моржовой шкуры. Сама обошлась без еды и вскарабкалась по плавниковому стволу на крышу землянки, чтобы с высоты приветствовать пробудившийся Нунавак.

Матыхлюк проснулся раньше остальных, сбегал на Смотровой гребень, а теперь носился по вершине стойбищного холма. Охоты сегодня не ожидалось, но брат по привычке следовал наставлениям Утатауна: наблюдал за полётом птиц и движением облаков — знакомился с погодой. Когда-то этим занимался Тулхи, однако он повзрослел и, принятый в охотники, доверил погоду Матыхлюку. Брат примчался к большому очагу и рассказал Утатауну о запахе и направлении ветра, о цвете перьев и высоте полёта гребену́шек, о том, куда летели глупыши, какие они издавали звуки и в каком положении держали крылья. Папа молча выслушал сына, прежде чем отпустить его возиться с охотничьей утварью.

Вокруг каменного очага, окружённого глиняным валиком и обложенного кусками дёрна, собрались все люди Нунавака. Огня не разжигали, без надобности не изводили запас веток и костей, но вполне довольствовались молчащим костровищем. Здесь каждый садился на отдельный китовый позвонок, для удобства сверху присыпанный землёй. Порывы тундрового ветра почти не достигали очага — от него открывался вид на Поминальный холм и Смотровой гребень, однако он был защищён стеной землянки и скалистыми уступами, из-за чего казался упрятанным в неглубокую пещеру.

Два года назад, перебравшись в Нунавак, папа просушил выбранную им землянку — единственную построенную сразу на два спальных полога. Для этого запалил жирники и пробил в стенах дополнительные проёмы. Хотел сделать прямой выход к тропинке, но в лицевой стене обнаружил человеческие кости. В неё издавна был закопан умерший предок Анипы — далёкая бабушка Кавиты или кто-то из её родных. Утатаун позволил дочери подержать череп, возможно, некогда ей принадлежавший. Порадовался, что землянку охраняет столь сильный оберег, возвратил его на место и взялся за соседнюю стену, выбил проход к малому очагу внешнего крытого полога. Не удовлетворившись, перешёл к стене большого спального полога. Одна её опора была целиком, от пола до потолка, составлена из китовых позвонков — в том же порядке, в каком они крепились в хребте живого кита. Утатаун вытащил позвонки и разбросал их вокруг очага вместо камней-сидушек. К зиме он обычно заделывал оба проёма: один закладывал камнями и дёрном, а в другом восстанавливал кладку из позвонков.

Люди Нунавака, собираясь у большого очага, говорили, что забираются на спину кита, призывали остальных не свалиться, когда кит нырнёт, а потом Акива, папа Тулхи, заявил, что в сущности они сидят на стене. Его слова заставили задуматься. Все переводили взгляд от проёма к позвонкам, хмурились, наконец заулыбались и разом захохотали. Смеялись так, что валились на каменные пластины и моржовые лопатки, покрывавшие тут землю. Покраснев, задыхались и насилу глотали воздух, до того невероятной была сама мысль о том, чтобы сидеть на стене землянки, а значит, смотреть на её пол так, будто это он — стена, к которой прислонена отвесная лежанка. То есть спать нужно стоя, жир вываливается из жирника, едва его туда положишь, а переход в мясной полог превращается в отдушину. Чем дольше люди Нунавака крутили эту мысль, а заодно и самих себя в пространстве спального полога, тем неудержимее становилось их веселье. Даже сейчас, два года спустя, на китовые позвонки они усаживались с улыбкой. Серьёзными привычно оставались двое. Нанук и Илютак.

Нанук, дочь Айвыхака, редко улыбалась. Осунувшаяся, с худенькими косами, она выглядела болезненной и старой, хотя могла бы родить ещё одного ребёнка. Нанук потеряла мужа и сына, пробовала опять забеременеть — до переселения к ней заходили мужчины соседних стойбищ, — но её брюхо оставалось безнадёжно холодным. В Нунаваке к ней ходили Утатаун и Илютак. К нынешнему лету Нанук перестала их звать, теперь лишь изредка принимала молодого Тулхи и поглядывала на совсем маленького Матыхлюка. Анипа, лежавшая на крыше и украдкой наблюдавшая за взрослыми, понимала грусть в её глазах. Объяснить поведение серьёзного Илютака было сложнее.

Муж Анипы не отвечал на смешки. Китовые позвонки его не веселили. Корчи Кавиты, тщившегося привлечь внимание Утатауна и напомнить ему о своих больных ногах, не забавляли. Илютак ждал, когда остальные успокоятся, чтобы наконец послушать о задуманной в ближайшие дни охоте. Его участие в обсуждении ограничится жестами и кивками. Этого будет достаточно. Люди Нунавака не всегда угадывали, чего именно добивается Илютак, но в целом улавливали его мысль. Анипа надеялась, что однажды научится понимать мужа лучше других и заменит Илютаку язык, которого он лишился.

Анипа ничего не знала о муже. Где он родился? В каком стойбище жил раньше? Почему поселился с аглюхтугмит и почему не противился, когда они ушли от берега в глубь тундры и прекратили общение с береговыми людьми? Когда потерял язык? Да и как вообще можно его потерять?! Папа привёл Илютака, и тот пообещал охотиться с аглюхтугмит, пока сполна не отблагодарит их за полученную жену. Значит ли это, что однажды Илютак возьмёт Анипу в своё родное стойбище? Утатаун от вопросов дочери отмахивался, а расспрашивать мужа Анипа не решалась. Боялась, что муж разозлится и не ответит. А если ответит, то она не поймёт жестов, и Илютак точно разозлится.

Многие поначалу сторонились Илютака. Маленький Матыхлюк боялся оставаться с ним наедине, а бабушка Стулык и дедушка Кавита в его присутствии шептались. Сейчас они привыкли к Илютаку и называли его хорошим охотником, но тогда их поведение настораживало Анипу. Она во всём винила себя, думала: муж молчит, потому что недоволен женой. Потом заметила, как странно он жуёт. Будто ему что-то мешало. Анипа, позабыв осторожность, до того пристально наблюдала за движением губ и челюстей Илютака, что однажды он схватил её за плечи и, сглотнув остатки еды, широко раскрыл рот, словно готовился вслед за куском нерпичьего жира проглотить Анипу или, подобно пожирателю, высосать из неё душу. Анипа до того испугалась, что описалась. Не сразу разглядела, что во рту у мужа вместо языка — бордовый обрубок. Над обрубком никто не подшучивал, а вот над тем, как Анипа описалась, мама и брат смеялись в голос. Она сама им призналась. Наверное, иногда хорошо жить без языка — не сболтнёшь того, о чём пожалеешь.

Тот год запомнился Анипе. Дело не только в Илютаке. Случилось слишком уж много необычного. Зима была голодной. Охотники ждали первых полыней, чтобы идти на морского зайца, но ожидание затягивалось. Ушли трое стариков с одним младенцем. Папа, обессиленный, ругался с Амкауном. Анипа с братом жевали размоченные в воде ремни, слизывали с камня растёртые рыбьи кости, и брат не переставая плакал. Наконец появился Илютак, пропал Амкаун, а чуть позже папа, не дождавшись вскрытия льдов, увёл мужчин на припай и вернулся с добычей. Обычно мужчины хвалились, в плясках показывали, как именно добыли зверя, и забавлялись собственным хвастовством, и сытый смех был им в радость, а тут ни папа, ни Акива, ни кто-либо ещё и словом не обмолвился об удачной вылазке. Охотники молчали не хуже безъязыкого Илютака.

На этом странности не прекратились. Папа позвал аглюхтугмит бросить береговое кочевье Наскук и переселиться в тундру, на всеми позабытый и облюбованный гнусом стойбищный холм, где когда-то жили предки Анипы. Утатаун во сне увидел предсказание новых бед и заявил, что, оставшись на месте, аглюхтугмит умрут, а удачная охота, спасшая их от голода, не повторится. Двое мужчин с жёнами и детьми предпочли сбежать к другим береговым людям — Анипа с того дня о беглецах не слышала, — остальные, жалкая горстка аглюхтугмит, доверились папе и оказались здесь, в Нунаваке.

Переход от летнего кочевья дался им тяжело. Анипа не понимала, к чему торопиться и почему не переждать до первого снега, чтобы нагрузить поклажей нарту и доверить перевозку собакам. На нарту лёг бы и Кавита. Переселение в Нунавак окончательно испортило ему здоровье. Он шёл налегке, однако едва добрался до стойбища и остаток лета пролежал в землянке. Безостановочно стонал, а если не стонал, то ругал своего умершего папу.

Когда Кавита был мальчиком, папа заставлял его плавать в малой лодке: усаживал внутрь, затягивал ремни на обшивке из тюленьих шкур и, убедившись, что вода не попадает в лодку, отталкивал её от берега. Не давал Кавите вернуться, пока тому не становилось совсем плохо. На берег дедушка возвращался с затёкшими ногами и весь обмаранный — не мог долго терпеть и ходил прямо под обшивку. Запах привлёк к нему злых духов. Повзрослев, он лучше других охотников управлялся с малой лодкой и, расхаживая по морю, добыл немало нерп и морских зайцев, зато к старости с трудом передвигался по суше. В последний год болезнь — влажные хрупы и отёки — поднялась от колен к локтям и запястьям, сделав Кавиту беспомощным. К тому же у него укоротились и распухли пальцы. Отвадить докучавших ему злых духов не сумел даже щенок Волчицы, единственной суки Нунавака. Зимой, в луночный месяц, бабушка Стулык умертвила щенка на родовом камне в большом спальном пологе, а его дымящиеся теплом кишки разложила на снегу у землянки. Дедушка дважды переступил через них, однако от болезни не излечился.

Аглюхтугмит привыкли к стонам Кавиты и к тому, что он молит Утатауна о помощи. Вот и сейчас, устроившись на китовых позвонках, они не обращали на дедушку внимания — говорили о предстоявшей вылазке в море, обсуждали запасы еды в мясных ямах и протёртую обшивку их старенькой лодки, собранной из плавникового дерева, гибких ременных связей и китового уса. Анипа с крыши наблюдала за взрослыми, а потом к ней присоединился Матыхлюк, и толком послушать охотников не удалось.

Брат лёг рядом и принялся сучить ногами, переваливаться с боку на бок. Поймав недовольный взгляд сестры, захихикал и всем видом показал, что скрывает от неё нечто невообразимое.

— Ну чего ты? — не выдержала Анипа.

Матыхлюк скривился и промолчал. Анипа, раздосадованная, ущипнула его за щёку, отчего брат захихикал громче. Пришлось зажать ему рот ладонью, чтобы не мешать сидевшим внизу взрослым. Наконец Матыхлюк прошептал, что они с Тулхи идут на вершину стойбищного холма — с утра пили много воды и терпели, а теперь готовились выяснить, кто дальше пустит струю. Вскочив, Матыхлюк помчался к отдушине. С грохотом спустился в мясной полог, откуда выскочил к тропинке.

Анипе захотелось посмотреть на состязание Матыхлюка с Тулхи. Она не сомневалась, что сын Акивы брызнет дальше, ведь он старше, однако зрелище обещало быть весёлым. Всё лучше, чем внимать причитаниям Кавиты, предложениям Айвыхака отправиться к Белому простору и жалобам Стулык на то, что злые духи и в Нунаваке обрекли аглюхтугмит на голодную зиму.

Раззадорившись, Анипа бросилась за братом. Нагнала его на вершине холма. Тулхи отругал Матыхлюка за долгую отлучку, но зрителю явно обрадовался. К их появлению Тулхи провёл ограничительную полосу и разложил за ней два ряда камней; в каждом ряду — по столько отметок, сколько пальцев на руке, а последняя из них так далеко, что и взрослому не дотянуться.

Боясь обмочиться, Матыхлюк переступал с ноги на ногу, мялся, гнулся и от нетерпения завывал диким волчонком. Анипа просила его не торопиться — следила за соблюдением правил, которые тут же и придумывала: требовала стоять ровно, не заступать за полосу, не смеяться, не поддавливать живот. Придирками она быстро всех утомила. Матыхлюк и Тулхи зашикали на неё и чуть было не прогнали. Анипа удовольствовалась тем, что ей разрешили определить победителя.

Матыхлюк и Тулхи задрали кухлянки, подождали, пока утихнет косой ветер, и пустили струю. От напряжения и желания победить оба привстали на цыпочки и выгнулись вперёд. Матыхлюк невольно переступил полосу. Это ему не помогло. Тулхи дотянулся до четвёртого камня. Матыхлюк потом тщился отыскать хотя бы маленькое пятнышко мочи на соседнем камне в своём ряду, но случайные брызги были заметны лишь на второй отметке.

Хоть какое-то веселье! Этим летом в Нунаваке отказались от празднеств и даже не подбрасывали друг друга на моржовой шкуре — в прошлом году дольше всех на ногах продержался Утатаун, а мама и не состязалась. Её бы и подкинуть по-настоящему никто не сумел.

— Плохой из тебя охотник, — рассмеялся Тулхи.

— Съешь свою добычу! — ответил ему Матыхлюк и ногой катнул камень. — И зубы не сломай, а то будешь как Акива.

Анипе и Тулхи понравилось, что Матыхлюк злится. На обратном пути они поддразнивали его, наперебой давали ему советы, как дотянуться хотя бы до третьей отметки. Затем Тулхи убежал рыбачить к Ворчливому ручью, а Анипа повела брата проведать собак, прежде чем отправиться на женскую охоту.

Взрослые разошлись по стойбищу, у большого очага осталась одна Канульга. Убедившись, что ничего съестного им не перепадёт, Анипа и Матыхлюк обогнули землянку и сели у ямки с дремавшим Блошиком — братом щенка, которого прошлой зимой умертвили для дедушки Кавиты. Анипа любила Блошика и тогда испугалась, что Стулык заберёт и его, раз уж кишки первого щенка не помогли, но в Нунаваке старались держать сразу шестерых собак для упряжки, и Блошика никто не тронул. Вообще Айвыхак говорил, что молодых собак нельзя гонять наравне с остальными — загнанные, они не проживут и нескольких лет. Нужда заставляла Утатауна запрягать в нарту всех без исключения.

Анипа и Матыхлюк гладили Блошика, его заострённую мордочку с широким лбом. Посмеиваясь, следили, как от воодушевления у него закручивается и без того изогнутый кверху хвост. Блошик отвечал довольным рычанием, но глаза не открывал. Знал, что кормить его не будут. Хотя, конечно, не отказался бы от отвара моржового мяса с комочками свернувшейся крови. Собак и раньше в летние месяцы кормили не чаще одного раза в два-три дня, а по нынешнему времени они порой ждали кормёжку ещё дольше.

— Думаешь, нам повезёт? — тихонько спросил Матыхлюк. — Как тогда, помнишь? Брат мамы пропал, а папа с охотниками привёз нерп и моржей. Я никогда не видел столько мяса сразу. Ну если только в мясной яме.

— Не знаю, — призналась Анипа.

— А хорошо бы. И зимой опять будет весело. Не хочу сидеть в темноте.

— Да, жирник — едок не хуже собаки.

Анипа потрепала Блошика за ушко, пообещала ему принести с охоты что-нибудь съедобное, хотя бы мышку, и уже поднималась на ноги, когда заметила, как из-за Смотрового гребня к стойбищному холму мчится Тулхи.

— Чего это он? — Матыхлюк тоже увидел сына Акивы.

Анипа почувствовала холод в груди. Опять опустилась на землю. Слишком быстро бежал Тулхи. И слишком неожиданно он возвратился, ведь едва вышел из Нунавака и явно не добрался даже до ручья. И где его мешок? Куда подевалась удочка? Где копьё, с которым Тулхи не расставался?

Это Анипа виновата. Она навлекла на стойбище беду.

Тулхи бежал молча, поднимая в воздух травяную пыль, прыжками одолевал валуны и овраги. Кухлянка на нём задралась, из-под неё выглядывал белый живот.

Виновата, потому что по глупости забрела к предгорью Чёрной горы и не предложила его хозяину ничего, кроме бусин и клювика.

Навстречу Тулхи бросился Утатаун. В соседней землянке раздался тревожный голос Укуны.

Виновата, потому что позволила брату поднять с земли про́клятый камень, сама держала его в руках и не сразу догадалась смыть бурую грязь с пальцев.

Анипа до крови прикусила нижнюю губу. Матыхлюк прижался к Блошику, словно щенок мог спасти его от пожирателей. Ведь именно пожирателей Тулхи увидел там, за Смотровым гребнем. Именно их приближение напугало его и заставило нестись в стойбище. Пожиратели объявились в Тихом доле и теперь шли сюда, в Нунавак, — по следу, оставленному Анипой.

Растерянная и напуганная, она не заметила, как к ней подскочил Илютак. Муж рывком поднял Анипу и потащил её в землянку. За ними устремилась и Канульга, забросившая Матыхлюка себе на плечо. Нужно было спрятаться, пока пожиратели не добрались до стойбища.

Глава четвёртая. Пляска Белой совы

Пожиратели не брезговали ни больным, ни старым человеком, ни ребёнком. Высасывали их души с наслаждением, причмокивая, как сами дети порой высасывают прохладную гущину из крупных нерпичьих глазок. Анипа с грустью подумала, что в последний раз Утатаун приносил глаза нерпы больше года назад. Она бы не отказалась на прощание разделить парочку с Матыхлюком. Неужели им никогда не попробовать китовой кожи? Не напиться ягодной воды, смешанной с кровью молодого моржа? Не вдохнуть морской запах сайки, сваренной с тюленьим жиром? Анипа сглотнула пустую слюну и удивилась собственной глупости: разве можно сейчас думать о еде?! Став червецом, она познает подлинный голод, и других мыслей у неё не останется. Червецы не помнят родства, забывают собственное имя, в звучании которого раньше оживали их дальние предки. Они лишь в остервенении мечутся по тундре в надежде раздобыть человеческий мозг.

Анипа протянула руку и под ворохом одежды нащупала плечо брата. Матыхлюк был рядом. Это успокаивало. Мама спрятала их на лежанке в большом спальном пологе, прикрыла зимними кухлянками, штанами и дождевиками из моржовых кишок, запретила высовываться наружу, а сама ушла. В отличие от детей, взрослые могли сопротивляться пожирателям. Старик Айвыхак рассказывал, как береговые люди иногда выходили против них с копьями, как гнали их прочь от стойбищ. Правда, пожиратели возвращались и обрушивали на людей всю силу своего гнева — ломали утварь, вытаптывали очаги, изводили собак.

Блошик! Он ведь тоже ребёнок. Анипа прежде не задумывалась, как пожиратели поступают с щенками. Высасывают их души? Или просто убивают? Почему мама не привела Блошика в землянку? Вот бы тот догадался убежать из Нунавака! Он знал тропку возле Поминального холма, мог бы затаиться где-нибудь в Месте, где рассеивается туман, и там переждать беду. К счастью, охотники летом не привязывали собак, лишь Акива сажал на привязь Хвоста, если тот становился чересчур игривым и настырно лез под руку.

Анипа поборола желание выскочить из землянки за щенком. Мама велела прятаться. Не открывать глаза. Зажимать уши руками. Не шевелиться. И ждать, когда вернутся родители, пусть бы ожидание затянулось на весь день. Хорошо, что Матыхлюк, состязаясь с Тулхи, пописал, иначе обмочил бы папину кухлянку. Анипа усмехнулась, и страх отчасти отступил. Его опять сменило чувство вины за недавнюю прогулку под Чёрной горой.

Кровь на прокушенной нижней губе загустела. Анипа сковырнула мягкую корочку. Ощупала ранку и поднесла пальцы к глазам. Солнечный свет проникал в спальный полог через проём в стене, но лежанка — земляная насыпь, утоптанная и затянутая моржовыми шкурами, — располагалась в неосвещённом углу. Под ворохом одежды было совсем темно, и Анипа не разглядела крови. Вновь потрогала ранку, испугавшись, что та повредит чёрным полосам, потом заскучала.

Может, Тулхи что-то напутал? Увидел медведя, росомаху или оленных людей, обычно сюда не забредавших, и принял их за пожирателей? Анипа прислушалась. Ничего. Ни криков, ни грохота. Беспредельная тишина, накрывшая стойбище. Нунавак, кажется, не беспокоили даже порывы ветра.

— Эй… — Анипа позвала брата.

Матыхлюк не ответил. Он, конечно, лежал зажав уши. Ни любопытство, ни боль не заставят его отнять руки от головы. Анипа опять дотянулась до брата, пощекотала его под мышкой, затем ущипнула. Матыхлюк дёрнул ногой — угодил сестре в колено и продолжал озлобленно брыкаться, пока она не отстала.

— Эй! — шёпотом возмутилась Анипа.

Улыбнувшись, подползла к брату. Хотела в отместку укусить его за шею, но тут уловила странный запах. В землянку будто напустили дым. Он проникал через наваленную на детей одежду, становился всё более густым. В горле запершило. Матыхлюк подавился сдавленным кашлем. Побоялся звуками привлечь к себе внимание, но стерпеть зловонья не смог и весь закрутился на месте, стараясь закопаться в лежанку. Анипа его больше не донимала. Тулхи не ошибся. Пожиратели добрались до Нунавака. И они были уже близко.

Анипа зажмурилась. Прежде чем она успела придавить уши ладонями, под стойбищем громыхнул гром. Страшный сухой гром, не похожий на тот, каким дышат грозовые тучи. Да и в солнечный день над тундрой не было облаков, а звук пришёл от склонов Смотрового гребня.

Следом раздался крик.

Громкий крик о помощи.

Анипа почувствовала себя беззубым моржонком, заприметившим косаток и больше напуганным хлопотами взрослых, чем приближением хищников, о безжалостности которых он знает только понаслышке. От них не спасут ни отвага клыкастых самцов-шишкарей, ни забота раздобревших самок. Спасёт лишь берег, однако он далеко, а моржонок в море и беззащитен. Кавита рассказывал, что люди научились хлопать по воде пластинами китового уса шириной в две ладони, и моржи, уверенные, что это хвостовыми плавниками хлопают косатки, опускали головы — ждали нападения снизу. Охотники подкрадывались к ним в малых лодках, сверху беспрепятственно били их гарпунами и копьями. Матыхлюк слушал дедушку и восторгался находчивостью людей, Анипа его восторг разделяла, а сейчас впервые пожалела обманутых моржей.

Анипа ладонями обхватила затылок, сдавила голову предплечьями, вся скукожилась и попробовала ещё глубже спрятаться под наваленными на неё кухлянками и дождевиками. Докопалась до моржовой шкуры, закрутилась в неё, оголила под собой прослойку старого мха. За годы он слежался и стал твёрдым, как укрытая им земляная насыпь. Здесь спали, отсиживались в непогоду и веселили друг друга не одно поколение предков Анипы. Возможно, и далёкая бабушка Кавиты — Белая сова — в детстве лежала именно тут, на этом самом месте. Анипа уткнулась в мох носом, будто могла почувствовать запах Белой совы и так защитить себя от зловонья, из-за которого во рту скопилась горькая слюна. Анипа тихонько зашептала слова из пляски Белой совы:

За Чёрной горой не спит пожиратель,

он ищет Белую сову.

Он её никогда не найдёт.

Сова летит над темнеющей тундрой,

и тень не выдаст её пути.

Анипа представила, как пляшет с далёкой бабушкой Кавиты. Подумала, что при желании вернётся в её тело — обратится Белой совой, чьи кости таились в лицевой стене землянки. Поднимется с лежанки и поначалу не заметит перемен. Тот же спальный полог под надёжной крышей из китовых рёбер и челюстей. Сушильная тренога с развешанными на ней чулками, камлейками и набедренниками. Разобранные санки под потолком и гладкие, будто промятые пластины на полу — мужчины стёрли их, из года в год затачивая о них каменные ножи и наконечники стрел. Всё знакомое, не изменившееся за многие поколения предков Анипы. Они произносили одинаковые слова, надевали неизменные одежды, смеялись общим смехом, а после смерти продолжали жить в схожих телах.

Анипа отойдёт от лежанки, а с ней, повторяя её шаги, пойдут Анипы, в чьих телах она жила прежде. За ногой, словно отражения в мутной воде, потянутся в точности такие же босые ноги. Когда Анипа остановится, они её нагонят и сольются с ней, восстановив потревоженное движением единство. Потребуется время, чтобы привыкнуть к множественности своего тела. Анипа поведёт рукой, наблюдая за дымкой других рук. Многорукая, многоногая и многоголовая, она закружится, играя с наполняющими её Белыми совами, превращаясь в белый ветер, затем успокоится и перестанет обращать внимание на рассеянные отражения. Возьмёт горстку жира, взобьёт её костяной лопаткой и положит на дно глиняного жирника, а на возвышение внутри него высыплет измельчённые стебли сухого мха. Деревянным стерженьком натрёт крохотных углей, от них запалит уже пропитавшийся жиром мох и осветит спальный полог, чтобы рассмотреть его получше.

Анипа обнаружит, что в стене нет проёма, выводящего к большому очагу, под разобранными санями нет родового камня. Но, главное, она будет точно знать, что там, снаружи, нет пожирателей. Они ещё не проведали о береговых людях, не отравили их жизнь. За Чёрной горой не лежит Скрытое место, да и сама гора зовётся иначе, а место за ней считается вполне открытым и доступным. Прежние Белые совы бегали туда за ягодами и дикоросами. Ранними зимами, когда нагонные льды закрывали море до самых дальних вод, именно там косатки выбирались на берег — превращались в волков, уходили охотиться в тундру, а люди издали любовались ими, провожали их, чтобы опять встретить в первые дни весны.

Анипа захочет спуститься со стойбищного холма, пробежаться по привычно желтеющей траве между разбросанными по округе белыми валунами и синеющими оврагами, вольным криком поприветствовать летящих в небе глупышей, не боясь при этом, что её услышат пожиратели или червецы. Однако Анипа остановится у мясного полога и, помедлив, вернётся назад, к лежанке. Протянет руку под сваленные шкуры. Едва коснувшись своего тела, вновь станет дочерью Канульги и Утатауна, а прочие Белые совы покинут её, оставив тревоге нынешнего дня.

— Нет… — выдавила Анипа, против воли пробуждаясь от морока.

Рот свело от протяжного зевка. Под языком скопилась горечь. Уши болели, но Анипа не отнимала от них рук. Не знала, как долго длится её заточение под кухлянками и штанами родителей. А ведь тут были и вещи Стулык, Кавиты, Матыхлюка. Много вещей. Анипа взмокла под ними. Вспомнив о брате, попробовала нащупать его ногой. Запуталась в складках моржовой шкуры, прежде покрывавшей лежанку, а теперь с головой спрятавшей Анипу. Позвала брата шёпотом, но поняла, что не услышит ответа. Тогда прижалась ухом ко мху, высвободила руку. Водила ею по сторонам и наткнулась на разгорячённого Матыхлюка. Схватила его за локоть. Или колено. Отдёрнула руку, языком размазала по своей ладони сухую слюну и вновь коснулась брата. Он не исчез. Значит, настоящий.

Зловонье ушло. Или Анипа привыкла к нему и теперь его не замечала? Попробовала перевернуться на спину, но тяжёлое тело не послушалось. Грудь сдавило тошнотой. Анипа побоялась, что её вырвет. Не открывая глаз и ушей, она прошептала себе, что лежит в брюхе у кита. Пожирателям сюда не пробраться. Они не догадаются искать детей под старыми китовыми рёбрами. Убаюканная собственным шёпотом, Анипа заснула и в самом деле встретила кита. Приглашая зайти внутрь, он приоткрыл пасть. Анипа раздвинула тяжёлую завесу китовых усов, распушённых на кончиках и по краям, с улыбкой заметила застрявших в ней разноцветных рачков. Шла, пока не добралась до землянки в брюхе. Поторопилась к спальному пологу, бросилась на лежанку и утонула в одежде — достигнув мохового дна, вновь увидела приветливо распахнутую китовую пасть, и всё повторилось с начала. Беспрерывная круговерть, уводившая Анипу на самые глубины сновидений.

Проснувшись от жажды, Анипа больше не смогла заснуть. Вспомнила крик о помощи. Он раздался после прихода пожирателей. Кто же кричал? Неужели Укуна? Или Нанук? Уж точно не мама. Не всё ли равно? Аглюхтугмит мертвы. Или превратились в червецов. Анипа с братом остались вдвоём. Что же делать? Бежать к морю, к брошенным пологам летнего кочевья? Или искать Белый простор? Но как его найти, если Анипа не уходила дальше Места, где злятся старые волки? Она не отыщет тропу предков, если только ей не помогут прежние Белые совы — не укажут путь прозрачными следами сотканных из дыма ног… Когда её, беспомощную, поймают пожиратели, Анипа станет последней Белой совой, а Матыхлюк — последним Чёрным вороном. Уж лучше не покидать землянку. Уснуть, чтобы однажды проснуться в новом теле вдалеке отсюда…

Анипа извелась от жажды. Хотела писать. Распаренное тело зудело. По нему словно ползли колючие червячки, и Анипа елозила, мхом расчёсывала плечи и лоб. Матыхлюк тоже не находил себе места. Они вдвоём копошились под одеждами, ударяли друг друга пятками и коленями, постанывали от боли и отчаяния. Анипа боялась, что не сдержит слёз, и опять прикусила без того саднившую губу, но тут на её шею опустилась прохладная ладонь. Анипа повернулась на бок и сквозь сомкнутые веки увидела слабый свет. За ней пришла мама.

Канульга сгребла детей в охапку, прижала к груди и долго не отпускала. Молчала и покачивалась, стоя у разворошённой лежанки, а когда поставила детей на пол, они сами заговорили наперебой в надежде узнать, что же случилось в Нунаваке. Мама пробовала отвечать, но, засыпанная вопросами, потерялась и ограничилась улыбкой.

Выбежав из землянки, Анипа первым делом проведала Блошика. Удивилась, обнаружив щенка беззаботно спящим в ямке у внешнего полога. Он словно и не заметил прихода пожирателей. Неподалёку мирно спал Четырёхглазик. Анипа обхватила его растрёпанную лохматую шею, уткнулась в неё носом. Старенький пёс недовольно заворчал и зевнул, показав красную, пахнущую тёплой влагой пасть. Рассмеявшись, Анипа помчалась по тропинке. За ней устремился и Матыхлюк, на ходу разминавший затёкшие ноги и руки.

Анипа с братом дважды сбегали вверх и вниз — от подножия стойбищного холма до его вершины. Не обнаружили крови или бездыханных тел. Землянки стояли нетронутые, мясные ямы никто не вскрыл. Ни пугающих звуков, ни смрада. Успокоившись и переведя дыхание, Анипа вспомнила, как сильно хочет писать, однако решила потерпеть ещё чуть-чуть и ринулась пересчитывать людей Нунавака. Нашла всех, кроме Утатауна. Испугалась за папу, а потом увидела, как он идёт от Смотрового гребня — должно быть, ходил к Ворчливому ручью убедиться, что опасность миновала.

Анипа попросила папу рассказать о столкновении с пожирателями. Пристала к Акиве, его жене Укуне, дёрнула за рукав Айвыхака и Нанук. Понадеялась, что Илютак жестами покажет, как бросает копьё или швыряет камни. Анипе никто не ответил. Взрослые выглядели непривычно хмурыми. О чём-то тихонько переговаривались, а завидев Анипу, умолкали.

— Это потому что я́ привела пожирателей? — спросила Анипа.

— Ты никого не приводила, — отозвался Утатаун. — Они сами пришли.

— И придут вновь, — добавил Айвыхак.

Анипа растерялась. Почему же аглюхтугмит не хотят рассказать ей и Матыхлюку о случившемся? Почему не радуются победе над пожирателями и шепчутся украдкой, словно боятся, что дети их подслушают? Даже Тулхи избегал Анипу, а когда она поймала его у нижней пустующей землянки, ничего толком не объяснил.

— Ушли, и всё, — буркнул он. — Хорошо, что так. Вы спрятались, и правильно сделали.

— А ты?

— Я уже взрослый, если не заметила.

— А кто кричал? Я слышала, как прогремел гром и… кто-то крикнул, позвал на помощь!

— Тебе следовало крепче зажать уши.

Тулхи говорил грубо и показывал, что торопится на прерванную рыбалку, но в его взгляде Анипа угадывала грусть. Тулхи смотрел на неё с сожалением, и это пугало не меньше, чем его нежелание говорить о пожирателях.

Глава пятая. Стулык ищет чистый рот

Пожирателей иначе называли тугныгаками. Никто точно не знал, откуда они пришли. Одно было известно наверняка: в земли береговых и оленных людей их привёл голод. Поговаривали, что пожиратели родились под заходящим солнцем — там, где трава растёт высоко и поднимается до неба, а жили они в скалах, поднимавшихся ещё выше. Летом вокруг тех скал ложился раскалённый снег и по сугробам ползли ядовитые черви.

Айвыхак впервые увидел пожирателей в детстве. Они выходили из земли, освещали ночь вспышками огненных луков и оглушали всех громоподобным рёвом. Охотники падали замертво прежде, чем успевали метнуть копьё. Тугныгаки раскрывали свою жадную пасть, обдавали зловоньем и обнажали зубы, растущие ряд за рядом до глубоких внутренностей, и до самых плеч заглатывали головы людей, высасывали из них душу. Высосав без остатка, шли дальше, оставляли за собой червецов — опустевшие оболочки несчастных женщин и мужчин.

Голод лишил пожирателей жалости, однако наградил невероятной силой. Забравшись на орла, они летели по небу и грозили хозяину Верхнего мира — он прятался за облаками и так дрожал, что на землю обрушивались губительные ливни. Усевшись на косатку, плыли по волнам и пугали хозяина Нижнего мира — он забивался в расщелины морских глубин и так дрожал, что на поверхность поднимались ужасающие бури. Поймав волка, тугныгаки мчались по тундре, и поспорить с ними не решался даже могучий белый медведь. Их единственной слабостью была подслеповатость, и они не заметили притаившегося в мясной яме тогда ещё маленького Айвыхака.

Подождав, когда ближайший пожиратель повернётся спиной, Айвыхак выскочил из ямы и бросился бежать прочь от разрушенного стойбища. Он три дня бежал по крепкому зимнему насту и ни разу не остановился. Добравшись до реки, упал без чувств. Проспал три дня, а когда проснулся, камнем прорубил прорубь и на ремешок поймал живого младенца. Айвыхак растерялся, не зная, как с ним поступить, но вскоре младенец замёрз, и Айвыхак отломил от него ручку. Съел её. Насытившись, опять побежал. На ходу отламывал от младенца ножки, вторую ручку, наконец съел его без остатка. На пятый день упал и приготовился умереть. Понял, что сам не поднимется, но услышал, как поблизости лают собаки. Из последних сил позвал на помощь и заснул мёртвым сном. Не слышал и не видел, как рядом с ним остановилась нарта.

Папа Кавиты спас Айвыхака. Привёз его, исхудавшего и обмороженного, в стойбище аглюхтугмит и назвал братом Кавиты, тогда свободно стоявшего на здоровых ногах, но уже плававшего в малой лодке не хуже взрослых охотников. С тех пор Айвыхак видел пожирателей лишь издалека. Аглюхтугмит, в отличие от других береговых людей, долгие годы умело прятались от тугныгаков — уподобились оленным людям и жили в кочевьях, переходя с места на место и селясь в отдалении от моря.

Айвыхак иногда рассказывал о тех днях. Вспоминал растерзанных сестёр и бледное лицо мамы, успевшей взглянуть на него прежде, чем угодить к пожирателям. Анипа жадно слушала Айвыхака и толкала в бок Матыхлюка, когда брат пытался перебить старика нелепым вопросом. Разговоры о тугныгаках его пугали, если не удавалось вставить про них какую-нибудь смешную глупость. По словам Айвыхака, они были вдвое выше самого высокого человека. Перед ними даже Канульга показалась бы ребёнком. Их тела́, отчасти покрытые бурой шерстью, белели, как слежавшийся весенний снег, а в глазах светился голубой лёд. Кишки пожирателей неугасимо тлели в раздутом животе, отчего у них из ноздрей и раскрытой пасти шёл серый дым.

— Поэтому они голодные. За день съедают столько, сколько нам с тобой не съесть и за год, а голода не утоляют. Червецы едят мозги и больше ничего не берут, а тугныгаки, если надо, сожрут и землю, и камень. Где поселятся, там всё пропадает, как в Чёрных землях. Они и друг друга жрут, когда особенно голодны.

— И зверя? — спросила Анипа.

— И зверя! Сколько было китов, тюленей, моржей! Где они теперь? Одни кости. Вот и охота плохая. И люди голодают, но наш голод с их голодом не сравнится. Мы-то, если поедим, сытые и счастливые. Радуемся жизни, смеёмся. А тугныгаки не знают ни радости, ни покоя. Проглотят кита, не посмотрят, кто он и откуда, и плывут за следующим.

— Если они столько едят, — воскликнул Матыхлюк, — сколько же они гадят!

— Молчи ты! — Анипа толкнула брата.

— Ну правда! У них там, за Чёрной горой, наверное, холмы из какашек!

— Глупый, — разозлилась Анипа. — Неужели не ясно? У них в животе всё сгорает!

— Значит, какают углями? — не сдался Матыхлюк.

— Это ты какаешь углями, когда наешься голубики! А у них сгорает так, что ничего не остаётся. Вообще!

— Верно, — кивнул Айвыхак. — У пожирателей и ночью в животе бурчит. Кишки тлеют, скрипят, не дают уснуть. Пожиратели не выносят тишины. Им нужно, чтобы вокруг было громко. Поэтому и за душой человека охотятся. Сами от голода всё позабыли, а в наших душах — история: кем мы были, где жили, что видели. Высосанная душа тает, как лёд под летним солнцем, а пока тает, рассказывает свою историю от первых дней. Пожиратели её слушают и на время отвлекаются от бурчания в животе. Если не напьются человеческих душ, спать не могут и очень злятся.

— Что остаётся от души, когда она совсем растает? — тихонько спросила Анипа.

— Ничего. Даже пятнышка. Она исчезает. А червецы без неё ходят пустые внутри. И тот, кто должен был родиться с их душой, уже не родится. Почему, думаешь, Нанук сидит без детей? А сами тугныгаки плодятся. Человеку, чтобы родиться, нужна душа, а у новорождённых тугныгаков заместо души — голод. Голода на всех хватит, он бездонный. Бывает, что тугныгаки уводят живых. Селят их в своих землянках и заставляют день-ночь напролёт петь песни, плясать и бить в бубен. Вот как не любят тишину! Крошат скалы, ломают плавниковое дерево, колотят по земле, только бы заглушить скрипящие кишки. И обвешивают себя про́клятыми камнями, чтобы они на ходу гремели. Идёт пожиратель, или едет на волке, или летит на орле, а его издалека слышно.

— Я видела такой камень. Гладкий, будто обточенный. И пачкается бурой грязью.

— Да… — протянул Айвыхак. — Их много под Чёрной горой. И на берегу, ниже Скалы оголённых клыков. Тугныгаки иногда нарочно их бросают, чтобы человек испачкался, — метят его и выслеживают. Если уж не понял и схватился, надо сразу руку ополоснуть водой, а потом натереть корнем кисличника. А лучше нерпичьим жиром.

— Я ополоснула. Но про корень не знала…

— Ну, пожиратели до нас добрались бы и без тебя. Так что не думай. Но будь умнее.

— А почему… — Анипа не сразу решилась задать вопрос, — почему пожиратели никого не тронули? Здесь, в Нунаваке.

— Утатаун пока хитрее.

— Почему «пока»?

— Надолго его хитрости не хватит. Он не первый. Были и другие хитрецы, да где они? Брат Канульги был не глупее.

С того дня, как пожиратели побывали в стойбище, Анипа ждала, что они вернутся за ней и Матыхлюком. Мучилась от путаных сновидений, часто просыпалась. Не помогали даже объятья Илютака — муж крепко держал её во сне, будто боялся, что она убежит и наделает глупостей. Однако пожиратели не спешили показаться, и страх перед ними постепенно ослаб.

Начался месяц ухода из гнёзд молодых кайр. На берегу, куда Анипа продолжала тайком бегать за водорослями и мелкой рыбёшкой, всюду виднелись чёрно-белые тельца беспокойных птиц. Они жили на недоступной высоте скалистых утёсов, но Тулхи изредка приносил их продолговатые яйца. Недавно кайры, споря за удобные места для будущих гнёзд, оглашали побережье непрестанным гомоном — галдели так, что Анипе становилось дурно, — а сейчас поутихли. Их крики сменились рокотом осеннего наката.

— Ветер пахнет скорым холодом, — сказала Стулык.

Дни стали короче, ночи темнее и тише. Чаще дуло с моря, принося иссиня-чёрные тучи и грозя нагнать к берегу первые пластины хрупкого льда. Реже дуло из тундры, возвращая сухую погоду и позволяя аглюхтугмит готовиться к близкой зиме. Если ночью над стойбищем без устали моргали звёзды, утром из землянок никто не выходил — все знали, что дождевой ветер будет сильный, против него не устоять даже на четвереньках.

Анипа по утрам сучила нитки, носила с речки чистую воду, толкла глину с песком и ходила к Нанук лепить глиняные плошки, училась украшать их, прикладывая к сырым бортикам костяные лопатки. Затем одна или с Укуной убегала к Утиному озеру собирать последние дикоросы, а вечером садилась в большом спальном пологе и вместе с мамой чинила старую одежду. Переселившись в Нунавак, аглюхтугмит не встречались с оленными людьми и вынужденно берегли меховые рукавицы, верхние штаны, кухлянки, на каждую из которых ушло бы сразу две оленьи шкуры. Канульга, сидя на подогнутых ногах, работала молча, без радости или грусти. Не сразу отвечала дочери, если та обращалась к ней с вопросом, изредка застывала над подлатанным чулком и слепо смотрела на свои руки. Жирников не зажигали, оставались в потёмках. Анипа, глядя на маму, вспоминала других Белых сов и завидовала их счастливой жизни в годы, когда никто не знал о пожирателях.

Анипа с ранних лет мечтала носить красивые полосы на лице, хорошо мять, скоблить и колоть моржовые шкуры, варить мясо. Сытно есть и спать в тёплой землянке. Съедать и изнашивать то, что дают море и тундра, а когда придёт время, пригласить свободную душу — родить ребёнка. Разве нужно что-то ещё? Почему же тугныгаки не удовлетворятся подобными мечтами? Что с ними случились? Что пробудило в них вечный голод? Этого не знал даже Айвыхак.

В месяц ухода из гнёзд молодых кайр Матыхлюк незаметно повзрослел. Мог, как и прежде, носиться по стойбищу, смеяться над сказками Анипы, но теперь много времени проводил с охотниками и, подражая Илютаку, выглядел до смешного серьёзным. На днях папа дал ему охотничий ремень с точильным камнем, мотком жильных верёвочек и двумя ножами: первый побольше — деревянный, второй поменьше — каменный. Матыхлюк ходил гордый, не выпускал из рук закидушку с крупными моржовыми зубами и норовил показаться всем в Нунаваке в своём охотничьем обличии. По вечерам Утатаун брал сына на лежанку и рассказывал ему, как поймать морского зайца, как подловить нерпу и загарпунить плывущего моржа. Обещал в месяц белого тумана взять Матыхлюка с собой на лёд и помочь ему добыть первого зверя. Анипа, сидя с мамой на полу, прислушивалась к их разговору. Знала, что её на лёд не позовут, но довольствовалась и тем, что воображала себя охотницей, способной следовать наставлениям Утатауна.

— Когда подплыл, за копьё не хватайся, — поучал папа. — Ранишь моржа, он нырнёт, потом не найдёшь. А если убьёшь, потонет. Что летом, что зимой моржовая туша на воде не держится. Для начала его надо загарпунить. В одной руке — гарпун, в другой — верёвка. Только издалека не бросай, иначе не проткнёшь. Тут сила нужна, шкура-то крепкая.

Матыхлюк повторял за Утатауном. Не сходя с лежанки, изображал, как охотится из лодки, и злился, если в чём-то ошибался, отчего волновался и ошибался вновь. Анипа посмеивалась над братом. Иногда, чтобы позлить его, наперёд отвечала на папины вопросы. Утатаун не обращал на дочь внимания, а Матыхлюк аж пыхтел от недовольства.

Анипа прежде видела, как Илютак готовится к выходу в море, и не меньше брата знала об охотничьей утвари. Могла показать, где у гарпуна древко, вырезанное из ветви плавникового дерева, где костяные головка и колок, а где наконечник из моржового клыка, хорошенько размягчённого в моче и затем обтёсанного до тонких кромок. Анипа слушала, как папа учит Матыхлюка в землянке, подглядывала за ними, когда они выходили к летнему очагу, и вскоре поняла, что наконечник на колке сидит свободно, может ненароком отвалиться, поэтому привязанную к нему верёвку держат с натяжением. Когда же охотник бьёт моржа, гарпун рассекает его шкуру, и тут важно вовремя дёрнуть за верёвку: древко отвалится и упадёт в воду, а наконечник повернётся внутри моржовой туши, намертво застрянет в ране и не выскочит, как бы морж ни крутился, между тем другой конец верёвки останется привязанным к нерпичьему поплавку. Двух поплавков достаточно, чтобы удержать зверя, не дать тому уйти под воду. И когда зверь загарпунен, приходит очередь добойного копья.

— Добить моржа трудно, — говорил Утатаун. — Он и лодку прокусит, и человека подранит. Опасайся его клыков, даже когда думаешь, что убил. Лучше стукни по голове камнем. А если действительно убил, надрежь ему шею и надуй, как надувают поплавок, и веди до берега.

Утатаун отдал сыну старый гарпун, и Матыхлюк спускался к заброшенным землянкам в подножии стойбищного холма — там бил вырезанную из земли и уложенную на камень дернину. Илютак или Акива изредка останавливались понаблюдать за ним. Отвлекались от своих дел и поправляли его неточные движения, показывали, как именно держать верёвку и когда её дёргать, чтобы повернуть высвободившийся наконечник. Анипа просила у брата гарпун — ей и самой хотелось проткнуть парочку воображаемых моржей. Матыхлюк с криком прогонял сестру, а потом, счастливый, прибегал к ней, чтобы похвастать мозолями, оставленными шершавым древком на его ладонях.

Матыхлюк не выпускал из рук гарпун и самостоятельно вытесал два каменных вкладыша — с ними наконечник гарпуна должен был глубже входить в моржовую тушу, однако на морскую охоту его всё равно не взяли. Матыхлюк взвыл от обиды, убежал к Поминальному холму и не вышел проводить охотников. Потом ходил хмурый, понимал, что повёл себя глупо. Недовольный собой, вновь взялся за гарпун и возился с ним, пока совсем не обессилел.

После недавнего появления тугныгаков мужчины не решались надолго покидать Нунавак. Вдали от землянок, лишённые силы оберегов, они сами могли стать добычей, но больше опасались за тех, кого бросали беззащитными на стойбищном холме. Кто поднимет камень или копьё против неуязвимого противника? Чья хитрость помешает пожирателям добраться до детей, женщин и стариков? Едва ли тугныгаков отвадят одинокая Канульга и голодные собаки, которых папа оставил в Нунаваке. Однако рано или поздно охотникам пришлось бы уйти. Пустовавшие мясные ямы не оставили им выбора. Зима предстояла тяжёлая.

Мужчины скрылись за холмами, ограждавшими Ровное место, и Стулык заторопилась к Ворчливому ручью. Позвала с собой Анипу, чтобы она выучила её слова. Разговаривать с духами бабушка не умела, но знала, как усмирить слишком уж ветреную погоду — если осенние накаты опрокинут лодку охотников, Утатаун, Илютак, Акива и Тулхи не вернутся. Береговые люди тонули не хуже убитых моржей.

Стулык, сгорбившись, ходила вдоль ручья. Искала удобное место и вслух ругала себя, будто была худшей из женщин на всю тундру, а больше прочего ругала свой рот, грязный и не способный докричаться до хозяев Верхнего и Нижнего миров. Бабушка пальцами оттягивала себе язык, пачкала его землёй и украдкой поглядывала на Анипу, подмигивала ей, затем принималась с новыми силами поносить себя и укорять в излишней любви к нерпичьему жиру.

— Сколько съела! Пакостный рот, весь развалился! Кто будет его слушать?!

Последние зубы Стулык, как и Кавита с Айвыхаком, потеряла давно, до переселения в Нунавак. А вот Акива решил не дожидаться старости. Ещё до рождения Тулхи он загарпунил и заколол в открытой воде моржа. Подтянул к себе за верёвку и готовился ударить камнем по голове. Если морж не испустил дух, то непременно дёрнет, и верёвку нужно сразу выпустить из рук, иначе тебя опрокинет в море. Акива подумал, что умнее других охотников, и взял её в зубы — сказал себе, что почувствует малейшее движение зверя. К тому же открыть рот проще, чем вовремя разжать кулак. Оказалось, что не проще. Акива остался без части зубов. Но моржа добил и дотянул до берега, а в стойбище, глядя на его косую улыбку, долго не могли оправиться от смеха.

Бабушка продолжала ходить между камнями, ругалась. Опустилась на колени и с громким хлюпом, заставившим Анипу вздрогнуть от отвращения, выплюнула грязный рот прямиком в Ворчливый ручей. Течение подхватило его и унесло прочь, в сторону Прячущихся озёр. Стулык заплакала и вытянула к ручью руки, показывая, что жалеет о своём поступке. Водная старуха сжалилась над ней: пообещала вернуть бабушке рот, а пока одолжила свой, чистый. Стулык поднялась на ноги. Теперь она без труда докричалась до хозяев Верхнего и Нижнего миров. Попросила их заступиться за охотников Нунавака: укротить ветер и ослабить морские накаты.

— Теперь будет хорошо, — заявила бабушка. — Меня услышали. Поняла, как обхитрить Старуху?

— Поняла, — улыбнулась Анипа.

— Делай так, когда есть нужда. И не вздумай оставить рот себе. Обязательно верни. Иначе Старуха разозлится, подстережёт тебя на бродах и утопит. Или зимой откроет под тобой лёд, и ты провалишься. Да и чистый рот тебе ни к чему. Всё равно, как поешь, уже не сможешь говорить ни с морем, ни с небом.

Стулык покорно дождалась Водной старухи. Сплюнула ей взятый на время чистый рот, а в горсти студёной воды приняла свой — грязный. Вернувшись в Нунавак, Анипа забралась на вершину стойбищного холма и прислушалась к ветру. Он действительно притих, а потом вовсе перестал. Охотники спустятся на берег, подойдут к сушилам из китовых челюстей, начнут снимать с них большую лодку — единственную у аглюхтугмит — и удивятся, завидев присмиревшее море. Впрочем, Утатаун догадается, что без уловок Стулык тут не обошлось.

К вечеру похолодало, выпал первый снег и совсем пропал приставучий гнус. Айвыхак сказал, что зима будет ранняя. Анипа посмотрела на Поминальный холм, затем вернулась в землянку и обняла Канульгу. Спать осталась в пологе родителей, не хотела возвращаться на опустевшую лежанку и, прежде чем уснуть, долго прислушивалась к беспокойным стонам дедушки, к сопению бабушки и умиротворяющему дыханию мамы и брата.

Глава шестая. Зелёные сполохи неба

Анипа достаточно слышала о лукавстве пожирателей и не понимала, как Утатаун прогнал их из Нунавака. Намёков на хитрость ей было недостаточно. Раздосадованная, она не находила себе места, а на третий день после нападения тугныгаков — ещё до того, как мужчины собрались на охоту, — любопытство пересилило страх, и Анипа обошла Смотровой гребень. Матыхлюк отказался идти за сестрой и предложил ей, раз уж она такая глупая, не возвращаться в стойбище — бежать до Чёрных земель, там отыскать пожирателей, хорошенько их расспросить и разделить участь Амкауна. Матыхлюк всё равно помчался за Анипой, но прятался за валунами и держался в отдалении. Анипа и сама не знала, чего ищет. Без толку бродила вокруг гребня, заглядывала в овраги, захваченной из Нунавака беговой палкой тыкала во влажные кочки, а потом нашла. Настоящие следы тугныгаков. Никто другой не смог бы оставить после себя ничего подобного.

В земле виднелись ямы-западинки — рытые, глубокие, обсыпанные серым пеплом. Трава вокруг них поникла и почернела. Камни лежали расколотые, а между ними попадались высохшие тушки мёртвых полёвок. Западинки шли в сторону Тихого дола, указывали на Чёрную гору. Анипа ждала, что они приведут её к Ворчливому ручью, однако вскоре следы прекратились. Дальше лежала не тронутая порчей тундра. Идти бродом и продолжать поиски в Тихом доле Анипа побоялась. К тому же знала, что Матыхлюк, не выпускавший сестру из виду, помешает ей — побежит в Нунавак и приведёт обеспокоенных родителей.

Ни про́клятых камней, ни клоков бурой шерсти. Только шесть западинок, довольно внушительных, пугающих и всё же, как представилось Анипе, незначительных.

— А чего ты ждала? — пробурчала она вслух. — Ядовитых червей? Откушенных китовых голов?

— Эй! — Матыхлюк боязливо выглянул из-за валуна. — Ты там с кем?

— С мёртвыми… — начала Анипа и умолкла, не придумав, о каких именно «мёртвых» сказать брату.

Матыхлюк отскочил от валуна и припустил обратно, по тропке в Нунавак. Анипа, смеясь, окрикнула брата. Он и не подумал оборачиваться. Перепугался, будто в самом деле увидел мертвецов. Пришлось закинуть на шею беговую палку, с обоих концов придавить её руками и мчаться за братом, чтобы перехватить его прежде, чем он наболтает лишнего Канульге или Утатауну.

Анипа предположила, что западинками отмечены места недавнего появления тугныгаков. По одной на каждого пожирателя. Трое побольше, двое поменьше, а шестой — совсем маленький, возможно, ребёнок. Такой же голодный и кровожадный, как его родители. Они могли прискакать на волках, прилететь на орлах, но поднялись прямиком из-под земли. Тулхи различил глубинный грохот или увидел, как дрожат камни и вздымаются кочки, — кинулся в Нунавак предупредить всех об опасности. Анипа не сомневалась, что верно поняла обнаруженные следы, и недоумевала, почему папа сам не показал ей западинки, не научил предугадывать нападение тугныгаков. Неужели боялся, что любопытство заведёт её слишком далеко, что она спустится в глубинные ходы пожирателей и, сама того не заметив, проникнет за Чёрную гору? Глупости…

Когда мужчины отправились на морскую охоту, Анипа вспомнила о западинках и решила их проверить. Прошлась по свежевыпавшему снегу и обнаружила, что следы пожирателей исчезли. Кто-то старательно засы́пал их камнями и кусками слежавшегося дёрна. Ни пепла, ни мёртвых мышек. Едва ли аглюхтугмит понадеялись помешать тугныгакам вновь прийти по проторённой ими подземной тропе, скорее уж захотели избавиться от напоминания об их силе и лукавстве.

Снег выбелил тундру, но ещё виднелись жёлтая трава и чёрные пятна оврагов. Под ногами Анипы трескались замёрзшие лужицы, ломались заиндевевшие стебли растений. Рассуждая о пожирателях и беспокоясь за охотников, она в одиночестве бродила по окраине Ровного места, смотрела на низкие облака и пыталась угадать морскую погоду.

Стулык приснились моржи, добровольно ползущие через тундру, чтобы своими тушами наполнить опустевшие мясные ямы Нунавака. Бабушка обрадовалась и, счастливая, заставила Канульгу лишний раз наточить женские ножи, подготовиться к разделке мяса и обработке шкур. Укуна и Нанук поверили предсказанию Стулык и ходили довольные, будто заранее уловили в воздухе запах варящихся костей. Матыхлюк возился с собаками и бегал к Айвыхаку, чтобы послушать о прежней жизни некогда многочисленных аглюхтугмит. Люди Нунавака отдались беспечному течению дней, не выказывали страха перед голодом и повторным появлением пожирателей. Лишь Кавита, измученный болями в ногах, не покидал сумрачного полога и стонал так, что Блошик и Четырёхглазик старались держаться от него подальше — перебрались к землянке Айвыхака и устроились рядом с Волчицей.

Анипа не умела говорить с духами и не знала, как помочь охотникам, но придумала перед сном забираться в пустовавшую мясную яму у большого очага, будто могла заманить туда моржей из бабушкиного сна. Анипа с трудом откатывала покрытый инеем валун, снимала китовую лопатку и китовые рёбра — под ними открывалось выбитое в каменистой земле углубление. От узкой горловины стенки расходились чуть в стороны, вели к расширенному дну, на котором лежала ещё одна китовая лопатка — на неё складывали куски заготовленного мяса или жира. В яме и летом было прохладно, а к зиме воздух в ней становился вовсе студёным, однако Анипа спускалась вниз и обхватывала колени руками. Задремав так на второй день после ухода охотников в море, она проснулась от дрожи в озябшем теле. Подпрыгнула, чтобы дотянуться до промазанного глиной бортика мясной ямы, выбралась наружу и тогда услышала голоса. Они доносились из землянки, и в них угадывалась тревога.

— Сюда!

Матыхлюк сидел на крыше. Заметив сестру, позвал её к себе, и она вскарабкалась к нему по внешней стене. Вместе они разместились у отдушины. В землянку не заглядывали — боялись, что взрослые их прогонят. Не видели, что именно происходит в спальном пологе Канульги, но отчётливо слышали каждое произнесённое там слово.

Женщины и старики Нунавака собрались по призыву Кавиты. Несмотря на истомившие его боли, он говорил громко, иногда срывался на плач, но быстро успокаивался и уверенно продолжал начатое. Дедушку никто не перебивал, молчала даже Стулык. Впрочем, бабушка умела вредничать и молча. Матыхлюк представлял, какие взгляды Стулык бросает на своего мужа, и передразнивал её, а потом присмирел — вслед за Анипой понял, что дедушка не ограничится привычными жалобами.

Кавита обругал Утатауна за слабость и бессердечие. Распалившись, дважды сплюнул и предрёк аглюхтугмит все возможные несчастья, пока они слушаются мужа Канульги. Затем, излив накопившееся в нём недовольство и запыхавшись, дедушка простил Утатауна. Муж дочери не заменил ему сына — нужно ли удивляться, что он не помог несчастному Кавите? Пусть терзается сожалениями, если захочет, а Кавита готов принять помощь от Канульги и прочих женщин Нунавака.

— Ты, Канульга. И ты, Укуна. Вы аглюхтугмит по крови. И не посмеете мне отказать! А ты, Стулык, не смотри на меня. Глаза у тебя ядовитые! Что за радость держать меня тут и мучить?! Разве не знаешь? Нет хуже позора, чем умереть самому — от старости, голода или хвори. Всегда так было, и наши предки всегда так говорили.

Я своё отохотился. Сейчас и копьё не подниму. Мне больше не о чем рассказать. Объедаю вас и силы ваши забираю. Если умру от болей, душа моя огорчится. Будет бродить по тундре, не найдёт путь в Верхний мир и превратится в духа — доброго или злого, уж я не знаю. Разве мало я страдал при жизни, чтобы мучиться и в смерти?! Пока наверх не поднимусь, на землю вернуться не сумею. Кто назовёт моим именем ребёнка, если я сам о том не попрошу? А если умру как подобает, то мне станет легко, и душа улетит в зелёные сполохи неба! Как просторно там, в зимнем небе… И ясно. Скользишь себе по сполохам и смотришь вниз, на людей, на китов…

Ведь я давно не видел живого кита! А там увижу, и мне станет радостно. И смрада пожирателей нет в Верхнем мире, потому что им туда не забраться. Они не знают пути. А я знаю, но без вашей помощи не справлюсь. Неужели я прошу о многом?! Человеку подобает умереть в море, от рук противника или по своей воле. А с такими ногами и Поминальный холм для меня дальше самой дальней из вершин.

Кавита ненадолго умолк. В тишине было слышно, как он стонет и ворочается на лежанке. Заговорив вновь, Кавита начал путаться в словах. Злился, жалостливо плакал. Кричал и бормотал. Грозил Канульге, что после смерти вернётся в Нунавак, нашлёт на неё самые страшные болячки, от которых кровоточат уши.

— Думаешь, моя униженная душа пойдёт скитаться по тундре заодно с червецами? Нет! Я приду сюда. И буду вам пакостить. Собак изведу, жирники опрокину. Дыхну на мясо, чтобы оно стухло. А когда Утатаун сядет в лодку, закричу — моржей с нерпами перепугаю.

От угроз Кавита возвратился к жалобам, затем пообещал заботиться о Канульге, если она поможет ему умереть достойно, защищать её от недугов и насылать ей в спальный полог добрые сны.

Никогда прежде дедушка не говорил так сложно. Анипа и Матыхлюк устали лежать возле отдушины, но боялись пошевелиться и терпеливо ждали, когда Кавите ответят другие взрослые. Ответа не прозвучало. Дедушка умолк, а мгновением позже все стали расходиться. Каждый отправился по своим делам, только Канульга задержалась в мясном пологе и взялась сучить новую верёвку.

Анипа, недоумевая, спрыгнула в мясной полог и проскользнула к дедушке. Разглядела на его лице улыбку и поняла, что решение, пусть и не произнесённое вслух, было принято. Женщины Нунавака согласились помочь Кавите, прежде чем того окончательно сломят старость, голод или недуг. При неверном свете жирника Анипа отчётливо увидела, как в глазах Кавиты вспыхивают и гаснут зелёные сполохи зимнего неба. Дедушка был счастлив. Игривая улыбка и полумрак сделали его обманчиво молодым.

Впервые за последние месяцы Кавита спал крепко — набирался сил перед дальней тропой в небо, а поутру с радостью приветствовал каждого, кто приходил попросить его о заступничестве после смерти. Особенно долго дедушка говорил с Айвыхаком, и Анипа слышала, как они смеются, вспоминая жизнь на далёких и теперь покинутых стойбищах. Стулык с Канульгой заглядывали к Кавите деловито обсудить его уход. Никто не плакал.

Матыхлюк стоял у родового камня, боясь приблизиться к дедушке, а потом бросился к нему и крепко обнял, совсем позабыв, что объятиями причиняет Кавите боль. Кавита слабой рукой взъерошил волосы Матыхлюку и пообещал помогать тому в охоте, когда придёт его время бросать гарпун.

Стулык тихо ворчала, осматривая верёвку Канульги, убирала из-под отдушины скребки и лопаточки для глины. Даже хотела сама сдвинуть ве́шала для шкур, но не справилась и позвала Анипу с Матыхлюком. Устав, села посреди мясного полога и растерянно промолвила:

— Я всегда за ним шла. Куда он, туда и я. Новое кочевье, берег, тундра. Обещала быть рядом и держала слово. А теперь и не знаю. Не хочется пока на сполохи.

— Подожди, не торопись, — отозвалась Канульга.

— А тебе не жалко его отпускать?

— Жалко. Я ведь не успела дошить ему новую кухлянку. Красивая. С опушкой из собачьего меха.

— Хорошая опушка, — согласилась Стулык.

— Это он сам позаботился.

— Когда через кишки того щенка шагал?

— Да. Заодно и мехом обзавёлся на кухлянку.

— Хитрый старик!

Бабушка с мамой рассмеялись. Они сидели в мясном пологе, пока Канульга не сплела из нескольких коротких верёвок одну длинную. Тогда Стулык ушла искать Укуну, которую ранее отправила на Поминальный холм, а мама помогла дедушке выйти из землянки — отвела его на вершину стойбищного холма и позволила оглядеть земли предков.

К вечеру люди Нунавака собрались в пологе Кавиты. Тихонько обсуждали, как лучше воплотить задуманное. Сокрушались из-за прощания с Кавитой, но радовались его избавлению от страданий.

— Когда ты вернёшься? — спросила Анипа.

— Ох, не знаю, — улыбнулся дедушка. — Но ты не переживай, мы увидимся.

— Я… — неуверенно протянула Анипа и покосилась на маму. — Я ведь скоро… Тебе нравятся мои полосы?

— Ну конечно! Ты с ними красивая. И Илютаку твои полосы по душе. Скоро ты подрастёшь, и у вас будут дети.

— Вот! — осмелилась сказать Анипа. — Я почти женщина. Ещё немного, и… Ты, если что, возвращайся с моим ребёнком. У тебя будут новые ручки и ножки. Совсем здоровые. Я буду тебя нянчить и баловать. Если родишься мальчиком, я не дам Илютаку мучить тебя в малой лодке. А когда будешь у меня в животе, я совсем откажусь от птичьих яиц и на нерпичью печень даже не посмотрю, как бы ни хотелось. Пупок у тебя заживёт быстро, и ты вырастешь смелый, как все смелые аглюхтугмит.

— Ну что же, — рассмеялся дедушка. — Оно ведь на сполохах хочу покататься. Но как знать! Там ведь время идёт иначе. Что у вас день, там, может, и год. Или больше.

Анипа, довольная, кивнула.

Канульга помогла дедушке сесть в углу мясного полога, под отдушиной. Завязала ему на шее петлю и полезла по плавниковому стволу наверх. Вытянула свободный конец верёвки на крышу, перебросила его наружу, к входному подкопу, и сама спустилась следом. Подобрала верёвку и долго стояла с ней в руках. Смотрела себе в ноги. Поднимала взгляд на лицевую стену землянки, отделившую её от дедушки, слепо озиралась, будто тщилась вспомнить нечто важное, но в хлопотах позабытое. Какую-то насущную мелочь, без которой нельзя отпускать Кавиту. Маму никто не поторапливал.

Ожидание затягивалось.

Канульга выдохнула:

— Глупо с кухлянкой.

Едва договорив, дёрнула верёвку, а болтавшийся конец передала Нанук. Вскоре за него взялись Укуна, Анипа и Матыхлюк. Начали тянуть вместе. Айвыхак и Стулык держались в стороне. Дедушка остался в землянке один, ничем не выдавал своего присутствия. Словно его там и не было. Верёвка легко скользила по крыше, изредка цеплялась узлами. Казалось, она выйдет целиком, но тут натянулась и дальше поползла с режущим скрипом. Канульга продолжала хват за хватом выбирать верёвку. Потом накрутила её себе на предплечье и попятилась. Остальные, семеня за спиной Канульги, старались если не помогать ей, то хотя бы не мешать.

Анипа плакала. Совсем не видела, куда шагает, и дважды оступилась. Представила, как мама по глупости переусердствует и вытащит дедушку через отдушину. Он будет кричать и ругаться, а мама не сразу поймёт, что случилось. Анипа, не переставая плакать, хохотнула. Постаралась проморгаться, чтобы не упустить мгновения, когда дедушка вылетит на крышу.

Канульга замерла. Замерли и Нанук с Укуной. Только Анипа и Матыхлюк, схватившись за узлы и с трудом удерживая верёвку во вспотевших ладонях, продолжали упираться ногами, отклонялись назад всем весом. Матыхлюк глотал слёзы и шире открывал рот, словно тонул и не мог надышаться. Обернувшись к брату, Анипа увидела, как он дёргает за верёвку, извивается, то и дело падает на колени, поднимается и опять дёргает. Матыхлюк ворчал, плевался и так неуклюже скользил на подмёрзшей земле, что Анипа вновь рассмеялась. Матыхлюк и сам, глядя на сестру, не сдержал смеха, отчего заплакал громче, пока наконец не выпустил верёвку и не повалился навзничь. Остался лежать на спине, сотрясаемый дрожью и не в силах подняться. Блошик обеспокоенно таращился на него из ямки.

— Долго ещё? — шёпотом спросила Укуна.

Ей никто не ответил.

Казалось, мама приготовилась стоять до возвращения охотников.

Стулык прижималась к стене землянки. Прислушивалась, пытаясь понять, что именно происходит внутри, однако лишь пожимала плечами.

— Надо сходить посмотреть, — промолвил Айвыхак.

— Иди! — Стулык пальцем указала на Матыхлюка.

Матыхлюк не посмел перечить бабушке. Пополз к землянке на четвереньках. Затем встал и, пошатываясь, обогнул её со стороны крытого полога. Оттуда зашёл в полог мясной. Анипа испугалась, что брат там упадёт без чувств или криком побеспокоит душу Кавиты, но Матыхлюк вернулся бодрый. На ходу тёр перемазанное в слезах лицо и выглядел спокойным, только бледноватым.

— Ну? — нетерпеливо спросила Стулык.

— Не знаю, — Матыхлюк шмыгнул носом. — Висит.

— Шевелится?

— Не знаю…

Услышав его ответ, Укуна, Нанук и Анипа отпустили верёвку. Канульга не обратила на них внимания. Не изменившись в лице, не выдавая усталости или напряжения, продолжала держать Кавиту одна. Скорые сумерки и опустившаяся на стойбище ночь не заставили её ослабить хватку. Остальные сидели у тропинки. Ждали, пока Канульга уступит. И вроде бы ничего не изменилось, но, когда на небе вспыхнули Медвежья лапа и Белая половина бубна, мама громко выдохнула и выпустила верёвку.

Кавита ушёл. В этом убедился каждый, кто заглянул в землянку.

Утром женщины перенесли Кавиту на санки и отправились на Поминальный холм. Прихватили с собой принадлежавшие дедушке вещи: одежду, обувь, закидушку, старенькое копьё, снеговые лапки, хлопушку для моржей и моржовую шкуру, на которой он лежал. Никто не знал, где на Поминальном холме искать предков Кавиты, и его положили наугад — Канульга подняла дедушку с санок, молча держала на руках, как младенца, смотрела ему в закрытые глаза, потом опустила в промёрзшую ложбинку. Склонившись над ним, потёрлась лбом о его грудь. За Канульгой подошли другие, и каждый тёрся чем-нибудь о Кавиту, надеясь передать ему свои болячки. Мёртвому телу они не повредят.

Стулык опасалась, что дедушка не сразу уйдёт к зимним сполохам, захочет потешиться над живыми. Ему будет весело пугать родных и заставлять собак тревожно выть по ночам, но живым лучше не встречаться с бродячими душами, поэтому бабушка позаботилась о том, чтобы сбить Кавиту с пути. Сказала Канульге изломать и изрезать дедушкины вещи, сберегла лишь набедренный ремешок от верхних штанов и сунула его себе под кухлянку.

— Если вернётся, — объяснила она Анипе, — захочет взять своё. Увидит, что оно поломано, и начнёт чинить. Пока чинит, забудет путь к Нунаваку.

— А ремешок?

— Увидишь.

Анипа извлекла из обережного мешочка две бусины. Всунула их в сжатые кулаки Кавиты, чтобы он отдал их хозяину холма, и помогла маме навалить на Кавиту камни, а под конец присыпать его худым осенним снегом. Каждый взял памятную травинку, камешек или комочек земли. Стулык шёпотом напомнила Матыхлюку, чтобы он не вздумал хранить камешек дольше трёх дней, иначе привлечёт душу Кавиты.

— И выбрасывать нельзя! — наставляла бабушка.

— Как же? — не понимал Матыхлюк.

— Потеряй. Или притворись, что потерял. Оброни где-нибудь и забудь, будто никогда и не держал.

На обратном пути женщины нарочно петляли, то спускаясь к Ровному месту, то отходя к Звонкому ручью, и завязали тропку на несколько узлов — трижды возвращались к собственным следам, чтобы душа Кавиты не смогла по ним добраться до Нунавака. Поднявшись в стойбище, никто не торопился зайти в землянку. Первым делом золой обмазали руки и места, которыми прикладывались к Кавите.

— Чтобы дедушка не пришёл на свой запах, — догадался Матыхлюк.

Он с готовностью выполнял поручения бабушки и больше не плакал. Веселился, представляя, что играет с дедушкой в прятки, как это бывало раньше: маленький Матыхлюк мчался по летнему кочевью, кричал от ужаса и восторга, а Кавита ковылял за ним и приговаривал:

— У! Съем твои кишки! У-у-у! Достану из живота и съем. Не будет у тебя кишок! Все съем!

Анипа улыбнулась, вспомнив те дни, ещё не омрачённые голодом и уходом Амкауна.

До вечера женщины возились в спальном пологе Кавиты. Спрятали под шкурой родовой камень, перевесили санки, сдвинули жирники и перенесли в мясной полог рыболовную утварь. Канульга не поленилась загородить входной проём китовыми позвонками — к большому очагу по осени всё равно никто не ходил. Полог переменился. Теперь Кавита если и задержится на земле и, несмотря на бабушкины ухищрения, отыщет Нунавак, то не признает землянку, подумает, что ошибся стойбищем, и уйдёт.

Стулык легла отдохнуть и, обессиленная, сразу уснула. Между тем охотники не возвращались. С добычей или с пустыми руками, они должны были вернуться не позднее третьего дня отлучки, однако не появились и на утро четвёртого дня.

Глава седьмая. Анипа находит тайник

Родовой камень, стоявший в спальном пологе, знал много имён и голосом, неразличимым для человека, произносил каждое из них — отпугивал злых духов. Бабушка положила на него набедренный ремешок Кавиты и не боялась, что приманит дедушкину душу, а когда садилась есть, наперёд обязательно подходила к ремешку и чуть мазала его жиром, приговаривая:

— Вот и ты со мной поешь.

Глядя на бабушку, Анипа улыбалась. И сама часто думала о дедушке, просила его подсказать погоду или намекнуть, где пропадают мужчины Нунавака. Кавита раньше называл Утатауна и Илютака хорошими охотниками, но сетовал, что они слишком усердствуют в охоте и действительно пытаются убить зверя, тогда как предки охотились иначе — уважали морского зайца, моржа, кита и никогда не считали их молчаливой добычей. Для них зверь был другом. Они приглашали его к себе, и он сам вставал под лук или копьё — приходил в стойбище и по доброй воле отдавал шкуру и мясо. Потом достаточно было бросить кости в море, чтобы они вновь обросли жиром, поэтому их старались лишний раз не дробить.

— Пойми, — говорил дедушка Утатауну, — сегодня ты ходишь на нерпу, а завтра вы поменяетесь телами, и тогда уже нерпа пойдёт на тебя. Так устроен мир.

Возможно, дедушка был прав и охотникам Утатауна недоставало уважения к зверю, за которым они гонялись, вот он и не хотел их кормить. Впрочем, сам же Кавита признавал, что в первую очередь моржей и нерп отпугивают пожиратели — заставляют их держаться вдали от берега, резвиться с полосатыми крылатками там, где ни одна лодка до них не доберётся: чем ближе к небу уходит море, тем выше волны, и бури там страшные, и течения ломают вёсла, когда пытаешься им перечить.

Поднявшись на гребень, Анипа не знала, куда смотреть: на Тихий дол, чтобы вовремя заметить тугныгаков, или на Ровное место — в надежде разглядеть гружённых добычей мужчин. Без толку вертела головой, затем усаживалась на припорошённые снегом камни.

Перед тем как уйти, Кавита попросил людей Нунавака не ссориться, не грубить друг другу, чтобы не портить погоду и не пугать своим недовольством без того пугливого морского зверя, иначе бабушке придётся каждое утро бегать на ручей к Водной старухе и просить у неё чистый рот для разговоров с хозяевами Верхнего и Нижнего миров. Дедушку послушали и, дожидаясь охотников, старались жить ровно. Бездетная Нанук улыбалась и не выглядела потерянной, Стулык давилась собственным ворчанием, но молчала, хотя Матыхлюк из вредности пытался её раззадорить, Укуна меньше болтала и почти не смеялась, а ведь ей для веселья не требовалось ни мужа, ни подруг. Лишь Канульга не переменилась — она и раньше жила ровно. Но что бы женщины ни делали, мужчины не возвращались. После их ухода минуло столько дней, сколько пальцев на одной руке, и ещё два.

Анипа, устав торчать на Смотровом гребне, помчалась к маме, позвала её на берег, к Маленькой косе. Сама отправиться туда боялась, и дело не в пожирателях — Анипе было страшно одной увидеть несчастье, погубившее охотников Нунавака. Канульга не поддалась бы на уговоры дочери, и Анипа сказала ей, что нужно собрать последние птичьи яйца; раз уж нет Тулхи, обычно карабкавшегося к гнёздам, хорошо бы это сделать маме. Даже Матыхлюк смекнул бы, в чём тут подвох, но Канульга, подумав, кивнула.

Брат увязался за ними, и к полудню они втроём добежали до берега. Анипа и Матыхлюк захватили беговые палки, но спорить с мамой в скорости было глупо. Она, если не сдерживалась, неслась быстрее волка. И такая в её движениях была сила, ловкость, что становилось очевидно: в теле человека живёт настоящий олень.

Добравшись до подножия Скалы оголённых клыков, Канульга обвязала себе грудь и бёдра ременными петлями, подёргала крепления — убедилась в их надёжности — и, цепляясь за оснеженные и усыпанные перьями уступы, полезла наверх. Её приветствовал озабоченный гомон кайр.

Анипа, задрав голову и прислушиваясь к тому, как под мамой скрипят петли, жалела о своей хитрости, замирала от каждого её движения, казавшегося неосторожным или поспешным, а вскоре утомилась и увела брата по направлению к Скале, похожей на живот.

Море, вдали выливавшееся прямиком в тёмно-синее небо, не привлекало Матыхлюка, и всё же он был доволен — разгуливал с новенькой закидушкой и тщился добыть песочника. Беспечные птички разгуливали по ещё не промёрзшим лужам каменистого берега, разбегались от прибойной волны и торопливо возвращались обратно, чтобы наскоро потыкать мокрую землю острым клювиком, по длине не уступавшим их изогнутым лапкам. Коричневые, в чёрную крапинку, они виднелись повсюду, и Матыхлюк не оставлял надежды поймать хотя бы самую маленькую и никчёмную из них. Заметив упавшую поблизости закидушку, песочники издавали недовольное «квик-квик-кивик», но в целом на Матыхлюка внимания не обращали.

Канульга слезла со скалы. Молоденькие кайры успели вылупиться, и добыча была невелика — три яичка. Съели их тут же, а скорлупу сохранили. Мама посмотрела в море и наверняка повела бы детей в Нунавак, но Анипа попросила её объяснить, как пользоваться закидушкой. Сейчас любая добыча была важна, даже крохотная, как песочник. К тому же Матыхлюк мог бы ходить на Утиное озеро и там ловить гребенушек. Мама согласилась с дочерью, но бегать за песочниками отказалась — пошла по берегу, выискивая утку-морянку. Анипа этого и добивалась.

На шести жильных ниточках закидушки висело по крупному моржовому зубу. Анипа видела, как Утатаун с обеих сторон каждого зуба выкручивал углубления, пока они не соединились в отверстие, достаточно широкое, чтобы пропустить плотную нить. Свободные концы нитей папа сплёл в общий узел-рукоятку. Мама показала Матыхлюку, как раскрутить закидушку и не стукнуть себя по лбу.

— Бросать в одну птицу сложно, — сказала Канульга. — Лучше бросать в стаю. Кого-нибудь скрутишь. Или собьёшь.

— На Утином озере…

Прежде чем Матыхлюк успел договорить, мама швырнула закидушку, и раскрученные моржовые зубы засвистели в воздухе. Нити обвились вокруг светлокрылой морянки и повалили её на камни — утка выскочила на горбатый валун и мгновенно пожалела о своём любопытстве. Канульга поймала самца с длинным хвостом. Другая морянка, самочка с белой грудкой и белым пятном вокруг глаз, испуганно сдёрнулась с места и улетела прочь. Мама подбежала к пойманной птице и свернула ей шею. Матыхлюк от радости подпрыгнул, будто сам добыл утку и мог потом похвастаться перед папой своей меткостью. Главное, что закидушка познакомилась с первой добычей, пусть и не самой хорошей. Мясо морянки отдавало горечью и морской травой, в сытые годы его бы бросили собакам, но сейчас в стойбище с благодарностью примут и такое.

Канульга повернулась к морю и ненадолго задумалась, затем уверенно пошла по берегу. Матыхлюк вился вокруг мамы, хватал её за руки, задавал вопросы и просил поймать кого-нибудь ещё — летавшую неподалёку самочку-морянку или разбегавшихся перед ними песочников. Сам пробовал подбить их камнем и грозно размахивал беговой палкой. Мама отвечала рассеянно и невпопад, не противилась, когда сын повисал у неё на руке, и улыбалась чуть глуповатой, но счастливой улыбкой. Не заметила, как привела детей к Скале, похожей на живот.

Пока мама не догадалась свернуть к Прячущимся озёрам, Анипа помчалась вперёд, оставляя за собой едва приметные следы на слабом снегу. Канульга и Матыхлюк вынужденно пошли за ней. Добежав до Маленькой косы, Анипа увидела лодочные сушила — две пары столбов из нижних китовых челюстей, рассчитанные на одну большую лодку. Побелевшие от ветра и солнца, отчасти расслоившиеся и покрытые желтоватыми пятнами лишайника, они одиноко торчали из кучек наваленных в их основании валунов. Сушила пустовали. Ни лодки, ни охотников Анипа поблизости не обнаружила. Ничто не выдавало их присутствия. Значит, они ушли дальше по берегу, вдоль Места, где рассеивается туман, по направлению к брошенному два года назад летнему кочевью. Безжизненное море не оставило им выбора. Или поглотило их. Или загнало в лапы пожирателей.

— Идём, — позвала Канульга.

Наверное, мама наконец поняла уловки Анипы, но вслух об этом не сказала. Не меньше дочери переживала за Утатауна и других мужчин. Возвращались понуро. Один Матыхлюк, всучив маме беговую палку, продолжал носиться по кочкам и раскручивать над головой закидушку. Кричал, что сегодня же отправится на Утиное озеро, и звал с собой сестру, а добравшись до стойбища, завалился на лежанку и уснул в обнимку с гарпуном.

Анипа теперь не считала дни, разделившие Нунавак с охотниками, не поднималась на Смотровой гребень. Молча помогала маме и бабушке, вместе с братом слушала Айвыхака и расспрашивала старика об истории своих далёких предков. Укуна умела растормошить кого угодно — разве что грустная Нанук не поддавалась её живости, — и с женой Акивы Анипа ходила пополнять припасы. Утром очередного дня они вышли к узенькому руслу Звонкого ручья. Разложили перед собой крючки из моржовых клыков, каменные грузила, приманки из щепок плавникового дерева. Уже распутывали верёвочку из нитей китового уса, когда к ним, весь покраснев от возбуждения, примчался Матыхлюк.

— Идут! — выпалил он и сразу кинулся назад к стойбищу.

Укуна с Анипой ринулись за ним, но вскоре остановились и, переглянувшись, рассмеялись. Вернулись к речке, чтобы наскоро собрать рыболовную утварь, лишь затем припустили к Нунаваку и вскоре увидели мужчин. Счастье было мимолётным. По их суровым лицам Анипа поняла, что охота выдалась неудачной. Утатаун, Илютак, Акива и Тулхи пришли без мяса. Анипа с Укуной не стали задавать вопросов. Только взглянули на своих мужей и зашагали обратно к Звонкому ручью. Говорить не хотелось. Ручей неприветливо журчал в студёных, покрытых изморозью берегах. К вечеру Анипа и Укуна смирились со скудным уловом. С тоской вспомнили прошлый год, когда ещё до первых снегов доверху наполнили рыбой одну из мясных ям.

Утатаун с Акивой не задержались в стойбище. Сложили по местам копья и гарпуны, доверили Тулхи перебрать и очистить охотничью утварь, а сами опять ушли к морю, чтобы починить пробитую на прибрежных камнях лодку. Охотники вымотались после затяжной вылазки, едва держались на ногах, однако, придя в Нунавак без добычи, не считали себя уставшими и с ходу принялись работать. Лишь к глубокой ночи добрели до лежанок и провалились в сон, а поднялись, когда холодное солнце едва проглянуло из-за утренних облаков.

— Где Кавита? — спросил Утатаун.

Не дождавшись ответа, обхватил голову руками. Всё понял без объяснений. Долго сидел в безмолвной тоске, затем отправился расставлять силки под Стылым гребнем.

Женщины Нунавака хотели послушать, где побывали и что видели охотники, но сдерживали себя — ни словом, ни взглядом не выдавали любопытства. К вечеру нового дня мужчины собрались в землянке Утатауна и сами, без понуканий, рассказали о море, не способном прокормить жалкую горстку людей.

Отчаяние загнало охотников дальше Места, где рассеивается туман, дальше теперь заброшенного летнего кочевья Наскук. Они поднялись вдоль берега до Места, где скользят и падают олени, увидели костяки давно покинутых землянок, врезанных, словно гнёзда кайр, в скалистые откосы поворотных мысов. Но как бы далеко они ни заплывали, сколько бы дневных переходов ни отделяло их от Маленькой косы, зверь к ним не шёл. Если кто-то и показывался в воде, морж или морской заяц, то прятался прежде, чем люди успевали к нему подобраться. Пожиратели сделали зверя пугливым, он не слушал Утатауна, говорившего о скором голоде в Нунаваке, не соглашался отдать свои мясо и жир.

В первый день осенней охоты мужчины покормили предков и хозяев местности, задобрили хозяина Нижнего мира самыми редкими из оберегов, после этого спустили лодку, однако помощи не дождались. Утром следующего дня они вновь воззвали к духам и повторно спустили лодку так, будто она по осени впервые коснулась прибрежных вод. Сделали то же и на третий день, и на четвёртый. Изображали бодрость и притворялись, что предыдущие дни неудач — обманчивый сон, морок, навеянный Чёрной горой. Всё было тщетно. За долгие дни охоты мужчинам не довелось поднять гарпун. Они лишь пробавлялись рыбалкой и на восходе солнца собирали с берега бурые водоросли.

Рассказ Утатауна выдался тревожным. Тулхи кивал и от бессильной злобы сжимал кулаки. Илютак, отвернувшись, ковырял стену пальцем и в разговоре участия не принимал. Впрочем, когда стойбище накрыла ночь, а Канульга зажгла жирник, аглюхтугмит развеселились — Акива в пляске изобразил надоедливых морянок. Птицы летели над охотниками, беспечно горланили, смеясь и дразня жирной округлостью сытого брюха. Акива так ладно подражал их крикам, ретиво порхал по пологу на подогнутых ногах, что даже Утатаун не сдержал улыбку. Укуна и Матыхлюк вовсе повалились на пол, хохотали, словно позабыли о грозившем им голоде, возможно, более страшном, чем тот, что настиг аглюхтугмит позапрошлой зимой. Когда Акива угомонился, Матыхлюк не очень удачно, но всё же смешно показал морского зайца, улепётывающего от охотников, а Тулхи изобразил Матыхлюка, неудачно подражающего морскому зайцу, о котором знал понаслышке. Матыхлюк раскраснелся от недовольства и погрозил Тулхи кулаком, отчего по землянке пронеслась новая волна хохота.

Веселье затянулось допоздна, ночью спали мирно, без тревог, а поутру с воодушевлением взялись за обычные дела. Для Анипы день омрачился лишь ворчанием бабушки. Анипа ухаживала за стареньким Четырёхглазиком и донимала сидевшую неподалёку Стулык вопросами о пожирателях — спрашивала, как те живут, как едят, пробовал ли кто-нибудь подружиться с тугныгаками, удавалось ли кому-нибудь их убить и что случается с убитым пожирателем. Стулык, в отличие от Айвыхака, отвечала неохотно, просила Анипу не глупить, а под конец раздосадованно бросила:

— Если не терпится, спроси Илютака. Он-то многое знает. И хорошо, что язык проглотил, а то наговорил бы.

Анипа не обратила бы внимания на бабушкины слова — Стулык была способна и не на такую грубость, — однако бабушка осеклась и посмотрела на Анипу с неожиданным испугом, будто по давней привычке ворчать сболтнула лишнее. Прокряхтев что-то неразборчивое, Стулык поторопилась уйти, хоть и любила посушить на солнце свои старые кости, и скрылась в землянке. Анипа с недоумением повторила её слова.

Откуда и что Илютаку известно о тугныгаках? Почему бабушка упомянула про язык чуть ли не со злорадством? И почему «проглотил»? Будто Илютак лишился его по доброй воле, чтобы, в отличие от бабушки, не говорить лишнего. Почему вообще бабушка недолюбливала Илютака с того дня, когда Утатаун отдал ему свою дочь?

— Обидно. Все что-то знают о моём муже. — Анипа обняла Четырёхглазика. — А я даже не женщина. Хоть и с красивыми полосами.

Пёс вздохнул, разделяя беспокойство Анипы. Она крепче обхватила его лохматую шею и глубже вдохнула земляной запах его загривка. Четырёхглазик был самым мудрым псом Нунавака. Он был старше Волчицы, Вихруна и других собак. Старше Матыхлюка и Анипы. Когда он родился, Тулхи ещё не умел ходить. Наверное, и Четырёхглазик знал об Илютаке больше Анипы.

Жизнь в Нунаваке продолжалась. Со стороны могло показаться, что аглюхтугмит вполне беспечны и только едят меньше обычного. Мужчины понимали, что последних запасов хватит на месяц, поэтому берегли силы — делали всё степенно, лишний раз не ходили на Смотровой гребень, хоть и тревожились из-за возможного появления пожирателей. А Тулхи и Матыхлюк как ни в чём не бывало носились по тундре. Сбросив кухлянки, боролись на свежевыпавшем снегу, бросали камни. В состязаниях побеждал Тулхи. Матыхлюк злился, однако не плакал, как прежде, и не убегал от насмехавшегося над ним друга — с озлоблением кидался на него в надежде хотя бы раз одержать верх.

Анипа наблюдала за ними, улыбалась тому, каким настырным и смелым растёт брат, а сама возвращалась к мыслям об Илютаке. Припоминала, что он менялся в лице, когда речь заходила о пожирателях. Странно смотрел на Анипу, когда она вслух рассуждала о тугныгаках, об их тлеющих кишках. Или ей это показалось? Издёргавшись, Анипа пошла на хитрость. Подстерегла Илютака днём, когда его лицо не было скрыто полумраком спального полога, и якобы невзначай обмолвилась о Скрытом месте:

— Вот бы увидеть, что там, за Чёрной горой.

Илютак посуровел. Качнул головой и жестом объяснил Анипе, что она говорит глупости. Схватил её за плечо, словно боялся, что жена сейчас отвернётся и убежит в Тихий дол, и рассерженно промычал что-то безъязыким ртом. В общем, повёл себя вполне ожидаемо. Ничего особенного на его лице не промелькнуло, в глазах не отразились скрытые мысли. Анипа хотела забыть собственную подозрительность и, посмеявшись, рассказать о ней мужу, а на следующий день обнаружила тайник.

Анипа и прежде брала вещи Илютака. Чистила одежду, осматривала ременные петли, проверяла надёжность чехлов. Если хотела, доставала гарпун, нож или копьё — обращалась с ними бережно, всё возвращала на место, не давала Илютаку повода злиться. Озабоченная бабушкиными словами, она теперь наблюдала за Илютаком и впервые, воспользовавшись его отлучкой, взялась пристально изучить охотничью утварь мужа. Не сказала бы наверняка, что именно надеется обнаружить. Возможно, какой-нибудь знак на древке гарпуна, или подшитый под нижние штаны оберег, или особенную бусину в мешке для мяса. Что-нибудь способное указать на прошлое Илютака. Свернула моржовую шкуру, лежавшую на полу и защищавшую утварь от влаги. Тогда и почувствовала, что каменная пластина под ней шатается.

Анипа подцепила подозрительную пластину. С трудом откинула её и увидела под ней выкопанное углубление. В углублении лежал кожаный свёрток. Развернув его, Анипа достала морёный моржовый клык. Тяжёлый, длиннее и толще руки, он был покрыт резьбой — тончайшей, будто её нанесли костяной проколкой.

Анипа и не догадывалась, что Илютак косторез. Застыла, потрясённая его искусностью. Вспомнила рассказы Айвыхака об умельцах аглюхтугмит, которые нарочно брали клыки, пролежавшие на морском дне и затем выброшенные бурей на берег. Изначально белоснежные, они меняли цвет, становились почти чёрными, желтоватыми, серыми или светло-коричневыми, покрывались пятнами и полосками, а главное, делались крепкими и одновременно с тем податливыми. Кости похуже шли на изготовление рукояток, оберегов, подвесок, креплений для нарт и заплечных мешков, а кости получше переходили резчикам. Самые опытные из них выреза́ли историю аглюхтугмит, не упускали ни одного значимого события в жизни тогда ещё многочисленных стойбищ, воспроизводили истрепавшиеся узоры, чтобы предотвратить их утерю, и складывали клыки у святилища на острове Непяхут, стерегли их строже, чем белая медведица стережёт своих медвежат. Так продолжалось много лет — простому человеку не вообразить, сколько именно, — а потом до острова добрались пожиратели. История аглюхтугмит стала для них закуской. Они не заметили, как проглотили её вместе с людьми, собаками и обычными камнями, подпиравшими стены землянок.

Анипе представилось, что Илютак воссоздал один из тех клыков. Ей не терпелось сбегать в крытый полог и показать находку маме, однако она побоялась разозлить мужа. Решила первым делом изучить клык самостоятельно. Долго вертела его, пока не заметила один повторяющийся образ среди множества разрозненных образов, и похолодела от страха. Илютак изобразил пожирателей. Крупнотелые, с громадной пастью, из которой изливался дым никогда не остывавших кишок. Пустые глаза, длинные загнутые когти. Да, это были тугныгаки. Они чем-то напоминали росомаху. Только очень большую и свирепую росомаху. Анипа скользила пальцем по клыку, вновь и вновь находила их образ. Ужасалась тому, как отчётливо они прочерчены, и не понимала, зачем Илютаку потребовалось их изображать.

Возле одного из пожирателей Анипа различила худенького человечка. В одной руке он держал нож, а в другой… Камень? Или кусок жира. Или маленького зверька, вроде евражки. Нет! Это был язык. Вырезанный язык. Значит, человечком был сам Илютак. В тайнике лежала вовсе не история аглюхтугмит и даже не её отголосок. Анипа нашла историю своего мужа.

Анипа не могла прийти в себя. Насторожённо смотрела на проём, выводивший в мясной полог, прислушивалась к голосам Канульги и Стулык. Затем, позабыв осторожность, жадно осматривала клык, надеясь хотя бы в целом разобрать, о чём тот рассказывает.

Человечки летят на орлах. Говорят с духами или с собственными отражениями в озере, почему-то отвесном, как скала. Ещё несколько человечков веселятся в пляске. Вот землянка. Высокая странная землянка, а внутри у неё — солнце, вокруг которого парят птицы. Там живет хозяин Верхнего мира? Вряд ли… Таких землянок много, и своё собственное солнце горит в каждой из них. Или не солнце, а огонь, и землянки охвачены пламенем?

Анипа выхватывала разрозненные образы, не понимала их и запутывала себя противоречивыми предположениями. Вот пожиратели плывут на льдине, а вокруг — мёртвые киты. Вот человек, истыканный копьями. Он почему-то улыбается. Вот девочка с единственной полосой на лице. Она стоит на голове, а её косы похожи на ивовые корешки. Девочка повторяется много раз. И всё время перевёрнутой. И только под конец она встаёт на ноги, но оказывается среди пожирателей. Они тянут к ней острые, как проколки, языки. Или не языки?..

Анипа дёрнула головой, стараясь вытряхнуть тревожные мысли и порождённые ими догадки. Не надо было вертеть клык, прыгая от начала истории к её окончанию. Возможно, Анипа уловила бы её общее значение, если бы изучила узоры по порядку, однако сделать этого она не успела. За спиной раздался тяжёлый вздох. В проёме стоял Илютак.

Анипа, пискнув, выронила клык и отпрыгнула к лежанке.

Они с Илютаком долго смотрели друг на друга, потом Анипа вернулась к тайнику и на глазах у мужа старательно его восстановила: застелила поверх пластины шкуру, привела в порядок охотничью утварь. Илютак неподвижно наблюдал за женой, затем позволил ей беспрепятственно выйти из полога.

В последующие дни Илютак вёл себя привычно, ничем не выдавал раздражения или злобы. Ночью обнимал жену, утром ждал, пока она снимет его одежду с сушильной треноги, а днём помогал ей оттащить валун, когда тот примерзал к лопатке над мясной ямой. Приняв спокойствие мужа за смирение, Анипа не удержалась и вновь заглянула под пол. Тайник пустовал. Углубление под пластиной было старательно заделано землёй и камнями. Какую бы историю Илютак ни поведал на моржовом клыке, она от Анипы ускользнула.

Глава восьмая. Месяц блуждающих льдов

— Так издавна рассказывается. Береговые люди не всегда были береговыми, а когда-то жили далеко отсюда и даже дальше. Жили в тундре и морского зверя не видели. И та тундра была иной. А какой она была, никто и не помнит.

Айвыхак устроился на краю лежанки Утатауна и, отгоняя сон, ладонями растёр лицо.

Пришёл месяц блуждающих льдов, и угасла надежда добыть мяса впрок. День стал короче. С моря задули сильные влажные ветры. Снег сыпал непрестанно, скрывал кочки и овраги, выравнивал округу и слёживался хрустящим настом. Под Смотровым гребнем протянулись первые наносы-заструги. По такой погоде мужчины не охотились и до времени ограничились рыбалкой, только улов получали скромный. Между тем мясные ямы опустели. Все понимали: случись пурга или вьюга — и начнётся голод, ведь люди Нунавака застрянут в землянках и не посмеют высовываться из них день, два или значительно дольше. Метели даже в месяц блуждающих льдов выдавались суровые.

Рыбачили аглюхтугмит вместе. Вернувшись в стойбище, разбредались. Женщины возились с рыбой и остатками собранных по осени дикоросов, мужчины занимались собаками и нартой. Утатаун ждал возможности отправить упряжку на припай и гонял Тулхи на Скалу оголённых клыков, чтобы сын Акивы оттуда следил за морем, но вода у берега оставалась подвижной, и Тулхи лишь зазря отвлекался от дел в Нунаваке.

Вечером аглюхтугмит отдыхали за починкой одежды и подготовкой землянок к скорым морозам. Ранней ночью спать не хотелось, и каждый веселился как умел, чаще выдумывая скоротечные забавы, вроде состязания в силе рук или разучивания песен. Анипа и Матыхлюк спускались в землянку Айвыхака и там, сидя возле Нанук, слушали охотничьи истории, предания о былой жизни аглюхтугмит и обычные сказки, нередко повторенные в бесчисленный раз и на ходу переиначенные в угоду слушателям. Постепенно и другие люди стойбища повадились ходить за детьми — смекнули, что вместе расходуют меньше жира: зажигали два малых жирника и этим ограничивались. В землянке Айвыхака им сделалось тесно, и уже сам старик до темноты поднимался к Утатауну, завлекал всех в его спальный полог.

— Береговые люди долго жили в той тундре, — продолжил Айвыхак и слепо уставился в пустоту, — строили землянки. Китовых костей не было, и они собирали плавник.

— Откуда плавник, если нет моря? — удивился Матыхлюк.

Анипа ущипнула брата, хотя и сама задалась тем же вопросом.

— Из рек… — протянул Айвыхак. Поразмыслив, кивнул и более уверенно повторил: — Из рек! И плавниковое дерево падало на них с неба.

— Это как? — на сей раз не сдержалась Анипа, и брат не преминул ткнуть её локтем в бок.

— Так! Грозовые тучи там вырастали до того обильные и крепкие, что не успевали излить воду на землю, и в облаках набирались настоящие озёра. У тех озёр берега были из птичьих перьев и… да много из чего. Когда воды́ становилось слишком много, облако не выдерживало, и озеро опрокидывалось на землю. Вместе с водой вниз падал и плавник.

Анипа с братом охнули, и Айвыхак остался доволен, рассказал о других, не менее суровых ненастьях далёкой тундры, затем вернулся к истории береговых людей.

— Пока им жилось хорошо, они сидели. Когда же сделалось плохо, пошли к восходящему солнцу. И шли долго.

— Дольше месяца? — спросил Матыхлюк.

— Дольше.

— Дольше года? — воскликнула Анипа.

— Дольше!

— Дольше шести лет? — подхватил Тулхи.

— Дольше жизни! — закатив глаза, ответил Айвыхак. — Дольше жизни дедушки, папы и сына. Дольше шести поколений одного рода!

Теперь в пологе охнули все. Утатаун и Илютак, потрясённые, переглянулись. Укуна и Акива зашептались. Тулхи уставился на свои руки, наверное, пытаясь сообразить, сколько нужно пальцев, чтобы посчитать число совершённых его предками переходов.

— А когда дошли, оказались здесь, на берегу, — продолжил Айвыхак. — Люди и раньше добирались до моря, но не останавливались и уходили дальше.

— Куда же дальше? — удивился Тулхи.

— Тогда зимы были холодными. Море до самого неба покрывалось льдом, и лёд держался годами, поэтому окреп так, что стал прочнее земли. Люди катились к восходящему солнцу, а на пути им не встречались ни разводья, ни полыньи — вот как было холодно.

— И куда же они попадали? — прошептал Матыхлюк.

— Никто не знает. Последовать за теми людьми никто не захотел. Когда же холодные дни миновали, наши предки поднялись на утёс и увидели, что берег покрыт тёмно-коричневыми валунами. Посмотрели ещё и поняли: это не валуны, а моржи. И моржей было много. Береговые люди обрадовались и тогда действительно стали береговыми.

Сделали копьё и научились колоть моржа на суше. Сделали гарпун и поплавки и научились бить его на воде. И зажили не в тундре, как раньше, а возле моря — на поворотных мысах, от которых ветры и течения отгоняли лёд даже зимой. Наши предки селились по обе стороны мыса, потому что морж в разное время ходил по-разному: то сверху опускался, то снизу поднимался. Одно стойбище другому говорило, когда добыча шла с их стороны. Каждый к своему стойбищу привык и называл себя по-особенному, чтобы сразу понимать, о ком идёт речь. Среди тех многих имён появились и мы, аглюхтугмит.

Береговые люди увидели китов и, как добывали моржей, стали добывать китов. А когда к берегу пришли оленные люди, не пожадничали и показали им, как ловить рыбу и охотиться в море. С тех пор оленные люди жили в тундре и носили нам оленьи жилы, мясо, жир, рога и шкуры, а мы давали им белужьи жилы на нитки, шкуры морского зайца на ремни, нерпичьи шкуры на обувь, моржовые шкуры на обшивки и угощали китовой кожей. И всем всего хватало. Бывало, и ругались, но дружили. Встречались летом и осенью — праздновали и плясали, били в бубен. А потом пришли пожиратели, и ничего не стало. Так всё и кончилось. Тьфу.

Айвыхак умолк, но слушатели не расходились. Старик частенько на прощание добавлял что-нибудь весёлое. На сей раз он молчал дольше обычного, а когда заговорил, веселья в его голосе не прозвучало:

— Будь у меня моржовые клыки, я бы рассказал больше, но их нет. С ними ушла наша история. Я помню половину. Вы, — Айвыхак посмотрел на Анипу и Матыхлюка, — запомните половину от моей половины, а ваши дети — половину от вашей половины. Так всё и забудется. О долгом пути аглюхтугмит сохранятся два-три слова. «Жили». «Радовались». «Умирали». Потом и эти слова забудутся. Никто и не вспомнит о береговых людях.

Айвыхак закончил. Слушатели, удручённые, задумались, но, выйдя из землянки, быстро развеселились: посмеивались над дождём из плавникового дерева и обсуждали участь тех, кто ушёл по твёрдому морю под восходящее солнце.

— Следующим летом, — заявил Тулхи, когда они с Анипой остались наедине, — я научусь резать по моржовым клыкам. Чтобы наши дети и дети наших детей запомнили больше, чем половину от половины Айвыхака.

— Резать по кости трудно, — заметила Анипа.

— И что? Я смогу!

— Скорее Илютак сохранит слова Айвыхака. Ему и учиться не надо. Он уже умеет, — сболтнула Анипа.

Тулхи не сводил с неё взгляда, и пришлось добавить:

— Я видела. Он вырезает, только никому не признаётся, потому что… Ну…

Анипа и сама не знала почему. С ходу объяснить скрытность Илютака не сумела и притихла. К счастью, Тулхи её не допрашивал — насупившись, ушёл по тропинке.

Ветер нагнал к берегу разрозненные поляны блуждающих льдов. Между ними мялось крошево влажной шуги. Море присмирело и почти не волновалось. Когда ударит мороз, шуга схватится, и по её поверхности пройдут охотники, а сейчас удержаться на ней не позволили бы даже снеговые лапки. О лодке можно было забыть — если она и отыщет извилистую тропку, то рано или поздно угодит в ловушку смыкающихся льдин.

Утатаун каждое утро поднимался на Смотровой гребень, наблюдал за облаками и снежной дымкой, изредка бегал к Маленькой косе, чтобы по цвету льда определить его толщину, и высматривал плывущих зверей. Надеялся предугадать холод, чтобы заранее выдвинуться к Скале, похожей на живот. Обычно охотники не торопились на свежий припай — карабкались на торосы и долго слушали их дыхание, прежде чем увериться в надёжности льда и сделать по нему первые шаги, — однако люди и собаки Нунавака голодали второй день, промедление могло их погубить.

Аглюхтугмит переоделись в зимние одежды. Натянули двойные кухлянки и штаны: нижние — мехом вовнутрь, верхние — мехом наружу. Кухлянки на животе подвязали свободно, как пузырь, чтобы прятать в него всё боявшееся влаги, да и самим удержаться на плаву, случись им провалиться в воду. Подготовили непромокаемые накидки-камлейки для выхода на охоту, почистили нарту с подполозками из китового уса и занялись утеплением землянок. Утатаун закрыл отдушину китовым позвонком — через него наружу проникал тоненький дымок от жирников, а тепло не уходило. Вместе с Канульгой заделал оба проёма в боковых наружных стенах и разобрал навес из моржовых шкур над малым очагом, чтобы шкуры не попортило вьюгами. Затем открыл и осушил входной подкоп — долгие месяцы, до первой оттепели, попасть в землянку можно будет только снизу, из-под земли.

Подкоп начинался возле стойбищной тропинки и выводил прямиком в мясной полог. Анипа и Матыхлюк, спустившись по двум ступеням, шли по нему в полный рост, могли подпрыгнуть и не удариться о верхнее перекрытие из китовых рёбер, китовых лопаток и плавникового дерева. Папе прыгать в подкопе не следовало, если он не хотел разбить голову, а вот мама шла сгорбившись. Это не мешало ей со всякими тяжестями быстро заходить в землянку и выходить из неё. Она бы и целую нерпу протащила внутрь и не запыхалась. Только ни нерпы, ни моржа в Нунаваке давно не видели.

Анипу и Матыхлюка предоставили самим себе. В голод их никто не просил о помощи. Более того, Стулык ворчала, если видела, как они бегают, — считала, что так они быстрее устанут и слягут больные. Бабушка даже выговаривала Илютаку за неизменно подвижную Анипу. Илютак на её слова внимания не обращал и жену образумить не порывался. Стулык злилась и шёпотом винила Илютака в неудачной охоте. Анипа обижалась за мужа, не понимая, почему вдруг бабушка бросает ему столь нелепые обвинения, будто это он прогнал морского зверя и заодно поел рыбу.

Причитания Стулык не мешали Матыхлюку вставать раньше остальных. Он спешил осмотреть нарту. Смахивал с неё снежные наносы, отбивал наросшую ледовую корку. Проверял, не затерялось ли поблизости какой охотничьей утвари. Если находил ненароком оставленные санки, снеговые лопаты или мотыжки, чистил их и выкладывал возле тропинки. Напоследок спускался к землянке Айвыхака и срывал наметённый за ночь сугроб с костяной лопатки, чтобы Нанук было проще выйти из входного подкопа. Управившись с делами в Нунаваке, Матыхлюк нёсся на вершину стойбищного холма, откуда наблюдал за облаками и позёмками, — рассказывал о них Утатауну прежде, чем тот покидал спальный полог. Папа слушал молча, разве что указывал сыну на осы́павшуюся с его одежды снеговую пыль. Матыхлюк шёл в мясной полог, хватал выбивалку и лупил ею по рукавам и пузу кухлянки. Анипа смеялась над братом, ведь, отложив выбивалку, он тут же выскальзывал обратно на тропинку и немедля попадал в снегопад.

Анипа не поспевала за братом. У неё гудела голова. Взгляд терялся. Сердце опускалось в живот и надрывно в нём колотилось. Анипа опасалась, что живот задумает съесть её всю изнутри: для начала переварит сердце, затем проглотит печень и кишки, засосёт мозг — Анипа поглупеет, а папе сейчас не раздобыть для дочери ни медвежьего, ни оленьего, ни даже евражьего мозга. Присев на камень, Анипа баюкала живот. Он успокаивался и отпускал сердце. Анипа задирала голову и смотрела на тугие верёвки облаков, протянутые по небу, словно полосы на боках крылатки. Постепенно гул в ушах прекращался, а мысли переставали быть колючими.

Позапрошлой зимой, до того, как пропал брат Канульги, аглюхтугмит довелось сидеть без мяса столько дней, сколько пальцев на одной руке, и ещё четыре дня. Анипа и тогда присаживалась отдыхать, под конец вовсе не покидала землянку. Сейчас старалась не вспоминать, как папа неожиданно привёз в кочевье мясо, а Матыхлюк вцепился в окровавленный кусок зубами: не кусал, не жевал, не глотал — держал и сопел, как остервенелый пёс. Анипа устала гадать, повторится ли ужас той зимы. Поднялась на ноги. Убедившись, что сердце не проваливается в живот, побежала по следам брата.

Вскоре Матыхлюк угомонился, не придумал себе новых занятий, и они с Анипой отправились к Айвыхаку. Старик сделал удивлённое лицо, будто не ожидал появления детей. Анипа сказала, что им с братом не терпится услышать продолжение вчерашней истории.

— Ну как же! — Анипа скрыла улыбку. — Вас приняли аглюхтугмит, и на стойбище появилась ваша мама. Она уже была червецом, и вы её прогнали. Тогда она вернулась, притворившись вашей женой. Чуть не добралась до ваших мозгов. А что дальше?

— Ах, вот оно что… — притворно вздохнул Айвыхак. — Ну, не знаю. Что-то мне нездоровится. Может, завтра?

Старика забавляло нетерпение детей, и он нарочно их раззадоривал. Анипа ему подыгрывала — долго упрашивала рассказать хоть самую малость и, едва сдерживая смех, поглядывала на перепуганного брата. Матыхлюк верил Айвыхаку. Хотел узнать, чем всё закончилось, и боялся, что придётся ждать завтрашнего дня.

— Ладно, — смирился Айвыхак и поудобнее устроился на лежанке.

Старик заговорил, и в полумраке полога, куда не проникал солнечный свет и где горел худенький жирник, ожила его молодость. Вскоре к детям присоединилась Нанук, наверняка много раз слышавшая историю своего папы и всё же не отказавшаяся послушать её вновь.

— Если человека убить, душа уйдёт невредимая, поэтому пожиратели высасывают душу из живого человека, а не проглатывают его целиком, сразу с душой. Это понятно. Но почему они отпускают получившихся червецов? Съели бы и не поперхнулись, но отпускают. Может, держат про запас. Или червец когда нагуляется, у него мясо делается вкуснее — тогда и съедают. У тугныгаков я не спрашивал, а сам догадаться не могу, но червецов они действительно не трогают, и те бродят по тундре. Так и Ааляк, моя мама, долго ходила, пока не нашла меня в стойбище аглюхтугмит. Думала обхитрить. Думала, я пущу её ночевать. А потом подстерегла мою первую жену и изрезала каменным ножом. Сняла с её головы кожу с волосами и на голову себе натянула. Переоделась в её одежду и заявилась ко мне в землянку, будто она и есть моя жена. Только Ааляк не знала, что жена мне попалась куцая. Обниматься не любила и по ночам меня сторонилась.

Айвыхак, рассмеявшись, посмотрел на Нанук и добавил:

— Вторая жена была лучше. Может, и к добру, что первую задрали… И вот Ааляк ластится ко мне, зовёт скорее раздеться и лечь с ней. И я заподозрил неладное. Притворился, что снимаю штаны, а сам поднял камень, каким на охоте добивал моржей, и хватил жену по макушке. Думаю: если оклемается, лягу с ней. Но Ааляк не оклемалась. У неё с головы слетело чужое лицо, и она предстала какой была — червецом. Оскалилась и отпрыгнула. А пока я соображал, как поступить, вынула нож и кинула в меня.

Айвыхак, прервав рассказ, вскрикнул и руками загородил лицо. Анипу удивило, до какой глубины старик погрузился в воспоминания и до чего живо увидел события того дня. Матыхлюк ёрзал на месте и ждал продолжения, словно сомневался в благополучном спасении молодого Айвыхака.

— Я бы точно умер, но успел подставить мизинец. Видишь, какой у меня ноготь? — Старик вытянул руку. Боязливо обвёл полог взглядом, убедился, что даже в его тёмных углах нет притаившегося червеца, и спокойнее повторил: — Видишь?

Анипа и раньше замечала заскорузлый и жёлтый ноготь на мизинце Айвыхака.

— Нож ударился и упал, а я подобрал и швырнул в Ааляк — отсёк ей одну руку. Тогда Ааляк кинула нож другой рукой. И вновь меня спас мизинец. Я бросил нож обратно — отсёк червецу другую руку. Червец не сдался. Перехватил рукоятку одной ногой. Затем другой. А когда я отсёк ему обе ноги, взял нож зубами и мотнул головой, аж волосы взвились. Нож летел быстрее, чем раньше. Мизинец тогда и треснул совсем. Я в последний раз поднял нож и отсёк червецу голову. Потом взял новую жену, и родилась Нанук. Так всё и было.

Анипу потрясла жестокость и настырность червеца. Матыхлюк, узнав, чем кончилась история Ааляк, выдохнул и с почтением посмотрел на старика. Айвыхак припомнил несколько не менее завораживающих стычек береговых людей с пожирателями и вновь посетовал на утерю моржовых клыков.

— Ведь можно сделать новые! — предложила Анипа. — Вы расска́жете, а кто-нибудь вырежет. И ваша половина знаний не уменьшится.

— Некому.

— Есть кому!

Анипа осеклась. На сей раз не проболталась про Илютака. Айвыхак уже открыл рот — должно быть, готовился уточнить, о ком она говорит, но его опередил раскат сухого грома.

Матыхлюк и Анипа вскочили.

Как и в прошлый раз, гром раздался из-под Смотрового гребня.

Пожиратели!

— Бежим! — выдохнул брат и, проскочив через узкий проём, прыгнул во входной подкоп.

Вместе с Анипой они, не оглядываясь, помчались наверх, к землянке Утатауна. В стойбище залаяли собаки, закричали взрослые. Тугныгаки застали всех врасплох — не нашлось смотрителя, чтобы предупредить об их приближении.

Тулхи крутился у скального выступа. Заметив Анипу, бросился к ней. Его опередил Илютак. Подоспел Акива. Мужчины обхватили детей и поволокли по тропинке. Анипа и Матыхлюк брыкались, уверенные, что сами доберутся до землянки быстрее. Они впятером толкались и злились, но делали всё молча, боясь проронить лишний звук. Только пыхтели от натуги. Они бы так гурьбой и повалились во входной подкоп, если бы их не растащила Канульга. Оттолкнув Тулхи и Акиву, она позволила Илютаку последовать за детьми. Обернувшись, Анипа увидела на заснеженной тропинке Утатауна. Папа с копьём бежал вниз.

— Нет… — выдавила Анипа.

Илютак не дал ей замешкаться, толкнул в спину — заставил скорее пройти подкоп. Загнал детей в малый спальный полог и сразу ушёл обратно.

Матыхлюк, зажмурившись, зарывался в одежду. Анипа беспокоилась за Утатауна и медлила. Услышала голоса. Ветер принёс их от подножия гребня. Анипа не могла совладать с тревогой за папу. Боялась услышать его предсмертный крик. И что тогда? Чем она поможет?! Заплачет и привлечёт пожирателей в землянку? Заодно погубит себя и брата?

В новом порыве ветра Анипа различила отдельные слова, однако не поняла их. Они были чужими, не принадлежавшими ни береговым, ни оленным людям. Грубые, шероховатые, рассыпа́вшиеся в воздухе. Будто и не слова, а собачий кашель, подделанный под человеческую речь. Именно подделанный, потому что человек так не говорит. Анипа, напуганная, поторопилась закрыть уши ладонями, но узнала голос Амкауна.

Там, под гребнем, был пропавший два года назад брат Канульги.

Или Анипе показалось?

Нет… Ветер задул сильнее. Голосов было несколько. Они путались, прерывались. И один из них точно принадлежал Амкауну. Червецу, лишённому души. И ему отвечал Утатаун.

Пожиратели привели в Нунавак червецов. Зачем? В прошлый раз не одолели аглюхтугмит и теперь понадеялись на мерзких помощников? Почему папа с ними говорит? Неужели не верит в силу копья и надеется вновь отвадить чужаков хитростью?

А пожиратели? Они прячутся за гребнем? Как же папа выносит их зловонье? Анипа вспомнила смрад, сопровождавший тугныгаков, и он тут же проник в спальный полог. Дышать стало трудно. Тело Анипы налилось тяжестью. Ветер продолжал окатывать землянку, но голоса в нём растворились. Анипа уже не могла сказать, действительно ли слышала их или воображение, усиленное страхом, обмануло её и заставило принять за голоса обычную позёмку.

Повторился сон с переменчивыми образами морских зверей и погружениями в жизнь древних Белых сов, а под конец Анипу настиг опалённый огнём великан Амкаун. Брат Канульги распух, словно надутый нерпичий поплавок, кожа с него сползла горелыми лоскутами, красными и чёрными вперемежку, а вместо двух рук у него выросло множество других, и в каждой был нож, который он метал с озлобленным криком. Анипа защищалась громадным ногтем с мизинца Айвыхака — держала его, как держат бубен, пряталась за ним и слышала, как в него ударяются ножи. Они били сильнее, сотрясали Анипу, норовили её опрокинуть. Брат Канульги кричал надрывнее. Шаг за шагом продвигался вперёд. И от него не было спасения.

Анипа проснулась.

Крик Амкауна сменился стоном Матыхлюка, а стук ножей о пластину жёлтого ногтя — биением собственного сердца. Сердце поднялось в голову и норовило пробить брешь в затылке. Анипа баюкала голову, как ранее баюкала живот, но боль усилилась, стала нестерпимой и прекратилась лишь после того, как Илютак и Канульга вынесли детей на свежий воздух.

Матыхлюка вырвало густой слюной. Он дрожал и жалобно стонал.

Анипа тихонько плакала, понимая, что не выдержит ещё одной пытки зловоньем, и не смея признаться в этом маме.

Утатаун опять отвадил пожирателей, заодно прогнал приведённых ими червецов. Анипа не успела расспросить его об Амкауне. Вернувшись в полог, уснула и проспала до следующего дня. Поднявшись, узнала, что Утатаун и Илютак до рассвета ушли из Нунавака. Прихватили копья, санки и никому не сказали, куда направляются, а к вечеру привезли куски подмороженного моржового мяса.

Люди Нунавака собрались у санок. Слепо смотрели на мясо и не шевелились. Охотников иногда обманывает тундровая дымка — в ней всё кажется иным. Бежишь от лисы, уверенный, что спасаешься от медведя. Бросаешь копьё в ледовую скалу, уверенный, что настиг морского зайца, а скала в действительности стоит далеко, до неё и за полдня не дойти, — копьё пронзает белый морок и теряется в нём безвозвратно. Вот и сейчас аглюхтугмит испугались, что мясо, только поднеси к нему руку, рассыплется снегом или развеется туманом. Утатаун не захотел никого разубеждать и хмурый ушёл в землянку. Лишь когда Илютак послюнявленной ладонью похлопал по мясу, доказывая его существование, женщины оживились. Вскоре стойбище наполнилось сытными запахами долгожданной еды.

Анипа не допытывалась, как папа с Илютаком покололи моржа и почему потеряли его шкуру. Они ведь даже не захватили гарпун, да и в большой лодке вдвоём не управиться, а на берег в месяц блуждающих льдов моржи выходили редко. Наверное, пожиратели подослали Амкауна в надежде, что Утатаун доверится ему и согласится обменять кого-нибудь из аглюхтугмит на принесённого червецами моржа. Папа прогнал Амкауна, пошёл за червецами и подобрал мясо, брошенное ими за ненадобностью. В очередной раз обхитрил пожирателей. «Он не первый. Были и другие хитрецы, да где они?»

Люди Нунавака держали мясо над жирниками и срезáли едва поджарившуюся боковинку. Обжигаясь и смеясь, заталкивали её в рот. Шикая, жевали. Прожевав, слизывали с рук натёкший жир и снова протягивали мясо огню. Если бы не предусмотрительность Утатауна, аглюхтугмит, пожалуй, за ночь управились бы со всей добычей, однако по его призыву сдержались. Одну часть отдали поскуливавшим собакам, другую заготовили на будущие дни — наре́зали тончайшими полосками и подвесили сушиться на зимнем ветру.

По Нунаваку все ходили довольные, будто увидели заполненные жиром ямы. Заискивающе поглядывали на Утатауна и покорно ждали, когда он расскажет им про диковинную охоту. Папа отмалчивался, а потом заявил, что ему приснились косатки. Они заметили, как Тулхи бегает на прибрежные скалы, с каким беспокойством следит за нагонными льдами, и догадались о беде, постигшей береговых людей. Сжалились над ними и предупредили Утатауна, что выйдут на сушу у Маленькой косы. Там перевоплотятся в волков и на зиму убегут в тундру. Косатки запасли достаточно мяса, чтобы пробавляться им, пока не привыкнут к новым телам, и пообещали оставить немножко из своих запасов Утатауну. Он подумал, что сон навеян голодом. Не хотел никого обнадёживать. Открылся одному Илютаку. Вместе они пошли к Маленькой косе, где и обнаружили срыгнутую косатками тушу.

— Другой помощи не будет, — признался Утатаун. — Сейчас и волкам трудно.

Аглюхтугмит поняли, что их положение не улучшилось. Голод, отступив, затаился поблизости.

Анипа тем временем попыталась уловить связь между последними событиями. Два года назад, когда всё было совсем плохо, Утатаун тоже неожиданно принёс мясо, а незадолго до этого пришёл Илютак и пропал Амкаун. Утатаун тогда ни словом не обмолвился об охоте, а сейчас рассказал о косатках, но сделал это нехотя и не сразу. Сам Илютак на морёном клыке изобразил себя с вырезанным языком и в окружении тугныгаков, а когда Анипа спросила о них, посмотрел на неё без страха, но с грустью. Теперь Утатаун раздобыл моржовую тушу — и в Нунаваке объявился Амкаун. Каково было маме увидеть мёртвого брата?! Услышать его голос и странную речь… Возможно, без души Амкаун разучился говорить. Папа угадывал значение его слов или вообще не собирался в них вникать, ограничивался угрозой ударить Амкауна копьём. Между тем косатки прознали о нападении пожирателей на Нунавак и сжалились над людьми.

Неужели всё это — обыденная череда везения и неудач?

Чем дольше Анипа перебирала недавние события и события позапрошлой зимы, тем больше в них путалась. В натопленном пологе было жарко, но Анипа не раздевалась. Только плотнее закутывалась в меховые одежды и смотрела на искрящий огонёк жирника. Впервые за два года землянка Утатауна не казалась ей столь надёжной, а стены с лежащими в них костями предков — столь прочными. Анипа чувствовала себя бельком нерпы, до времени выбравшимся из снежного логовища и заплутавшим на бескрайнем морском льду. Она не могла найти пути назад. Ползла в неизвестность. Ждала, когда её настигнет пока невидимый хищник.

Глава девятая. Первая добыча

В месяц белого тумана пришла тёплая пурга. На тундру падал мокрый снег. Он сменялся дождём, и дождь не прекращался, затапливал овраги, подмывал входные подкопы землянок. Затем возвращался холод, и всё покрывалось наледью. Люди Нунавака торопливо обходили стойбище, сбивали её и прятались в пологах. Пурга возвращалась, затяжным воем нагоняла тоску.

Солнце, невидимое за рыхлыми облаками, едва поднималось над дальним морем. Жирники теперь зажигали редко, и аглюхтугмит сидели в темноте. Не считали дней, нехотя занимали друг друга историями и ждали, когда хозяева Верхнего и Нижнего миров позволят им выйти на охоту. Получив от косаток моржовое мясо, Утатаун отказался вести мужчин по неверному льду, решил дождаться крепкого припая. Не захотел идти на морского зверя даже после того, как ударили морозы.

Тундра поблёскивала, затем, присыпанная снегом, побелела и отчасти высветила ночь. Только холмы по-прежнему темнели — ветер сдувал с их вершин снежную насыпь, она легко летела, пуржилась, и казалось, что холмы дымят, охваченные невидимым огнём. Речки замёрзли, но их устья продолжали сочиться студёной водой. Она скользила по гладкому насту, терялась под прибрежными камнями и совсем пропадала в полосе крупнобитого льда. За первым припаем начинались серые поля блуждающих льдин. Почти прозрачные, они в тихую погоду смерзались, однако, подгоняемые ветром, легко расходились, обнажали губительные трещины и разводья. Между ними по-прежнему крошилась влажная шуга, и Утатаун упрямо отказывался запрягать собак в нарту. Знал, что малейшая оплошность погубит охотников.

Опустился белый туман. Он проникал под неплотно прикрытую китовую лопатку, тянулся по входному подкопу и растекался по мясному пологу, словно облако, вырвавшееся изо рта разгорячённого великана. Следом в землянку проникал холод, поэтому Анипа и Матыхлюк, чаще других выбегавшие наружу, старались скорее вернуть лопатку на место. Облачко от дыхания самих аглюхтугмит оседало на стенах ломкими чешуйками изморози. За ночь изморозь покрывала и одежду — она хрустела, когда аглюхтугмит просыпались и спускались с лежанок.

Из стойбища теперь не удавалось разглядеть ни Поминальный холм, ни Смотровой гребень. О том, чтобы стеречь Тихий дол, не было и речи. Опасаясь пожирателей, Анипа с Матыхлюком старались не отлучаться из Нунавака, лишь изредка бегали с Тулхи к Скале, похожей на живот, чтобы в редкие прояснения погоды самим осмотреть торосы и убедиться в их ненадёжности.

Ветер дважды отжимал прибрежные льды, размыкал сцепившиеся ледовые поля и заставлял Тулхи, забравшегося на скалу, цедить проклятия нерадивому хозяину Нижнего мира. Припасы вновь закончились, и сыну Акивы не терпелось выйти в море, пусть бы и навстречу верной гибели. Устав от голода и холода в едва освещённой землянке, он предпочёл бы утонуть во время отчаянной попытки добыть морского зверя. Сказал Анипе, что так и поступит, если почувствует, как в нём иссякают силы.

Жертвовать собой Тулхи не пришлось. Утатаун объявил о скорой охоте. Нарастающий лёд окреп. Местами шуга темнела и волновалась, но припай встал и расстелился достаточно далеко от берега, а начинавшиеся за его кромкой отдельные ледовые поля соединились с виду прочными перемычками.

Вернувшись в стойбище после очередной отлучки, папа собрал мужчин. Они сели напротив Утатауна. Слушали его пояснения, наблюдали за тем, как он ножом на снегу намечает их путь. Рядышком на камень опустился непривычно серьёзный Айвыхак. Анипа с Матыхлюком высовывались из-за спины Илютака, вглядывались в узор на шероховатом насте и пытались разобрать, где тут слоистый лёд, требовавший от охотников исключительной осторожности, где молодой липкий лёд, от которого им следовало держаться подальше, а где лёд комковатый, по которому не пройти ни собакам, ни нарте. Утатаун пальцем показывал, как именно двинется упряжка: в обход непреодолимых стаму́х, через узкие разъёмы в торосах, по бугристым полям замёрзшей шуги и, наконец, по ровному молодому льду — в поисках разводья или полыньи, где плавают нерпы.

Охотники предпочли бы добыть моржа или морского зайца, однако согласились и на нерпу. К зиме она обрастала жиром, поэтому не тонула. На поверхности её удерживала и более плотная морская вода, летом разбавленная пресными водами впадавших в неё рек. Значит, мужчины обойдутся без гарпунов, сразу ударят нерпу копьём, что упростит охоту. Добраться до открытых залёжек или отыскать скрытые под снежными наносами логовища Утатаун не надеялся, но знал, что Волчица — единственная луночница из всех собак Нунавака — непременно выведет его к продухам, через которые нерпа дышала, или к лазкам, через которые она выбиралась на лёд, чтобы отдохнуть и поспать.

Утатаун изре́зал наст и запутал Анипу. Под конец она не могла указать, где тут берег, а где открытое за припаем море. Матыхлюк же кивал и поддакивал папе. Умолк, когда на него сурово взглянул Илютак, но продолжал кивать молча. Должно быть, надеялся, что папа отметит его сообразительность и позовёт с собой. Когда Анипа спросила у Матыхлюка, что означает вон та большая загогулина, брат шикнул:

— Не мешай!

Утатаун и не думал взять сына, как бы надрывно Матыхлюк ни тряс головой и с каким бы умным видом ни наблюдал за папиным ножом.

Утатаун убедился, что вопросов нет даже у молодого Тулхи, и повернулся к Айвыхаку. Охотники ждали, когда старик заговорит. Он пожёвывал губы беззубого рта и долго молчал, прежде чем промолвить:

— Мой дедушка сказал бы вам опасаться китов. Они приплывали в месяц белого тумана. Человеку не вредили, но разводий на всех не хватало — вот сколько их было! — и они спинами ломали лёд. Китовые проломы виднелись повсюду, куда ни посмотри. Они торчали как стамухи. Оказаться рядом с ними опасно, но то было раньше. Кто помнит, когда аглюхтугмит добыли последнего кита?

Айвыхак продолжил, иногда впадая в задумчивость, говорить о китах. Знал об их повадках лучше любого в Нунаваке. В молодости бок о бок с другими охотниками вытаскивал кита на мелководье, забирался к нему на спину, нареза́л её длинным ножом, и спина была исчерчена глубокими бороздами, словно растрескавшийся в непогоду серый лёд. Каждый мужчина вырывал и привязывал к себе увесистый кусок китовой кожи с жиром и волочил его по земле в стойбище.

— Вот как было, — вздохнул Айвыхак.

Утатаун и Акива не перебивали старика, терпеливо слушали его, а Матыхлюк и Анипа слушали с нескрываемым любопытством. Сами они живого или мёртвого кита не видели, только его кости.

Старик умолк и первый поднялся на ноги. Следом поднялись остальные, заторопились по землянкам готовиться к завтрашнему выходу на припай.

— Признайся, ты ничего не понял, — Анипа на ходу дразнила брата. — Папа показал, где лежит лёд, а ты не понял. Не понял!

— Замолчи! — огрызнулся Матыхлюк.

Анипа пожала плечами. Матыхлюк снял с ремня каменный нож и, упав на колени, принялся вырезать на снегу несуразные полоски и завитки. Вспоминал папины слова про комковатый лёд и шугу, указывал положение разводий. Узоры Матыхлюка едва ли напоминали те, которые вывел Утатаун, однако Анипа не сказала об этом вслух. Матыхлюк и сам остался недоволен. Наскоро затоптал узоры и дальше шёл насупившись. Анипа постаралась развеселить брата. Напомнила ему про лису, заверившую медведя, что в голодные дни можно порыбачить в своём теле:

— Подцепи когтями кишку, вытащи её наружу — и увидишь, сколько в ней рыбы. Всегда можно подкрепиться.

Медведь поверил лисе. Вытащил из себя кишку и упал замертво. Довольная лиса махнула хвостом и убежала.

— Если будет совсем голодно, — повеселев, заявил Матыхлюк, — я вытащу твою кишку, пока ты спишь. Вдруг там действительно водится рыбка.

— А вот и не вытащишь!

— Ух! — Матыхлюк бросился на сестру.

Анипа увернулась и припустила вниз по заснеженной тропинке. Скользила на скальных поворотах и уступах, со смехом убегала от нагонявшего её Матыхлюка. Брат выл диким волком и кричал:

— Съем твои кишки! У-у-у! Достану из живота и съем. Не будет у тебя кишок! У-у-у!

Добежав до подножия стойбищного холма, Анипа и Матыхлюк присмирели. Вспомнили о дедушке. В землянку возвращались молча и не смотрели друг на друга — знали, что непременно заплачут, когда в чужом взгляде увидят отражение собственной грусти.

Ночь прошла быстро. Мужчины спали перед завтрашней вылазкой, а женщины и дети готовили охотничью утварь, чистили кожаные снеговые наглазники с тонюсенькими щёлками для глаз. Утром, задолго до рассвета, спустили нарту со стойбищного холма и подтащили к ней поклажу. Хорошая нарта, большая, на четыре пары копылок — единственная на весь Нунавак. Утатаун и летом ухаживал за ней. Знал, что без нарты охотникам зимой придётся худо.

Собаки, после первого снегопада посаженные на привязь и дни напролёт лежавшие в ямках, вчера оживились. Утатаун ещё не успел вырезать на снегу первые узоры, а собаки уже встретили его дружным воем — раньше людей почуяли скорую охоту. Когда же увидели нарту, вовсе извелись. Голодные, злые, не находили себе места, рвались с привязи, раскапывали снег и запутывались в жильных верёвках привязи. Только Четырёхглазик сидел невозмутимый и порой ставил тяжёлую лапу на хребет изнывавшего Блошика. Впрочем, успокоить его не мог.

Охотники, наклонив нарту, проверили подполозки из китового уса, подёргали за тугие ремни, простучали копылки. Рядом хлопотал Матыхлюк — очистив нарту от снега, он теперь сметал с неё даже крохотные свежевыпавшие снежинки. Убедившись, что крепления не растрескались на морозе, мужчины забросили на нарту поклажу: лёгкие мешки с одеждой — назад, а тяжёлые мешки с охотничьей утварью — вперёд. Наконец вытянули ремень-по́тяг и закрепили его петлёй за воткнутую в наст беговую палку. Пришло время запрягать собак.

Утатаун и Акива любили их. Летом не давали залежаться, гоняли по голой тундре. Пускали под навес открытого полога, если дожди затягивались. В сытые годы кормили, а в голодные отпускали мышковать. Однако по-настоящему сближаться с ними отказывались и заботу о них чаще поручали женщинам и детям. Утатаун как-то объяснил Матыхлюку, что пёс должен думать в первую очередь о себе. Если нарта провалится под лёд, собака, верная человеку, кинется ему на выручку — запутает ремни, смутит остальных собак, и упряжка пойдёт на дно, да и человек погибнет в тщетных попытках вытащить её из полыньи. Собака диковатая захочет выбраться сама и не будет никому мешать.

— Тебе нужен не друг, — наставлял сына Утатаун. — Тебе нужен пёс. Он пойдёт охотиться не для того, чтобы тебе угодить, а потому что хочет есть. Будет лежать смирно, или мчать через пургу, или искать проход между торосами, потому что умеет и так добывает себе мясо, а не потому, что ты об этом попросишь.

И Матыхлюк сторонился Блошика. Отпихивал щенка, отгонял криком, бросал в него комья грязи. Блошик считал это новой игрой, продолжал виться вокруг Матыхлюка, и тот уступил, смеясь над неунывающим щенком и злясь на себя за мягкотелость.

Утатаун и Акива хорошо обучили собак. В упряжке никто, даже своевольная Волчица, не жевал ремни из тюленьей шкуры, хотя в голод сдерживаться было трудно. Вихрун чувствовал направление, и ему, в отличие от других собак, которых Анипа видела в летнем кочевье, почти не требовался человек, идущий впереди и подсказывающий путь. И конечно, собаки Нунавака знали своё место у потяга. Едва Акива освободил их с привязи, они заторопились вниз по тропинке.

Луну, заливавшую стойбище холодным светом, заслонили облака. К охоте готовились в темноте. Зная каждого пса на ощупь и на слух, Утатаун привязал к потягу Блошика и Хвоста — самые неопытные и слабые, они встали у нарты. Следом впряглись Певун и Волчица. Передовым, как всегда, выбрали Вихруна. Мудрого Четырёхглазика охотники пустили на нарту. Ему единственному предстояло катиться лёжа. Четырёхглазик и в слепую пургу находил проходы, заранее чуял ловушку прикрытого гнилым льдом разводья, мог вывести людей к берегу, когда другие собаки от отчаяния выли и грызлись, однако он состарился и ослаб — Утатаун берёг его для самых трудных участков пути и, когда требовалось, ставил в пару с Вихруном.

В темноте осмотреть уже впряжённых собак было трудно, и Утатаун доверился сыну, который вчера дважды проверил их лапы. Болячек или потёртостей Матыхлюк не обнаружил. Утатаун, считавшийся вожаком упряжной стаи, выдернул из снега беговую палку, отдал её Матыхлюку и побежал вперёд. За ним дёрнулись собаки, а мужчины разом толкнули нарту — подполозки с шумом оторвались от наста.

По безветренной погоде Анипа услышала, как Утатаун остановился под Смотровым гребнем и призвал охотников ещё раз после быстрого проката ощупать потяг, ремни и копылки. Убедился в их надёжности и дальше гнал собак до берега без передышки. Поздней зимой Утатаун предпочёл бы путь по заснеженному Звонкому ручью, а в месяц белого тумана вынужденно направился прямиком через Ровное место — опасался, что ветер оголит ребристый лёд ручья и нарта замедлится.

Женщины и дети Нунавака долго оставались на месте. Вглядывались в ночь, не смели говорить, боясь разговором отпугнуть удачу. Даже Стулык, в отличие от Айвыхака спустившаяся проводить мужчин, молчала. Не обратила внимания на Матыхлюка, когда тот утомился от тишины и принялся беговой палкой разить сугробы так, словно колол застигнутых врасплох моржей.

Далеко над морем проглянуло сонное солнце, его слабые лучи окрасили небо водянистыми разводами, и Канульга зашагала к землянке. За ней потянулись остальные. И только Стулык задержалась в подножии стойбищного холма. Должно быть, шёпотом просила хозяина Нижнего мира о заступничестве, но взять чистый рот у Водной старухи не могла — Ворчливый ручей замёрз, и Старуха легла спать до первой весны.

В Нунаваке привычно отказались от ссор, не шумели, не смеялись слишком громко. Неспешно занимались своим делом. Понимали, что на льду решается их жизнь, но обсуждать возможную удачу упряжной стаи не хотели. Собирались в опустевшей землянке Утатауна, зажигали жирники и грелись возле них, заодно слушали истории Айвыхака.

Анипа и Матыхлюк ускользали от Канульги и бегали к Скале, похожей на живот. Охотники задумали провести на льду два или три дня, однако каждую ночь возвращались на берег и спали под перевёрнутой большой лодкой. Спать на припае и тем более на блуждающих льдах за его кромкой было слишком опасно. Чтобы застать охотников, детям следовало подняться на Скалу ранним утром или поздним вечером, но бродить в темноте они остерегались — шли днём, без особой надежды разглядеть среди торосов упряжку.

Над Скалой, когда дул сильный ветер, стелилась нетронутая синева, и Анипа терялась. Небо казалось прозрачным льдом, скрывавшим морскую глубь, а припай и тундра, покрытые неровными надувами снега, представлялись облаками с белоснежными завитками, волнистыми бороздами и затенёнными углублениями. Подняв руки и привстав на цыпочки, Анипа поддавалась ветру, закрывала глаза. Если небо — лёд, под которым томятся кости древних китов, а тундровые заструги — облака, значит, Анипа висит вверх ногами. Она белая сова. Ещё чуть-чуть, и она начнёт падать. Прямиком ко льду над головой. Расправит крылья, окунётся в воздушные потоки и воспарит.

От таких мыслей закружилась голова. Анипа пошатнулась, неловко подпрыгнула. Тяжесть собственного тела вернула её назад и заставила оступиться — Анипа ударилась о камни и едва не скатилась по крутому склону.

— Ты чего? — Матыхлюк вцепился в сестру.

Анипа не смогла объяснить своих чувств. Расплакалась. Крепко обняла брата, а затем повела его вниз, к берегу. Там они осторожно бродили между стамухами. Отыскали свежую зеленоватую трещину и погрузили в неё костяную закрутку, постарались накрутить побольше бурых водорослей. На следующий день они уже с Укуной и Нанук пошли к Скале оголённых клыков, чтобы в малой проталине ловить на крючок навагу. Матыхлюк быстро заскучал и вскарабкался на вершину тороса — вызвался сторожить женщин на случай, если поблизости появятся тугныгаки или червецы. Нанук задумчиво посмотрела на него, и Анипа с Укуной, обменявшись взглядами, рассмеялись. Год-другой, и бездетная Нанук пригласит Матыхлюка к себе в землянку.

Укуна на льду сделалась привычно болтливой. Поблизости не нашлось Стулык, чтобы её одёрнуть, и жена Акивы отводила душу после вынужденной тишины в Нунаваке. Рыбачила скверно, поймала одну-единственную рыбёшку. Улов Анипы и Нанук был едва ли лучше — по две худенькие наваги с желтоватыми плавниками и чёрной спинкой. Идти к кромке припая, где навага попадалась чаще, женщины побоялись. К тому же они не взяли гарпун с костяной накладкой, которой обычно проверяли прочность льда: сломавшись от первого удара, он бы не выдержал и человека, а сломавшись от второго, пропустил бы путника в снеговых лапках. Лёд, устоявший под тремя ударами, был безопасен.

— Айвыхак ходил без гарпуна, — промолвила Нанук, когда они с Анипой и Укуной выдвинулись назад, к берегу. Матыхлюк поторопился спуститься им навстречу. В месяц белого тумана солнце светило лишь половину от половины дня, и долго порыбачить им не довелось. — Айвыхак и через подошву пятками чувствовал толщину льда, угадывал в нём трещины. За ним ходили, как сейчас ходят за Четырёхглазиком.

Укуна развеселилась от слов Нанук и едва не угодила во влажный снег. Под ним наверняка таился тонкий лёд. Анипа одёрнула жену Акивы. Дальше шли молча.

Охотники вернулись к вечеру следующего дня. Матыхлюк первый заметил упряжку. На его крик из землянки выбралась Канульга. Она улыбалась, пока не взглянула на нарту. Та катилась слишком легко. Под тяжёлой добычей нарта идёт иначе. Собаки настойчиво рвались вперёд, рядом с ними бежали мужчины, но радости от их возвращения в Нунаваке не было. Впрочем, скоро выяснилось, что охотники вернулись не с пустыми руками. За три коротких дня им удалось добыть нерпу. Не добыча, а насмешка над голодавшими людьми. Внушительный улов сайки не смягчил общего разочарования.

Как бы там ни было, женщины вышли встречать нарту. Укуна и Нанук сняли с неё куски подмёрзшего мяса, а Канульга приняла от Утатауна чёрненькую голову нерпы с завитыми усами на коротенькой мордочке и чуть вздутым лбом. Отнеслась к ней с почтением. Сделала всё, чтобы зверь примирился с собственной смертью и не отпугивал собратьев — пусть те знают о радушии аглюхтугмит и не торопятся им пренебрегать.

Канульга положила нерпичью голову у входного подкопа. Подождала, пока Матыхлюк принесёт глиняную плошку с водой и бережно напоила нерпу — налила воду ей в носик и рот, после чего внесла её в землянку. Опустила там на родовой камень. Украсила бусинами из моржовых зубов и покрашенными в красный жильными ниточками. Подвела к голове каждого аглюхтугми, и все шептали зверю добрые слова.

Пока Канульга заботилась о нерпе, охотники распрягли и посадили на привязь собак, сняли с нарты ременные крепления. Женщины помогли мужчинам раздеться, прошлись выбивалкой по их одежде и вывесили её на сушильные треноги. Не говоря ни слова, мужчины легли спать.

Голод подгонял женщин не меньше истекавшего слюной Матыхлюка, и новый день люди Нунавака начали сыто. Макали замороженную сайку в жир, перемешанный с листьями камнеломки. Ели сайку варёную. И сайку поджаренную. Крохотная рыбёшка с выпученными глазками и тонким хвостиком показалась чудесной. Бо́льшую часть улова съели сразу, а меньшую закопали в снег возле мясной ямы. Принялись за нерпичье мясо и, обильно запивая водой, вроде бы наелись.

Стулык с удивлением по запаху и вкусу признала, что нерпа пришлая, с ощутимым травным духом. Значит, зверь, напуганный пожирателями, совсем покинул ближнее море, и надежда теперь была на заблудших одиночек, а таких поди поймай.

Матыхлюк, обтекая потом и слизывая с пальцев жир, лёг на каменные пластины пола и уставился на нерпичьи ласты. Их Канульга отдельно прислонила к стене мясного полога. Когда ласты хорошенько пропахнут, можно будет снять с них мягкую кожу и полакомиться ими. Матыхлюк знал, что случится это нескоро, но уже сейчас принюхивался к ластам, словно надеялся угадать их будущий вкус.

Мужчины собрали аглюхтугмит в пологе Утатауна и рассказали об охоте. Говорили в основном Акива и Тулхи. Илютак говорить не мог, а Утатаун лишь изредка пояснял слова друзей. Охотники посетовали на упущенного в первый же день морского зайца — только и видели, как в разводье мелькнула его тёмная спина. Второй день прошёл в тщетных поисках нерпичьих продухов, которые не удавалось вынюхать даже опытной Волчице. Попутно охотники рыбачили, а на третий день до того отчаялись, что, подобно волкам и росомахам, наблюдали за полётом воронов, надеялись, что те выведут их на добычу. Уже возвращались на берег и подумывали задержаться на припае лишний денёк, когда обнаружили заблудившуюся нерпу. Она стала лёгкой добычей. Должно быть, выбралась полежать под солнышком и просушить шёрстку — уснула и не заметила, как лазок затянулся прочным льдом, укрылся свежим снегом. Не сумела его отыскать, вот и блуждала, пока не повстречала людей. К этому времени так ослабла, что не вздрогнула, когда над ней нависла тень Илютака. Охотник убил её ударом в сердце.

Мужчины сразу разделали добычу: разрезали нерпе живот и сняли с неё шкуру. Отдельно выложили желудок и прочие внутренности. Кишки сплели косичкой, чтобы они не запутались, а мясо подморозили на льду, прежде чем уложить на нарту. Не задержались, посчитав, что и одной нерпы пока достаточно.

Утолив любопытство слушателей, Акива и Тулхи состязались: кто лучше изобразит ворона, летящего над припаем и выслеживающего молодых нерпят. Укуна, посмеиваясь, била в бубен. Когда же к пляске присоединился Айвыхак, рассмеялись все остальные, а потом единодушно признали, что старик лучше молодых охотников перевоплощался в одинокого ворона.

Между тем Канульга покормила собак, почистила нерпичьи кишки, сварила желудок и взялась за обработку шкуры. Обнаружила на ней несколько проплешин, затерявшихся среди светлых пятен и прожилок.

— Плохой знак, — буркнула Стулык. — Что и удивляться.

Словно ей в ответ на тундру опустился густой и влажный туман. Утатаун поутру отказался выводить упряжку на охоту. Мужчины затаились в ожидании хорошей погоды. Стулык ворчала на хозяев Верхнего и Нижнего миров, бродила по стойбищной тропинке, затем в углу мясного полога подвесила засушенный хвостик сайки, чтобы рыба не избегала аглюхтугмит и шла прямиком на крючок. Схватив Матыхлюка за плечо, бабушка строго запретила ему даже приближаться к висевшему хвостику и тем более не думать о том, чтобы украдкой его сжевать.

Выждав два дня, Стулык добралась до нерпичьей головы на родовом камне. Сняла с неё украшения и женским ножом старательно надрезала носик, чтобы в будущем зверь не учуял запаха приближающихся людей. Отковырнула кожу от нерпичьей ушной дырочки, наказала Анипе отнести её на вершину стойбищного холма и потерять в тумане — накормить ею злых духов, навлекавших на Нунавак шумные пурги.

Аглюхтугмит надеялись, что Стулык вернёт им удачу. Чувствовали, что который месяц бредут по тёмному липкому льду. Жизнь то прятала морского зверя и подталкивала их к голодной смерти, то милостиво побрасывала им моржовое мясо и заблудившуюся в торосах нерпу. Приводила и прогоняла пожирателей. Насылала болезни и излечивала. Всё же аглюхтугмит не унывали. В землянках по-прежнему звучал смех. Айвыхак по-прежнему собирал слушателей. Анипа и Матыхлюк возились с Блошиком и, потешаясь, расспрашивали его об охоте — о завтрашнем дне не задумывались, ведь он в действительности был не ближе дальнего года старости. Их там, в будущем, ещё не случилось. Они жили здесь и сейчас. Наслаждались обманчивой сытостью и продолжали беззаботно носиться по стойбищному холму.

Между тем настоящая зима только началась.

Глава десятая. Следы ведут по снегу

Анипа представляла себя нерпой, пойманной охотниками в сытый год. Они поленились разделывать добычу и просто отрезали ей голову. Подвесили за ласты хвостиком вверх, бросили под неё глиняную плошку и, посмеиваясь, принялись отбивать ей бока, чтобы жир вытекал из разверстой шеи. Так из Анипы капля за каплей вытекали силы. Их скоро совсем не останется. И она будет лежать худеньким безголовым зверьком с обвисшей шкурой.

Зима пришла рано и выдалась суровой. В прошлом году к месяцу сидящего солнца снег ещё выпадал понарошку, а если задерживался и не стаивал, то лежал мягкий и сухой — Анипа проваливалась в него по пояс, однако легко шла вперёд, и они с Матыхлюком играли у подножия стойбищного холма: прятались в воздушных сугробах, ныряли в них, как косатка ныряет под накатившую волну. Гребенушки тогда беспечно сидели на снежницах Прячущихся озёр, вершины гребней и сопок покрывались инеем, а снеговые облака осыпа́ли Маленькую косу невидимым в темноте снегопадом, за тонкой полоской припая собиралась первая шуга. Теперь всё было иначе. Ни птиц, ни зверья. Ни погоды. Один холод.

Солнце едва приподнималось в небе, накрывалось тёмно-бордовой дугой, похожей на верхнюю челюсть громадного кита, натужно держалось и почти не освещало тундру, затем, обескровленное, опускалось под землю. Долгие сумерки выкрашивали округу в однообразные пепельно-серые цвета. Такими же серыми становились лица людей.

Анипа смотрела на снежную поляну под Нунаваком, и в обманчивом полумраке ей казалось, что она видит маленькие горы и ложбины. Возможно, приглядевшись, Анипа различила бы и крохотных людей, подобно аглюхтугмит, загнанных в ловушку безысходности, однако слышала, как от мороза трещит земля, и торопилась обратно, во входной подкоп. Илютак приподнимался на лежанке, принимал к себе Анипу и пытался согреть жену своим стылым телом, а сам слушал потрескивавшую тундру и отвечал ей постукиванием по древку гарпуна. Стулык говорила: если морозу не ответить, он обидится и будет серчать ещё больше.

Укладываясь на лежанку, никто не раздевался. Аглюхтугмит прятались под навалом меховых и кожаных одежд, как это раньше делали дети, если к стойбищу приближались тугныгаки, разве что не зажмуривались и уши ладонями не зажимали. Всё равно мёрзли. Наверное, и пожиратели за Чёрной горой притихли от холода, а могли бы без труда растерзать ослабленных береговых людей. Анипа прислушивалась к завываниям ветра и надеялась различить сухой гром, с которым пожиратели выбирались из земли под Смотровым гребнем. Глупо, конечно, но ведь в прошлый раз они принесли Нунаваку удачу — заставили косаток сжалиться над его обитателями. Почему бы сейчас жалость не проявить волкам или медведям?..

Хуже всех было Матыхлюку. Родители обнимали его, и, совсем маленький, он терялся между Утатауном и Канульгой. На их лежанке спали и Айвыхак с Нанук — они оставили свою землянку, перебрались к Утатауну. Отдельно теперь жили только Акива, Укуна и Тулхи, но Анипа догадывалась, что рано или поздно они попросятся к ней и потеснят её с Илютаком. В тесноте будет чуточку теплее. Впрочем, Матыхлюк, окружённый сразу пятью взрослыми, продолжал мёрзнуть. Сквозь земляную внутреннюю стенку Анипа слышала, как он плачет от холода. Папа иногда будил его и выводил наружу. Заставлял растирать лицо пригоршнями сыпучего снега. Снег не сразу таял — подобно песку, царапал щёки, лоб, ладони, — и Матыхлюк скулил от боли, а когда его лицо наконец становилось влажным и пунцовым, Утатаун гнал сына по тропинке, принуждал спускаться к пустовавшей землянке Айвыхака и бежать обратно. Матыхлюк согревался, потом какое-то время спал молча, но вскоре вновь замерзал и плакал.

Аглюхтугмит давно опустошили мясные ямы, съели последние запасы жира. Съели и нерпичью голову, и нерпичьи ласты. В месяц сидящего солнца не зажигали жирники и лишь изредка позволяли себе запалить маленький огонёк из сбережённых веточек ивняка. Мужчины ещё дважды выходили охотиться на лёд. Обессиленные, проводили на нём по одному короткому дню и возвращались с пустыми руками. Из еды на весь Нунавак осталось несколько рыбок. Канульга выкапывала из снега по две-три саечки, делила их, и аглюхтугмит доставалось по малюсенькому кусочку. Они не жевали его, а посасывали, чтобы растянуть удовольствие.

Стулык отказывалась от сайки, и Канульга растерянно смотрела на маму. Тут вмешивался Утатаун и вынуждал бабушку взять кусочек, который она потом всё равно отдавала Матыхлюку. Брат тайком заползал на лежанку Анипы и отщипывал ей половину бабушкиного кусочка. Полученную половинку Анипа целиком отдавала Блошику. Улыбаясь, представляла, как щенок в свою очередь захочет поделиться с Волчицей или Хвостом, однако Блошик даже не замечал угощения — слизывал его с руки Анипы и потерянно водил головой, не понимая, откуда до него донёсся рыбный запах.

Собак не кормили. Знали, что долго они не продержатся, но поделать ничего не могли. Сняли их с привязи, позволили им самим подыскать себе укрытие от мороза. Собаки лапами выкопали глубокие ямки возле землянки Утатауна и улеглись в них, прикрыли мордочки пушистыми хвостами. Изнемогшему от голода Певуну никак не удавалось одолеть твёрдый наст. Он отчаянно выл и заваливался к Волчице. Луночница Айвыхака кусала Певуна, но пёс не успокаивался. Возможно, Волчица так бы и загрызла его, но псу на выручку пришёл Акива: мотыжкой и снеговой лопатой пробил наст и сам уложил Певуна в ямку.

Постепенно собак занесло снегом. Им стало теплее, и они старались не шевелиться, чтобы не обрушить низенькие сугробы. Только Блошик оставался едва присыпанным порошей. Анипа навещала щенка и удивлялась его подвижности. Он выглядел бодрым и поднимал мордочку, радостно шустрил хвостом. Анипа не знала, как объяснить живость Блошика, а вчера, в безветренную погоду, разглядела за ним следы. Щенок единственный осмеливался куда-то уходить. Анипа при скупом дневном свете пошла по его следам. Они устремились вниз по стойбищной тропинке, отправили в обход заструг и наконец указали на Поминальный холм.

Анипа опасалась отдаляться от Нунавака, но любопытство повело её дальше, и вскоре она добралась до места, где в месяц ухода из гнёзд молодых кайр аглюхтугмит положили и засыпали камнями Кавиту. Анипа не представляла, как Блошик отыскал дедушкино тело, однако щенок умудрился подрыть камни и обглодать ноги Кавиты. Анипа испугалась. Подумала, что Стулык накажет Блошика, ведь он соблазнился мясом, в котором пряталась болезнь, и мог привести за собой злых духов.

Мысли путались. Анипа не знала, как поступить. Подтащила на место разворошённые Блошиком камни. Быстро выдохлась и упала на колени. Раскопала дедушкину голову. Посмотрела на его белое, непривычно гладкое лицо и заплакала. Колючие льдинки слёз покатились по щекам. Кавита выглядел умиротворённым. Анипа легла рядом. Шёпотом заговорила с дедушкой: рассказала ему обо всём, что случилось в стойбище, пока он дремал на Поминальном холме, спросила, как ему живётся в зелёных сполохах и видно ли оттуда, что происходит в тундре, встретил ли он предков Анипы и не помогут ли они голодающим аглюхтугмит.

Анипа лежала с дедушкой, пока не исчезли отблески сидящего солнца. Она на ощупь засы́пала дедушкину голову снегом и побрела назад. Боялась заблудиться, но доверилась чутью, и оно вывело её прямиком к стойбищному холму. Исчезновения Анипы никто не заметил. Она порывалась тут же во всём признаться Канульге, но промолчала. Посадила щенка на привязь, чтобы он не глодал дедушку, да и вообще не шастал по морозной тундре. Там его стерегли и медведь, и росомаха. И червецы! Возможно, они соблазнились бы и собачьим мозгом, раз не добрались до человечьего.

Прежде месяц сидящего солнца был чуть ли не любимым месяцем Анипы и Матыхлюка. Аглюхтугмит, наполнив мясные ямы, не отлучались из Нунавака и при свете жирников пели песни, в плясках рассказывали о зверях, которых повстречали летом, о предках, живших в их памяти, о своих надеждах и мечтах. Утатаун доставал бубен из моржового пузыря, натянутого на китовый ус, бил в него костяной колотушкой. Следом бубны приносили Акива и Айвыхак, и в пологе становилось шумно. Укуна изображала моржа, поленившегося нырнуть в полынью или хотя бы повернуться на другой бок, когда поблизости раздались лай собак и голоса охотников. Нанук показывала беспокойную утку-морянку, потерявшую единственное яйцо и отчаявшуюся найти его на камнях под гнездом. Мужчины иногда плясали вместе, но чаще плясал кто-нибудь один, а другие помогали ему песнями. Утатаун изображал неопытного охотника, упавшего за борт большой лодки, а Матыхлюк притворялся вороном, летящим над нерпичьими залёжками. Илютак тщился показать медведя, и аглюхтугмит хохотали над его неловкими движениями, бросались ему на выручку, и вот уже в пологе толкалась свора одуревших от жары и потому обнажённых веселящихся медведей.

Ничего подобного сейчас не происходило. В темноте и холоде аглюхтугмит не думали о бубнах. Старались уснуть, а если не спали, то скучали, перешёптывались и просили Айвыхака развлечь их какой-нибудь историей.

— Порой охотники перебирались с припая на блуждающие льдины. Уходили слишком далеко, не замечали, как смотритель поднялся на вершину тороса и предупреждает их об опасности, — в темноте произнёс Айвыхак. — Не успевали вернуться, а ветер отжимал льдину и уносил прочь. Далеко-далеко. Дальше, чем живут крылатки. Тех, кого унесло на льдине, ждали до лета. Если не вернулся, значит, погиб, и жена искала нового мужа, а дети — нового папу. Но охотники не всегда гибли. Иногда они попадали в земли чужих людей.

— Каких? — тихонько спросила Анипа.

— Таких, которые раньше наших предков добрались до берега, ушли за море и там построили землянки. И однажды унесло дедушку моего дедушки. Он странствовал, многое видел, а когда вернулся, рассказал.

— Как же он вернулся? — сквозь дрожь прошептал Матыхлюк.

— На спине кита, конечно. Те люди, за морем, хорошие и знают, как договориться с хозяином Нижнего мира. Но дедушка моего дедушки слишком долго бродил по их землям. Когда он явился в родное стойбище, собственный сын оказался старше его и по возрасту уже считался его папой. А сын его сына стал ему братом. А жена его стала ему бабушкой. Вот как долго его не было! И ему пришлось родиться заново, чтобы береговые люди его приняли.

— Как же это? — удивилась Анипа.

— Он пошёл к маме, которая ещё не умерла, но готовилась умереть, и попросил её о помощи. Она теперь была ему и не мама, а бабушка его папы, но помочь согласилась. Он забрался к ней в брюхо, отсиделся там сколько положено и начал вылезать обратно. Пока лез, маму свою, то есть бабушку своего папы, порвал, и она сразу померла. Но ей бы всё равно умирать, потому что старая, а дедушка моего дедушки родился заново и зажил как прежде. И многое рассказал о землях, по которым ходил. Как люди там садятся на ручных китов и плывут, чтобы на плаву бить китов свободных. Как летают на орлах и как строят землянки из одного снега — без китовых костей и плавникового дерева. И такие у них бывают большие землянки, что высятся в тундре, как холмы, а между собой соединены прорытыми под настом ходами. Они и в замёрзшей воде прячутся — выскребают себе углубление, обкладывают шкурами и жгут жирники для тепла. Только те люди не во всём умные. Много у них глупого. Моржовое мясо они не едят. И прикрепить полозья к нартам не догадались.

— А как? — не сдержался Матыхлюк.

— А так! — откликнулся Айвыхак. — Они вырезают длинные-предлинные полозья и кладут их на землю, а сверху по ним толкают нарту. А когда полозья заканчиваются, бегут назад и перекладывают их вперёд, чтобы катиться дальше!

В темноте спального полога раздались глухие смешки. Послышалось шебаршение одежды. Айвыхак и сам ожил. Принялся охать, ахать. Наверное, и глаза закатывал и руки воздевал, но в застоявшемся мраке землянки Анипа этого не увидела.

— А пожиратели там есть? — спросила Стулык, и все притихли.

Айвыхак ответил не сразу:

— Теперь уже есть, конечно. А может, и тогда были, не знаю. Если дедушка моего дедушки и рассказывал, то я не запомнил. О тугныгаках я не думал, пока они до нашего стойбища не добрались. Вот как. Тьфу.

Айвыхак умолк. Обычно аглюхтугмит, прежде чем разбрестись по делам, ждали, что он начнёт новую историю, а сейчас никто не ждал. Им и разбредаться было некуда. Каждый лёг там, где сидел, и постарался уснуть. Одной Стулык голод не мешал. Бабушка заворчала, и больше других от неё досталось Акиве с Укуной, по-прежнему томившимся в своей землянке. Анипа боялась, что они там замёрзнут, бегала к ним послушать их дыхание. Иногда ложилась с ними и обнимала Тулхи.

Выманить Акиву удалось Утатауну. Он собрал мужчин и заговорил с ними об охоте, словно готовился, несмотря на мороз и темень, отправиться к берегу ощупью искать нерпичьи лунки. Утатаун рассуждал о том, как бы в следующий раз захватить лодку. Тащить её через торосы и в обход ропа́ков неудобно, однако, добравшись до кромки припая, в ней можно плыть между блуждающими льдами. Когда льды сомкнутся, лодку не сломает, а выжмет на их поверхность. И под ней охотники будут ночевать. Если потребуется, привяжут к концам беговой палки по нерпичьему поплавку и так положат палку, чтобы поплавки на длину локтя выступили за пределы обоих бортов, и поплывут дальше — набежавшая волна лодку не перевернёт. Как иначе нагнать зверя, державшегося вдали от людей?

Акива напомнил Утатауну, что обшивку не меняли два года. Следили за ней и после каждого заплыва просушивали, однако двух лет достаточно, чтобы обшивка раскисла. По летней воде плыть ещё можно, а по морю с колючей шугой и льдинами — опасно, хоть навесь сразу шесть поплавков, хоть поставь парус из моржовых кишок. Летом аглюхтугмит добыли двух моржей, их шкур хватило бы, чтобы подновить обшивку, но охотникам было не до того.

— Столько в ней латок! — вздохнул Акива. — Осенью четыре прорехи заделали. Вспомни, заплаты едва сели на гнилую кожу. А когда разбухли, всё равно пропускали воду. И носовой покрышки у нас нет, а зимой без двойной обшивки на носу далеко не уйдёшь.

Мужчины продолжали говорить о лодке и пугливом звере, гадали, каким будет лёд в месяц частых пург. Анипа утомилась подслушивать и задремала, а когда проснулась, поняла, что мужчины так ни до чего и не договорились.

На рассвете, каким бы слабым и серым он ни был, Утатаун и Канульга ушли на морской лёд упачить. Канульга лучше остальных ловила упу, а позапрошлой зимой и свою дочь научила управляться с крючьями из моржовых зубов, но Анипу родители с собой не взяли. Напрасно. В упалке не было ничего сложного. Найди у берега полынью или пробей лунку и бросай в неё упаловку, собранную из кусков плавникового дерева, каменных вкладышей-утяжелителей и нескольких костяных крючьев. Отпускай жильную верёвочку и води упаловкой по дну, чтобы она зацепилась за мясную ягоду. Когда ягода скукожится, тащи её наружу. Если потянешь слишком рано или слишком сильно, кожица порвётся, и добыча соскочит. Вот и вся премудрость. Только делать это в сером полумраке, конечно, труднее.

Мама с папой вернулись, а Укуна не смогла выколотить их кухлянки, до того те промёрзли и загрубели. Поставила их стоймя в спальном пологе и подождала, когда мех подтает от дыхания людей.

Анипа больше обрадовалась возвращению невредимых родителей, чем бугристым морским ягодам — при свете красноватым, а сейчас, как и всё в землянке, чёрным, растворённым в темноте. Каждому аглюхтугми досталась половинка крупной упы и цельная маленькая упинка, которую в сытые годы Канульга бросила бы обратно в полынью. Съели их сырыми, как и мелких рачков, пойманных заодно с упой.

Новой вылазки на припай в ближайшие дни не предвиделось, и Стулык принесла последнюю сайку. Аглюхтугмит молча разделили скудное угощение, а наутро поспел Певун. Подранный Волчицей, он занемог, непременно околел бы, и Акива пса не пожалел. Певун не сопротивлялся, не лаял. Как лежал в снежной ямке, так и умер. Акива и Укуна его тут же разделали, заодно согрели руки в горячих внутренностях пса.

Стулык отговорила аглюхтугмит есть собачью тушу сырой. Вместе с Канульгой ушла в покинутую землянку Айвыхака, чтобы там сварить мясо на остатках ивового сушняка. Варить его в землянке Утатауна бабушка не захотела, чтобы не мучить остальных запахом, но Анипа заупрямилась и тайком побежала за мамой. Пробралась во входной подкоп Айвыхака, замерла под китовой лопаткой, прикрывавшей подъём в мясной полог. Прислушалась к тому, как переговариваются бабушка и мама, а потом пожалела о своей непоседливости. Запах от мяса пошёл чадный. Анипа захлебнулась кислой слюной и закашлялась. Живот скрутило узлом, дышать стало трудно, и запах вдруг показался отвратительным, отзывающимся тошнотой где-то в самой глубине кишок. На кашель Анипы никто не обратил внимания. Канульга и Стулык сами стояли в голодном чаду. Лишь под конец бабушка очнулась и проворчала, что Певун был слишком худым и жилистым.

Аглюхтугмит поели, больше раззадорив себя вкусом варёного мяса, чем наполнив желудок, — свой кусок бабушка, пока Утатаун не видел, разделила между Анипой и Матыхлюком, — затем вышли покормить собак. Не дозвались их. Укутанные снегом, собаки отказались подниматься даже навстречу сытному запаху. Только Блошик вскочил на лапы, сглотнул угощение и жалобно попросил добавки. Все заметили, что он сидит на привязи, однако не доискивались, кто и зачем его присмирил. Утатаун и Акива лопатами выкопали собак — покормили их силой, после чего восстановили их снежное укрытие.

Акива, Укуна и Тулхи, поев, уже не возвратились в свою землянку. Остались в пологе Илютака и Анипы, утеснились на их маленькой лежанке. Спали вместе, и Анипу с двух сторон обнимали Илютак и Тулхи, но их тепла она почти не чувствовала.

Проснувшись после тревожного сна, Анипа услышала, как Утатаун гоняет по тропинке плачущего Матыхлюка. Когда они вернулись в землянку, и сама вышла пробежаться. На непослушных ногах спустилась из стойбища, да так и бежала, пока не достигла Поминального холма. Решила вновь повидать дедушку, рассказать ему про недавнюю упалку и съеденного Певуна. Дедушке нравилось, как зычно и задорно воет пёс Акивы. Пусть порадуется, что скоро тот, на прощание обнюхав друзей по упряжке, поднимется на небесные сполохи. Дедушка будет наслаждаться его воем, а волки в тундре, в отличие от людей, услышат свободный зов Певуна и ответят ему по-волчьи. Когда придёт время, дедушка и Певун вернутся на землю. Возможно, Певун станет человеком и будет погонять Кавиту, принявшего облик пса. Если, конечно, дедушка не захочет вернуться ребёнком Анипы и Илютака.

Откопав голову Кавиты, Анипа говорила об этом и о многом другом. Холод давил её к камням, ветер норовил сорвать с неё головную накидку. Она бы и не выбралась назад, в Нунавак, однако за ней проследил Тулхи. Он настиг Анипу на Поминальном холме и отругал. Накричал и, кажется, дёрнул за руку. Анипа заледенела и не ощутила его грубости.

Тулхи отвёл Анипу в стойбище. Папа не разозлился, хотя в темноте было непонятно, какое у него лицо. А вот бабушка рассердилась. Сказала Анипе, что она своими выходками навлечёт беду на аглюхтугмит, словно беда не пришла и без её выходок. Впрочем, злые духи умеют терзать сильнее голода, и Анипа расплакалась, ответила бабушке, что забудет про дедушку. Побоялась, что Стулык поведёт мужчин навалить на Кавиту побольше камней и обнаружит его обглоданные ноги — решит, что это Анипа соблазнилась дедушкиным мясом, но выдавать Блошика не стала. На Поминальный холм всё равно никто не отправился.

Тулхи теперь заботился об Анипе. Сопровождал её, когда она выходила пробежаться, старался получше укрыть на лежанке, дышал на её холодные руки и теснее прижимался к ней, делясь теплом своего тела. Даже повздорил с Илютаком, когда тот помешал ему обнять Анипу. Илютак прорычал, и Тулхи сдался. Потом пошёл к Утатауну и рассказал ему о моржовом клыке, покрытом резьбой и почему-то спрятанном, — выдал мужа Анипы. Утатаун позвал Илютака в мясной полог и долго говорил с ним наедине. В темноте Илютак не мог ответить жестами, но, возможно, отвечал прикосновениями или тихими звериными звуками. Так или иначе, папа заставил Илютака показать ему моржовый клык. Они вдвоём выбрались из землянки, и никакой Тулхи не помешал бы Анипе пойти за ними.

— Мой папа. Мой муж, — сказала она.

Этого было достаточно. Тулхи уступил, и Анипа поняла, что повзрослела. Странная, одновременно радостная и до смешного неуместная мысль. Наверное, и кровь появится, которую предрекала мама, и Анипа родит ребёнка. Только зачем его рожать, когда аглюхтугмит голодают? Так ведь он появится не раньше… месяца ухода из гнёзд молодых кайр — прикинула Анипа, не уверенная в собственных подсчётах. Она задумалась и почти упустила Илютака с Утатауном. Нагнала их у старой разваленной землянки — нижней из двух брошенных, много лет не знавших человеческого голоса землянок Нунавака. Вот где муж устроил новый тайник!

Илютак вынес клык, прежде лежавший под пластиной в малом спальном пологе, и отдал Утатауну. Папа вертел его, стараясь разглядеть резьбу в пепельном свете худого солнца. Всматривался в неё, вёл по ней рукавицей, счищая налетевшие снежинки. Анипа не знала, как поступит Утатаун. Попросит Илютака летом взяться за другие клыки и перенести на них истории Айвыхака? Или попросит обучить Матыхлюка? Или просто удивится тому, что Илютак оказался искусным косторезом? Но папа повёл себя иначе. Обхватил клык руками, будто надеялся сломать, и потребовал избавиться от него.

— Спрячь, чтобы никто не нашёл. А в луночный месяц или в месяц рождения нерп отнеси на припай. Там брось в полынью.

Илютак кивнул. Не спорил с Утатауном. Не выразил недовольства ни жестами, ни звуками. Но почему?! Анипа извелась, прячась за скальным выступом. Что плохого в обычном моржовом клыке? Наверное, папа решил, что изображение тугныгаков привлекло их в Нунавак. Или не захотел, чтобы резьба лишний раз тревожила детей, без того едва выносивших зловонье пожирателей и вынужденных всякий раз прятаться от них на лежанке.

Анипа, вздохнув, признала правоту Утатауна, но украдкой последовала за ним и Илютаком. Любопытство придало ей силы. Она решила во что бы то ни стало выяснить, куда направились мужчины, и добраться до клыка прежде, чем его поглотит море.

Утатаун и Илютак обогнули Смотровой гребень, пошли через тёмную тундру, затерялись в порывах снежного ветра, слились с серыми громадами наметённых сугробов. Анипа не выпускала их из виду, а если теряла, то неизменно нагоняла по глубокой борозде свежих следов. Испугалась, что они двинутся к Чёрной горе — вот уж где клык пролежит не тронутый ничьей рукой. К счастью, Илютак лишь привёл Утатауна к берегу Ворчливого ручья. Положил клык под валун у широкого брода. Анипа хорошо знала выбранное мужем место, летом часто проходила рядом, когда отправлялась в Тихий дол за дикоросами. Не сомневалась, что потом отыщет клык даже среди однообразных заструг, и заторопилась обратно.

Вымотавшись, прибежала в Нунавак первой и завалилась на лежанку к маме и брату. Позже к Анипе лёг папа, студёный после прогулки по тундре. Он ощупью узнал дочь, но ничего ей не сказал. Значит, не приметил её следов и не помешает ей добраться до клыка. Анипа успокоилась и, обняв дрожащего в забытьи брата, провалилась в сон.

Глава одиннадцатая. Сон и явь Белой совы

— Мы из береговых клыкастых людей, сумевших первыми добыть кита и отведать его кожи. Другие береговые люди назвали нас аглюхтугмит — людьми, живущими в Месте, где стоят челюсти. Мы жили на острове Непяхут — в Месте, отмеченном столбами. И жили сыто, и наше стойбище нарекли Сиклюк — Мясной ямой.

Айвыхак прокашлялся в темноте. Громче повторил уже произнесённые слова, будто сомневался, что его услышали, и продолжил:

— Но так было не всегда. Для береговых людей, достигших моря, жизнь не сразу стала хорошей. Лишений они знали больше, чем радостей, потому что были неопытны и многого боялись. В те зимы сугробы покрывали тундру и не сходили долгие годы, сам воздух превращался в лёд. Чтобы им надышаться, наши предки топили его в плошках и пили глотками, как мы пьём воду. Припай закрывал море до самого неба, не находилось полыньи или разводья, чтобы накормить береговых людей, и они разошлись по сторонам, чтобы каждому встретить смерть или спасение. Аглюхтугмит, тогда ещё не названные, ушли на остров Непяхут, лежавший возле двух других островов, и там обрели жизнь.

Айвыхак говорил лёжа и прерывался, чтобы набраться сил. Ответом ему была тишина, едва нарушаемая стонами женщин, хриплым дыханием мужчин и завыванием ветра над холмом. Старик молчал несколько дней, пока Стулык не попросила его рассказать о древнем стойбище Сиклюк, где когда-то жили аглюхтугмит. Раньше бабушка ни о чём подобном Айвыхака не просила. Нанук вышла из землянки набрать снега в нерпичий мешок. Вернувшись, растопила снег под кухлянкой, на своём животе, и напоила старика. Стулык покорно ждала и что-то неразборчиво бормотала, а когда Айвыхак заговорил, притихла.

Прежде на его голос в спальный полог перебирались все, кто спал и в пологе малом, но сейчас даже Анипа не осмелилась спуститься на холодные пластины пола. Лежала, зажатая между Илютаком, Тулхи, Акивой и Укуной. Они слушали Айвыхака через земляную стенку, поэтому старик пытался, несмотря на слабость, говорить громко.

— Непяхут встретил аглюхтугмит заснеженными холмами. Наши предки пересекли его от края до края за неполный день, такой он был маленький, а ближайший остров был чуть больше, и на нём аглюхтугмит нашли моржовое лежбище. Оно их накормило и одело. Постепенно холод отступил, и в первую настоящую весну наши предки увидели, какой им достался остров. Зелёный от разнотравья, звонкий от речек чистой воды и солнечный под вычищенным небом. Всюду виднелись евражьи норки, ягодные поляны, щавель, полынь и белокопытник.

Аглюхтугмит поставили землянки на самом кончике галечной косы Синракак. Выбрали место поближе к верхнему острову с его тучными и беспечными моржами. Острова́ разделял пролив, куда не заходили бури и где вода лежала спокойная даже в дни шумного ледолома. И так изгибались острова, и такие за их берегами поднимались скалистые гребни, что пролив казался озером, замкнутым со всех сторон и принадлежавшим одним аглюхтугмит. Коса Синракак тянулась плоской дугой. По обе стороны её защищали высокие обрывы, а под ними стелилась каменистая осушка. Вода временами покрывала осушку, но задернованные обрывы потревожить не могла, и люди Сиклюка чувствовали себя в безопасности.

Женщины вставали лицом к верхнему острову и видели проточное озеро, которое бороздят большие лодки мужчин. Оборачивались и видели залив, который бороздят малые лодки детей. Улыбались и знали, что счастливы. Возвращаться на дальний берег большой земли не помышляли. Аглюхтугмит остались на острове, но имени ещё не получили, а потом нашли Окаменевший череп древнего китёнка и в основании косы, под сопкой Амаралык, построили для него святилище. Слушали, какие он посылает им сны, кормили его и доверяли ему свои души. Он научил их охотиться на китов.

Окаменевший череп шептал морским зверям, как ему хорошо. Они верили ему и шли через проточное озеро, где прежде не ходили. И много их было! Зайцы, нерпы, моржи, крылатки и пятнистые тюлени. Все шли между островами. Летом — по открытой воде, зимой — по ледовым трещинам и разводьям.

Охота ладилась круглый год. Иногда мужчина выглядывал из землянки на кончике косы и тут же бросал гарпун в проплывавшего моржа. Вот как нашим предкам стало хорошо! Аглюхтугмит не знали голода и только успевали рыть на склонах мясные ямы. А когда утомились бить моржей и морских зайцев, подняли гарпун на китов, тогда уж их радость стала шире неба и глубже самых невообразимых глубин моря. Каждое лето они добывали трёх-четырёх китов и разделывали их тут же, на мелководье у косы Синракак. Могли добывать больше, но и без того насыщались. У святилища поставили столбы из нижних китовых челюстей и вывесили на них снятые с кита плавники-руки и плавники-ноги. Жир стекал по столбам, и было его много, столбы лоснились, а под ними собирались жировые озёрца, в которых нога увязала по колено. Тогда-то остров назвали Непяхут — Местом, отмеченным столбами, но сами аглюхтугмит имени ещё не получили.

Наши предки от весны до осени держали много лодок, готовых спуститься на воду. На сопке Амаралык сидел смотритель. Завидев кита, он кричал, и охотники выплывали навстречу морскому великану, приветствовали его ударами гарпунов. Потом ходили на моржа, и не было недостатка в шкурах для полога, нарты и обшивки. Лодки подновлялись каждый год, а моржовые шкуры кололи так часто, что девочки без полос на лице делали это не хуже взрослых женщин. Летом аглюхтугмит били моржа на лежбище верхнего острова, а осенью спускались на дальний край Непяхута и били моржа там. Зимой пели, плясали, били в бубен и состязались в силе. В каждом пологе горели жирники, жир в них не переводился, отчего и в месяц сидящего солнца было светло, тепло и радостно.

О счастье аглюхтугмит прослышали другие — жалкая горстка береговых людей, выживших в мороз на большой земле. Когда потеплело, они всё равно жили голодно. Селились на пустых и овеваемых холодными ветрами мысах. Охотились плохо, ходили в плохих одеждах. И они приплыли к Непяхуту, чтобы узнать, как жить хорошо. И приплывали из года в год. А если стояла зима, то приходили пешком по ледовым полям. Собак тогда запрягали редко, далеко ходить с ними не умели. От месяца белого тумана до месяца вскрытия рек иначе, как по льду, до Непяхута и не добраться. Аглюхтугмит встретили их и помогли им обжиться. На острове места хватило всем, свободного зверья расплодилось с избытком.

Береговые люди, объединившись, не знали новых бед, а старые беды зимней ночью пересказывали детям, чтобы те не забывали о пути предков. Охотились вместе, но каждый род обустроился отдельно, выкопал отдельные мясные ямы — такие глубокие, что спускались в них по верёвке и так долго, что, пока достигнешь дна, в кровь сотрёшь ладони, если не наденешь рукавицы из нерпичьей кожи. Только на дно спускались нечасто, потому что ямы доверху заполнялись мешками с мясом и жиром.

Лучшим стойбищем оставался Сиклюк. Нигде не было так хорошо, как на его галечной косе Синракак между проточным озером и заливом. И каждый род, чтобы ходить на морского зверя, закрепил на берегу возле Сиклюка лодочные сушила — на две-три родовые лодки. Столбов было много, и не посчитать, а если посчитать, то нужно вшестером зажать пальцы на обеих руках. Вот как их было много! Каждый род знал своё место. Видел свои столбы и плыл к ним. И никто не путался, хотя лодки иногда толкались, и мужчины ругались, если им делалось слишком тесно.

К святилищу Сиклюка ходили все, и вскоре оно разрослось. Береговые люди кормили Окаменевший череп, а в память о предках у святилища подняли китовые черепа. Осенью китовую голову опускали на мелководье, а весной на ремнях доставали её, и голова очищалась до белоснежной кости. Береговые люди тащили её, носом зарывали в землю и приваливали камнями. Китовые черепа — по два или четыре на каждый род — с задранными челюстями стояли крепко и напоминали громадных крабов, воздевших свои могучие клешни. И столько появилось этих крабов вдоль берега, от святилища и дальше, что их назвали Великим китовым ходом, и он стал частью святилища, куда заглядывали задобрить злых духов. А чтобы не толкаться, черепа разных родов крепились на расстоянии двух больших лодок, и ходить между ними можно было спокойно, никому не мешая.

К святилищу обращались многие, а следили за ним аглюхтугмит. Тогда-то наши предки и получили имя людей, живущих в Месте, где стоят челюсти.

Береговые люди охотились по зову смотрителей на сопке Амаралык и честно делили добычу. Хотели быстрее откликаться на зов, забираться в подготовленные к отплытию лодки и вытоптали широкие тропки по холмам, засы́пали овраги, укрепили склоны, а потом выложили тропки камнем, чтобы те не зарастали и чтобы уж совсем удобно было по ним бегать. Только людей прибавлялось, а остров каким был маленьким, таким и остался. Всюду, куда ни глянь, бредёт человек, висит расколотая шкура или сушится мясо.

Береговые люди плавали на большую землю, с которой некогда сбежали. Собирали там дикоросы и возвращались на Непяхут. Путь по морю, летнему или зимнему, близкий, но трудный, и береговые люди придумали устраивать на большой земле кочевья. Жили там, искали коренья и ягоды. От аглюхтугмит научились видеть кита, слушать моржа, замечать морского зайца — поняли, что теперь смогут охотиться и с берега тундры. Одно кочевье сменилось стойбищем, и его люди задержались на зимовку, а когда прошёл год, не вернулись на остров. И Непяхут начал пустеть. Оголились лодочные сушила под Синракаком, притихли землянки. Никто не толкался на подступах к святилищу, а смотритель на сопке Амаралык, как и встарь, сидел один и свой зов обращал к охотникам единственного рода — аглюхтугмит.

Наши предки не унывали. Они хранили Окаменевший череп древнего китёнка, хранили Великий китовый ход. На память о себе другие береговые люди, чтобы аглюхтугмит по ним не тосковали, закрепили каменных людей на вершинах и гребнях острова — так уложили валуны, что те напоминали человека. Загрустив, аглюхтугмит оборачивались к вершинам и в свете солнца видели, как на них отовсюду смотрят братья, а при желании слышали их голоса, приняв за человеческие слова крики птиц и шум ветра.

Аглюхтугмит взялись сохранить историю береговых людей — от первого дня, когда они ещё и береговыми не назывались. Достали морёные моржовые клыки, отобрали лучших косторезов и посадили возле стариков, чтобы выреза́ть образы прошлого. Хранили клыки подле Окаменевшего черепа, и он тоже слушал истории, вырезанные на кости, и передавал их проплывавшему зверю, чтобы тот охотнее делился шкурой и мясом.

Береговые люди на большой земле не забывали про Непяхут. Каждый год возвращались на остров по погоде — в месяц мелеющих рек или в месяц береговых лежбищ морского зайца. На Непяхуте их ждали охотничья утварь, обереги и собранные лодки, и они сразу выходили бить кита. Мяса заготавливали много. Часть отдавали аглюхтугмит. Часть укладывали в мясные ямы своего рода и кормились им в следующем году, во время следующей охоты. А часть увозили с собой на большую землю и заодно прихватывали китовые кости — волокли их по воде, обвязав верёвками с нерпичьими поплавками, — но прежде на прощание устраивали великое празднество, и Непяхут делался шумным, как в былые годы, недоставало только женщин и детей, которые не всегда решались отправиться в трудный путь до Сиклюка.

Празднество у Великого китового хода повторяли подряд несколько раз — по числу добытых китов. Хозяином первого празднества становился тот, кто первым увидел первого добытого кита. И береговые люди три дня пели, плясали и били в бубен. Между челюстями Великого китового хода выкладывали очаг из пластинок китового уса, из кусочков носа, глаза, губы, плавника и хвоста — собирали нового кита и кормили его, чтобы он разделил их радость. Затем веселье возобновлял тот, кто первым увидел второго добытого кита. И береговые люди опять плясали, состязались в силе и выносливости, бегали по выложенным камнями тропкам и карабкались на скользкие от китового жира столбы. В третий раз празднество начинал тот, кто первым увидел третьего добытого кита, и так повторялось, пока не заканчивалось число добытых китов, и за одну зиму особенно удачливый охотник не один раз становился хозяином празднества.

Всем было хорошо, и все возвращались на большую землю радостные и сытые, но некоторые из береговых людей расселились далеко — ушли в дали, о которых прежде не говорилось даже в сказках, — и не могли каждый год возвращаться на Непяхут. Не могли возвращаться и каждые два года. И каждые три. Но возвращались, когда проходило столько лет, сколько у человека пальцев на обеих руках. Тогда устраивалось самое громкое и долгое празднество. Посмотреть и послушать его собирались хозяева Верхнего и Нижнего миров. К Непяхуту стягивались духи, злые и добрые, — они сливались и становились видны, различимой дымкой парили над островом, но приблизиться к стойбищам не решались, ведь береговые люди кормили предков, и те в ответ давали им защиту.

— Вот как было! — охрипшим голосом провозгласил Айвыхак. — И никогда уже не будет. Потому что пришли тугныгаки. И пожрали всё. А мы последние аглюхтугмит, и нас легко посчитать пальцами двух рук. И других береговых людей скоро тоже не станет. Будут одни червецы.

Когда старик замолчал, Анипа задремала. Ей приснился длинный ряд врытых в землю китовых черепов. Они действительно напоминали крабов с поднятыми клешнями, а по их верхушкам стелилась тропа из солнечного света. Великий китовый ход тянулся за пределы земли и, недоступный пожирателям, устремлялся к сполохам.

Анипа проснулась, почувствовав прикосновение холодной ладони. Не открыла глаза, ведь в темноте ничего не разглядела бы, но и без того поняла, что над ней склонилась Стулык. Анипа улыбнулась и услышала, как бабушка шепчет. Уловила лишь отдельные слова. Не разобралась в них и опять опустилась в пушистый сугроб сновидений — встала у святилища острова Непяхут.

Кругом зеленела трава, холмы пестрели летними цветами. На гребнях возвышались каменные люди и приветствовали Белую сову. Анипа прогулялась в надежде рассмотреть Окаменевший череп древнего китёнка, спрятанный за мшистыми валунами, и тут заметила, как по Великому китовому ходу идёт обнажённый человек. Худенький, беленький и сгорбленный. Он шагал по клешням могучих крабов, по соединявшему их светлому настилу. Поднимался навстречу небу, гладкому, как обветренный лёд в месяц ранних птиц, и безмятежно-зелёному, как весенняя вода в Прячущихся озёрах. Анипа не сразу сообразила, что видит Стулык.

— Бабушка! Стой!

Анипа пробудилась от собственного крика. Вспомнила, как бабушка положила ладонь ей на плечо, — Стулык на прощание коснулась своей Белой совы. Путаясь в чужой одежде, отпихивая руки спавших Илютака и Тулхи, Анипа соскользнула с лежанки и заторопилась в мясной полог. Запыхалась, но спустилась во входной подкоп. Выбравшись из землянки, угодила в пургу.

Ветер толкнул Анипу. Она упала бы навзничь, но упёрлась в наметённую к стене и окаменевшую застругу. Анипа растерянно жалась к заструге, а когда пурга обманчиво притихла и облака расступились, в небе открылась пунцовая луна, обведённая сдвоенной пепельной полосой, и в свете луны Анипа нашла едва приметные следы. Единственные следы, уводившие вниз по тропинке, прочь из стойбища. Здесь прошла Стулык.

Анипа не захотела отпускать бабушку. Двинулась за ней, но вновь налетела пурга, облака схлопнулись. В темноте Анипа попятилась, оступилась на китовой лопатке и ногой угодила во входной подкоп. Встать не смогла. Так и сидела. Ветер студил лицо, веки запорошило. Наконец Анипа возвратилась в мясной полог. Доползла до плавникового ствола под отдушиной и уснула. Когда её разбудил Утатаун, почувствовала жгучую боль в иссечённых снегом глазах.

Утатаун перенёс дочь на свою лежанку. Сказал, что Стулык возвращалась и положила на родовой камень двух воронов. В бескормицу и затяжные холода вороны слетались к стойбищам — искали, чем поживиться. Сейчас поживку не нашли и замёрзли. Бабушка наткнулась на них и напоследок, прежде чем уйти в пургу, позаботилась об аглюхтугмит. Каждому в Нунаваке достался маленький кусочек горького птичьего мяса.

Никто не оплакивал Стулык. Анипа и Матыхлюк молча прижимались друг к другу лбами. Не могли иначе выразить скорбь. И слышали, как тяжело вздыхает Канульга.

Матыхлюк теперь не поднимался. Папа стаскивал его с лежанки, просил пройтись до мясного полога и обратно. Матыхлюк не отвечал. Оставался лежать на полу. Тогда Утатаун садился рядом и говорил об охоте. Путано рассказывал сыну о морском зайце и его повадках, о нерпичьих поплавках и копьях с такими острыми наконечниками, что пробивают нерпу насквозь. Чем дольше папа говорил, тем больше оживал Матыхлюк.

— Летом возьму тебя в море, — шептал Утатаун. — Поохотимся вместе. Ты бросишь гарпун, а я встану рядом и брошу копьё. И мы добудем нашего с тобой первого моржа.

Матыхлюк захлёбывался сухими рыданиями, мёрзлыми пальцами скрёб каменную пластину и поднимался. Шёл с папой в мясной полог. Анипа гордилась братом. Утатаун в темноте на словах учил сына, как подготовить гарпун и пустить верёвку поверх колка. Как проследить, чтобы верёвка не выступала над наконечником, — иначе колок слетит раньше, чем наконечник пробьёт моржовую шкуру. Едва ли Матыхлюк понимал папу, но голос Утатауна придавал ему сил. Чуть согревшись, Матыхлюк возвращался на лежанку и шептал Анипе:

— Я буду охотником. Как папа. И как дедушка.

— Даже лучше, — добавляла Анипа.

— Не надо лучше. Хочу так же.

Анипа не чувствовала времени. Проснувшись, не могла сказать, как долго спала. Мгновение? Или день? Когда ушла Стулык? Когда Анипа ела в последний раз? Позапрошлой зимой она отсчитывала голодные дни, а нынче не хватало ни пальцев, ни сил, ни желания считать. Анипа спрашивала, какой сейчас месяц. Никто не отвечал. Месяц частых пург? Или луночный месяц?

Анипа, наверное, ослепла. После темноты в землянке не различит света, даже если в полог, как на диковинных узорах Илютака, опустится настоящее солнце. И никогда не увидит в Звонком ручье отражения своих чёрных полос. Не попросит Илютака передать их красоту словами, ведь у него нет языка, а одних жестов тут недостаточно, слишком уж полосы красивые. Анипа беззвучно рассмеялась. В самом деле смешно. Жена без глаз. Муж без языка. И дети у них будут без ушей. Вот тогда заживут хорошо, как в преданиях Айвыхака. Тьфу! Анипа повернулась к Матыхлюку. Хотела повеселить брата своим увечным будущим, но не произнесла ни слова и уснула.

Утатаун выкопал собак из-под сугробов. В Четырёхглазике, Блошике и Волчице теплилась жизнь. Хвост и Вихрун околели. Разделать их отправились Канульга и Укуна. Жена Акивы ослабла и забыла надеть рукавицы, а Канульга ей не напомнила. Укуна обморозила пальцы. Они затвердели, как плавниковое дерево, и побелели, как кожа у моржа, слишком долго плававшего в ледяной воде. Тулхи рассматривал руки своей мамы и растерянно косился на безучастного Акиву. Укуна молчала, только кривилась от боли. Когда боль прошла, Укуна вновь улыбнулась. Поела холодного собачьего мяса. В нём совсем не было жира, и от мяса у всех скрутило живот, но сил прибавилось, и в спальных пологах вновь зазвучали голоса. А ночью Укуна уснула, и Акива пробудился оттого, что держит её ледяное мёртвое тело.

Нести Укуну до Поминального холма никто не вызвался. Положили её возле землянки, со стороны открытого очага, и засыпали снегом. Души́ Укуны не боялись. Не осталось бед, которые она бы навлекла на Нунавак. Тулхи прижался лбом ко лбу Акивы, потом повернулся к Анипе и продолжил немой спор с Илютаком за возможность её обнять.

Утатаун покормил собак. Сам разжёвывал кусочек мяса и вкладывал им в пасть. Руками помогал сглотнуть и из своего рта подливал им на язык натопленную под кухлянкой воду. А когда папа пошёл осмотреться с вершины стойбищного холма, Анипа пошла с ним и увидела солнечный свет — такой холодный и далёкий, но такой долгожданный. В следующий раз Анипа привела Матыхлюка, и они любовались небом вместе.

Пурги прекратились. Дни стали длиннее, солнце поднялось выше. Аглюхтугмит по-прежнему не знали, какой сейчас месяц.

Утатаун повёл Илютака, Акиву и Тулхи на море. Их встретил суровый припай. Между берегом и Маленькой косой лежал гладкий заснеженный лёд, на косе высились потемневшие, будто испачканные золой стамухи, а дальше до самого неба лежали бескрайные ледовые поля, местами вылизанные ветром до прозрачной синевы, но по большей части заваленные глыбами ропаков, иссечённые тенистыми торосами. Ни полыньи, ни открытой трещины. Охотиться было негде. Искать застругу с укрытым под ней логовищем нерпы Утатаун без Волчицы не решился. Пересечь припай и добраться до его невидимой с берега кромки не хватило бы сил. Без упряжки не пройти и половины пути. Поднимать же собак бесполезно. Да и не будешь запрягать в нарту трёх псов, из которых один совсем старый, а другой совсем молодой.

Охотники вернулись пустые. Не принесли даже малой упинки или закрутки бурых водорослей. Аглюхтугмит не расстроились. Понимали, что раньше вскрытия льдов не увидят добычи.

Мужчины уходили в снеговых наглазниках, но возвратились слепые, и Анипа прижималась губами к слезящимся глазам Илютака.

Вновь потянулись однообразные дни — не такие морозные, однако не менее унылые и страшные. Анипа блуждала между сном и явью, переходила с лежанки родителей на лежанку мужа и обратно. Порой засыпала с Матыхлюком, а просыпалась подле Илютака и не могла вспомнить, когда и как перешла в его полог. Забыла звук человеческого голоса. И удивилась, когда услышала Айвыхака. Он заговорил впервые с тех пор, как ушла Стулык. Айвыхак почему-то взялся рассказать про дедушку Кавиту, имени которого нельзя было произносить вслух до следующего месяца ухода из гнёзд молодых кайр. Наверное, вспомнил, как Анипа сбега́ла к дедушке на Поминальный холм, и захотел её утешить. Каждое слово произносил отчётливо, будто лежал возле Анипы. Или она вновь перебралась к Утатауну, и Айвыхак в самом деле лежал рядом?

Кавита славился умением бить моржей на их тесных лежбищах. С маленькой головой и громоздкими клыками, с грязно-рыжим тучным телом, покрытым шрамами и грубыми шишками, самцы лениво поглядывали на самок и молочных моржат. Переваливались с боку на бок и, уткнувшись в другого моржа, вздрагивали, но драку не начинали и вновь погружались в дрёму. Между ними скользил береговой человек — дедушка Кавита, тогда ещё не дедушка, а молодой охотник, едва взявший бабушку Стулык, тогда ещё не бабушку, а молодую женщину, не научившуюся ворчать и не знавшую своей будущей Белой совы. Кавита был меньше самого малого из моржей, а крупные самцы, если бы встали на задние ласты, оказались бы втрое выше его и вшестеро толще.

Моржи сильные и непредсказуемые, когда злятся. Быстрые и неумолимые в воде, но грузные и неповоротливые на суше. Кавита их не боялся. Шёл через лежбище вдоль береговой кромки. В руках у него было длинное копье, вдвое выше Кавиты. Он останавливался, подгибал колени и расставлял ноги, широким хватом обеими руками брался за основание копья и наносил один-единственный удар. Колол моржей прямиком в сердце. Они умирали мгновенно, не успев взбрыкнуть или хотя бы шелохнуться. Кавита бежал дальше, вновь наносил удары. За ним оставалась череда поверженных зверей.

Заметив опасность, стадо пугалось. Моржи неуклюже шарахались, не знали, куда податься. Толкались, давили друг друга. Приходили в себя и торопились к воде. Дедушка поднимался на заранее подмеченный валун и там пережидал, пока в море скатится лавина тяжеленных туш. Радовался, глядя на славную добычу. От старых самцов аглюхтугмит брали клыки, от самок — шкуру для лодок, от молодых моржей — мясо, от сосунков — шкуру для крепких ремней, способных удержать на весу столько людей, сколько всего пальцев у человека на руках и ногах. Вот каким охотником был Кавита.

Анипа улыбалась. Благодарила Айвыхака и удивлялась силе, пробудившейся в старике. Он будто и не говорил, а вкладывал в Анипу живые образы собственной памяти. Анипа стояла на прибрежной скале, с высоты видела дедушку, бегущего с белоснежным длинным копьём, и Кавита представлялся ей совсем худеньким — как там, на Поминальном холме, под снегом. А моржи лежали громадные. И не моржи вовсе, а могучие киты. Да нет же, не киты! Настоящие сопки! Со склонами из камней и рыжей глины, с тёмными пятнами земляных бугров. Анипа парила над сопками и высматривала крохотного Кавиту, потому что он мышь-полёвка, а она белая сова. Анипа кинется, выпустит острые когти, поймает дедушку и съест.

В спальном пологе послышалось ворчание Стулык. Бабушке не понравилось, что Айвыхак вспоминает Кавиту. Лишний раз к покойникам лучше не взывать. Пусть обвыкнутся на небе и не отвлекаются на тех, кто остался внизу. Стулык продолжала ворчать, Анипа над ней посмеивалась, а потом дёрнулась — бабушка! Она вернулась! Она была рядом! Анипа завертелась на месте. Вырвалась из-под наваленного на неё сугроба человеческих тел. Поняла, что лежит на лежанке, но в собачьей ямке. Пахну́ло влажной собачьей шерстью.

Анипа звала Стулык. Шарила руками в темноте и наугад хватала чьи-то головы и плечи. Её толкали. Полог крутился, и Анипа, чтобы не упасть, переходила с пола на стену, затем на потолок. Бежала по кругу и никак не могла найти Стулык. Аглюхтугмит выскользнули наружу и кричали Анипе, звали её. Она отказывалась за ними последовать. Знала, что бабушка где-то рядом. Нужно было помочь ей, пока землянка не обрушилась. Анипа торопилась. Бежала быстрее. Оступилась на потолке, сорвалась, упала в меховые одежды — и проснулась.

Наяву Анипу встретили духота и мрак затаённого полога.

Анипа взмокла, ей сделалось жарко. Она подумала, что забрела в сумрачную изнанку мира. Побоялась протянуть руку и вместо родителей нащупать липкую пустоту. Затем отдалённо уловила зловонье тугныгаков. Испугалась, что услышит грохот их появления из ям-западинок под Смотровым гребнем, различит голос мёртвого Амкауна. И закричат женщины. И завоют собаки. Анипа обхватила грудь руками, застонала, а когда притихла, не услышала ничего, кроме тяжёлого дыхания живых людей. Ни пожирателей, ни червецов. Ни Стулык, ни Кавиты. Лишь сон — от начала до конца, от слов Айвыхака до полёта белой совы. Жар сменился холодом. Анипа замёрзла. Дрожала, тёрла ладонями щёки. Не хотела разбудить Матыхлюка и ушла в полог Илютака. На ходу перевела дыхание, постояла в мясном пологе и успокоилась.

Солнце раньше лежало на снегах, как прохудившийся нерпичий поплавок, а теперь надулось ветрами и поднялось выше в небо. Утатаун выглядывал из землянки, старался приободрить аглюхтугмит и говорил им: настало утро или пришёл вечер — а сегодня сказал, что нужно разделать Четырёхглазика. Пёс околел. Или не околел, но папа всё равно позвал Канульгу его разделать.

Опять болел живот, мёрзлое мясо липло к сухому горлу, и Анипа подолгу разжёвывала тонюсенькие полоски мяса. Думала, что принимает память Четырёхглазика, и мысленно его благодарила. Потом благодарила вслух, когда Матыхлюк расплакался. Сказала брату, что отныне он, как Четырёхглазик, всегда отыщет путь в Нунавак, даже в страшную пургу. Матыхлюк перестал плакать и ответил, что хорошо бы ещё отрастить шерсть и больше не мёрзнуть. У Четырёхглазика в упряжке Утатауна была самая густая шерсть. Вот только не осталось упряжки. И Матыхлюк спросил папу, когда они съедят Волчицу. Папа не ответил.

Анипа лежала с открытыми глазами. Забыла, что Укуны нет, и удивилась, почему жена Акивы молчит. Укуна после еды и в худшие дни становилась болтливой, несмотря на голод и холод, находила повод посмеяться, говорила что-нибудь глупое, неуместное, и всем это нравилось, а теперь она молчала. Анипа обеспокоенно повернулась к Тулхи, хотела спросить о его маме — вдруг с ней что-то случилось, иначе почему она поела, но молчит. Повернулась и вспомнила: Укуна лежит снаружи, в снегу. Анипа испугалась, что с женой Акивы лежит кто-то ещё, а она забыла, как забыла об Укуне. Анипа приподнялась на лежанке. В темноте нащупала и заставила проснуться Илютака, Тулхи, Акиву. Перебралась в большой спальный полог и там разбудила Матыхлюка, Утатауна, Канульгу и Айвыхака с Нанук. Обошла всех дважды и без сил упала к родителям. Заснуть помешали мысли. После еды они сделались более последовательными и назойливыми.

Анипа думала о голоде позапрошлой зимы и пропавшем тогда Амкауне, о мясе, которое принёс Утатаун. Наверное, и два года назад их выручили косатки. Но Утатаун не захотел признаваться. А сейчас признался, хотя мяса получил меньше. Когда откроется лёд, папа поведёт мужчин на припай, и они добудут морского зверя. Ведь дедушка Кавита верил, что Утатаун и Илютак хорошие охотники. Может, муж Анипы когда-нибудь научится бить моржей, как Кавита. И она будет им гордиться. Напрасно бабушка не любила Илютака. Мясные ямы заполнятся. Придётся рыть новые ямы, как на острове Непяхут. И ребёнок Анипы никогда не узнает голода.

Размышляя об Илютаке, Анипа вспомнила спрятанный им у Ворчливого ручья моржовый клык. Её одолело любопытство. Сильное как никогда. Нужно было добраться до клыка, пока Илютак от него не избавился. И пока в животе не переварилось собачье мясо. Анипа уговаривала себя отправиться на ручей, но медлила. Потом представила, что зима окажется долгой. Лёд откроется не скоро, и охотники не успеют добыть зверя. Аглюхтугмит замёрзнут. Некому будет вынести их тела из землянки. Анипа возмутилась при мысли, что умрёт, не взглянув на клык. Измучилась от любопытства. Укрыться от него в сновидениях не получилось, и Анипа ему уступила — прошептала папе, что закоченела и хочет пройтись. Папа не услышал. Он спал. И не помешал дочери выйти из землянки.

В безветренную погоду Анипа побрела по крепкому насту. Забыла снеговые наглазники и зажмурилась на ярком солнце. Летом Анипа успела бы трижды сбегать до Тихого дола и вернуться обратно, а сейчас считала шаги и останавливалась, чтобы отдышаться. Запретила себе садиться в сугроб, отдыхала стоя или упираясь руками в колени. Боялась, что её настигнет ночной мороз. Ослеплённая, едва видела, куда идёт, но дошла до Ворчливого ручья.

Не сразу поняла, где спуск к широкому броду. Разбила несколько снежных холмов. Отыскала нужный валун. Пожалела, что не взяла с собой мотыжку или хотя бы женский нож. Возилась в рукавицах и отковыривала куски слежавшегося снега. Рукавицы не снимала, памятуя участь Укуны, её белые и безжизненные пальцы. Подсовывала руки под кухлянку и там грела, затем продолжала копать. Добралась до клыка. Залюбовалась его резьбой. Разобраться в ней не сумела и напомнила себе, что день скоро закончится. По своим следам, едва приметным на шершавом насте, обогнула Смотровой гребень. Уже подходила к стойбищному холму, когда вспомнила о пожирателях и червецах. Боязливо оглянулась. Выбеленный простор ударил по глазам, и Анипа поторопилась их прикрыть. По тропинке поднималась особенно долго. Пять шагов — отдых. Три шага — отдых. Она будто взбиралась по отвесным склонам Стылого гребня. Или на Чёрную гору.

Анипа свернула к покинутой землянке Айвыхака. Спряталась под её заснеженной стеной и постаралась ещё раз осмотреть клык, но глаза слезились, и Анипа с трудом различила светлые завитки узоров. Задыхалась от усталости, глотала холодный воздух. Упав на колени, закопала клык. Решила, что вернётся к нему позже.

У папиной землянки её встретила Канульга, обеспокоенная отсутствием дочери. Анипа хотела прошептать маме, что прогулялась по стойбищу и согрелась, но не смогла вымолвить ни слова. Впервые увидела, как похудела, осунулась и постарела мама. Кухлянка висела на её угловатых плечах. Штаны, туго подвязанные на бёдрах и щиколотках, спадали. Канульга выглядела не сильнее обычной женщины, стала отдалённо похожей на бабушку. Это так поразило Анипу, что она совсем забыла про клык Илютака. Не вспоминала о нём несколько дней и лежала с мамой, ощупывала её иссохшее тело, а когда вспомнила, уже не нашла сил выбраться к землянке Айвыхака.

Вчера по ночному небу растеклись зелёные сполохи. Значит, пришёл луночный месяц. Матыхлюк спрашивал, почему папа не идёт за Волчицей. Утатаун один раз ответил, что, когда откроется лёд, луночницу Акивы съедят охотники, а потом не отвечал и только обнимал сына.

Утром Утатаун и Илютак отгребли снег от камня, прикрывавшего мясную яму. Попробовали разбудить Акиву, однако тот слишком ослаб. Вдвоём откатили примёрзший камень и помогли Канульге спуститься вниз. Она захватила нож и глиняную плошку. Насилу подняла на дне китовую лопатку. Когда в яму укладывали свежие запасы, под лопатку натекали жир и мясная вода. Канульга теперь скоблила землю. Собирала пропитанные жиром комки и подавала плошку Утатауну. Когда мама устала, её подменила Нанук. Вместе они наскребли много земли, смешали со старыми костями, сухими объедками из костяного свала и кусочками твёрдого мха с лежанок. Перетёрли и развели подтаявшим снегом. Получилась липкая жижа, пахнущая рыбой. Каждый аглюхтугми получил по одной плошке. Давился и стонал от боли в животе, но просил добавки, и Канульга с Нанук вновь спускались в мясную яму, только жировые натёки быстро иссякли, и они скоблили пустую землю.

Папа резал моржовые шкуры и ремни. Раздавал по маленькому кусочку. Анипа сосала и жевала кожу, но мягче она не становилась. От неё болели зубы. Анипа не замечала, как сглатывала свой кусочек, и папа давал ей новый. Кожи было много. Анипа предпочла бы вновь выпить разведённую в воде грязь с привкусом жира. А кости в костяном свале закончились. Даже самые старые, пролежавшие там с прошлой зимы.

Анипа притворилась, что опять проглотила кожу. Взяла у папы очередной кусочек и тайком понесла его Блошику. Не сразу откопала щенка. Подсунула ему угощение под мордочку, затем попробовала раскрыть ему пасть и поняла, что Блошик мёртв. Давно замёрз. Как и Волчица. Папа берёг их. Знал, что съесть собак сейчас — значит сдаться, позволить голоду победить: когда лёд откроется, у охотников не останется сил выйти к морю и поднять гарпун. Анипа не сказала брату о Блошике. Умолчала о Волчице. Иначе Матыхлюк опять донимал бы Утатауна, просил бы мяса. Впрочем, он бы и не услышал сестру. Матыхлюк спал беспокойным сном. И когда просыпался, чтобы попить воды, всё равно спал.

Анипа легла возле Канульги. Повернулась к Айвыхаку и попросила старика рассказать о береговом человеке. Орлица вызвалась поднять его на облака к хозяину Верхнего мира. Путь был неблизкий, и человек отреза́л от себя полоски плоти, кормил ими орлицу. Анипа хотела спросить, почему они, аглюхтугмит, не поступают так же. Себя, конечно, есть не станешь, но люди Нунавака могли бы накормить друг друга. Айвыхак очнулся и заговорил, словами будто продолжая сновидения. Об орлице не упомянул. Старика занимал лишь Окаменевший череп древнего китёнка, некогда спрятанный в святилище острова Непяхут, а затем поруганный тугныгаками, сожжённый дотла в их огненных кишках.

— Он помог бы нам, — прошептал Айвыхак, — как помогал нашим предкам. Накормил бы. Научил бы, как уберечь детей от голода. Ведь это и не череп вовсе, а настоящий камень. Да и не камень, а Осколок зелёных сполохов. Он упал на остров до того, как появились первые люди. Не те, которых назвали береговыми. И не те, кто им предшествовал. А люди вообще. Упал, когда сполохи не прекращались и закрывали небо целиком, и человек сказал бы, что небо зелёное, потому что оно не очищалось до синевы, но не было человека, и сказать это было некому. Осколок… Живой. Тёплый. Да… всегда тёплый. В самые суровые зимы вокруг него таял снег, как вокруг очага. И тяжёлый. Величиной с череп китёныша, а сам тяжелее скалы. Вот почему аглюхтугмит поняли, что камень необычный. И возле него было хорошо. Так хорошо, что старики и больные уходили к нему умирать. И улыбались. Даже самые несчастные из них садились рядом, и Осколок наполнял их сиянием. И зверь шёл через проточное озеро — верил Осколку и спал наяву. Вот почему охота ладилась… Ни кит, ни морж, ни тюлень не уходили от гарпуна. Не видели его. А видели то, что им позволял увидеть Осколок. Кита загарпунить легко, а добить сложно. На берегу большой земли за год гарпунили столько китов, сколько пальцев на обеих руках, а добывали, если повезёт, двух. Остальные, подранные, уплывали. Аглюхтугмит же возле острова Непяхут добывали всех. За долгие поколения не ушёл ни один. Кита били, резали, а он не чувствовал. Потому что слышал, как поёт Осколок. И я бы хотел послушать. И хотел бы стать китом, которого режут, а он, счастливый, этого не замечает.

Айвыхак говорил об Окаменевшем черепе, затихал до неразборчивого шёпота, повторялся. Потом уснул и бормотал во сне. Следующей ночью поднялся ветер, и Айвыхак ушёл. Надеялся пройти по тропе Стулык, подняться на китовые черепа Непяхута и дойти до неба, однако Нанук его остановила. Нагнала Айвыхака, едва он отдалился от землянки, и заставила вернуться. Старик не сопротивлялся. Покорно принял заботу дочери и лёг с ней на лежанку, а когда она уснула, попробовал уйти вновь. На сей раз ему помешал Утатаун.

Анипа боялась, что теперь и другие аглюхтугмит устремятся во вьюжную темноту. И некому будет их остановить. Рано или поздно Нанук смирится с выбором Айвыхака. Возможно, и сама отправится искать покоя в тундровых снегах. Но утром очередного дня Канульга освежевала Блошика. Поделила мясо между аглюхтугмит и больше дала Утатауну с Илютаком — вдвоём они отправились к морю. Вернулись до заката, и Утатаун огласил возвращение криком. Анипа не сразу поняла, о чём кричит папа. Вслед за мамой, Тулхи и Акивой потянулась ко входному подкопу. Выбралась наружу и тогда поняла. Открылся лёд… Лёд открылся!

Глава двенадцатая. Утатаун ползёт к полынье

Мысль о съеденном Блошике мучила Анипу. Когда папа ещё не вернулся в Нунавак, не сказал аглюхтугмит об открывшемся льде и радостная весть не заглушила боль, Анипа плакала, а потом воспользовалась отсутствием Утатауна — сбегала к землянке Айвыхака, достала припрятанный моржовый клык и, разглядывая таинственную резьбу, отвлеклась от терзаний.

Илютак в узорах передал собственную историю. Почему же скрыл её от жены и прочих аглюхтугмит? И почему папа захотел от неё избавиться? Ответы Анипа надеялась найти на клыке. Опять торопилась. Выхватывала отдельные образы и путалась в них. Ругала себя за нетерпение. Наконец закрыла глаза, отдышалась и взялась за резьбу последовательно, от основания клыка до его окатанного острия.

Постепенно Анипа различила детство Илютака в стойбище, названия которого не знала. Вот безымянная мама высасывала боль из расшибленного колена Илютака. Вот безымянный папа учил его раскручивать закидушку. Маленький Илютак по пятам ходил за взрослыми мужчинами, подражал им, веселил их своей прилипчивостью. Бросал гарпун в снег и напоминал Матыхлюка, как напоминал прочих береговых мальчишек. Папа взял Илютака на большую лодку и отправился с ним в море, помог ему загарпунить зверя — морского зайца, если верить длинным усам и почти человеческой старческой мордочке. Папа всё сделал за сына, но Илютак радовался так, что лодка раскачалась, а когда вышел на берег, уже возмужал и стал одного роста с папой.

Следом были вьюги, зимние песни с бубном. Прощания с теми, кто ушёл, и приветствия тех, кто возвратился. Весенняя охота сменялась охотой летней и осенней. Обычная история мужчины. Илютак отобразил её со всем доступным косторезу вниманием. Анипа узнавала то, что и сама видела до переселения в Нунавак, когда аглюхтугмит было больше, — даже в изгнании их жизнь шла ходом, привычным для многих поколений береговых людей.

До Анипы у Илютака уже была жена. Он остался в стойбище её родителей, чтобы охотиться с ними и добычей отблагодарить их за отданную дочь. Анипа всмотрелась в крохотную женщину на моржовом клыке, которую обнимал такой же крохотный Илютак. Обнимал пять раз, на пяти разных узорах! Наверное, очень любил. Анипа не разглядела полос на лице жены и этим удовлетворилась. Если бы полосы были действительно красивые, Илютак нашёл бы способ их показать.

Жена родила ему дочь с косами, похожими на ивовые корешки. Дальше Илютак изображал ребёнка — его кормят, одевают, учат обращаться с женским ножом, собирать дикоросы и колоть моржовую шкуру, — а рядом изображал себя на охоте, и вокруг одной девочки было несколько Илютаков, и каждый из них непременно смотрел на ребёнка, даже если бросал копьё в нерпу, если сражался с волнами или радовался обильному улову. Значит, постоянно думал о дочке.

Девочка получила единственную полосу на лице, а потом пришли пожиратели. Гнусные, кровожадные тугныгаки. Покрытые шерстью, с длинными когтями, громадной пастью и дымящимися кишками, они огненными стрелами сразили напуганных береговых людей, разгромили их землянки, летние пологи и лодки. На выжженной земле остались голые столбы из китовых челюстей. Жена Илютака пропала. Анипа не знала, что с ней случилось, но больше на моржовом клыке она не появлялась. Илютак уцелел. И с ним была дочка. Перевёрнутая вверх ногами. Илютак положил её на нарту, взялся за потяг и потащил нарту к стойбищу, где родился и вырос.

Илютака встретили старенькие родители и повзрослевшие друзья. Они помогли перенести его дочь в землянку. Девочка почему-то лежала — или стояла? — вниз головой. Илютак ни разу не изобразил её на ногах. Может, умерла. Или превратилась в червеца. Илютак заботился о ней, а потом вдруг вернул её на нарту, запряг собак и погнал их через тундру за Чёрную гору. Анипа не была уверена, что Илютак отметил на клыке именно Чёрную гору, но в одном не сомневалась: Илютак отправился к тугныгакам, и дальше резьба протянулась совсем уж странная.

Землянки с полыхающим солнцем под крышей. Улыбающиеся люди с торчащими из них копьями. Люди с четырьмя руками и четырьмя глазами. Люди с длинными ногами. Люди на голове и люди без головы. Громадные огнедышащие птицы и волки, а с ними Илютак, маленький и слабый. И всюду пожиратели. Их было так много, что дым от их тлеющих кишок затянул небо, скрыл скалы и тундру. Чем дальше Анипа продвигалась по клыку, тем меньше ей удавалось разобрать в завитках, за которыми потерялись Илютак и его дочь, вдруг перевернувшаяся обратно — с головы на ноги. Из упряжки пропали собаки. Илютак сам потащил нарту, неизвестно к чему и зачем устремляясь. Дым окончательно сгустился, и на клыке остались одни засечки — ни одного образа.

Из дыма Илютак выбрался один.

Как он ускользнул от пожирателей? Почему бросил дочь? И почему она, окружённая ими, встала на ноги? Этого Анипа не поняла.

Илютак добежал до стойбища родителей. Нашёл его разрушенным. Копья и гарпуны лежали переломленные. Мясные ямы пустовали. В отлучку Илютака тугныгаки пожрали его близких, увели или распугали собак. Илютак горевал и рвал на себе одежду, и тут на моржовом клыке появилась птица. Анипа решила, что видит обычную мо́евку, но пригляделась: Илютак изобразил белую сову. Разволновавшись, Анипа позабыла и холод, и боль в тугом животе.

Илютак доверился сове, и она привела его в летнее кочевье Утатауна. Анипа заторопилась в поисках себя на моржовом клыке. Не нашла. Маленькой красивой девочки, с полосами на лице или без, нигде не было. Вот бездетная Нанук, вот хромой Кавита и ворчливая Стулык, вот играющий с нерпичьим поплавком Матыхлюк, Акива с отчасти беззубой улыбкой, хохочущая Укуна и медведеподобная — немножко глупая, но заботливая — Канульга. Столько знакомых любимых человечков. И ни одной Анипы! Как же так… Анипа от обиды чуть не выронила клык, но поняла, что новую жену Илютак повсюду изобразил возле себя, только выбрал для неё не человеческое тело. Под его резцом она осталась белой совой.

Анипа обняла моржовый клык и не отнимала от груди, чувствовала, как колотится её слабое сердце, и плакала без слёз — от счастья, хоть и не была уверена, в чём тут счастье, когда ты голоден и едва жив, а рядом, истощённые, умирают родные, и где-то там, за Чёрной горой, злопыхают тугныгаки.

Отдышавшись, Анипа вернулась к истории мужа. Добралась до последних образов — пустой кончик клыка от них отделяла чистая, не потревоженная резцом поверхность шириной в ладонь. Илютак ещё мог бы вырезать первый год, проведённый в Нунаваке, а для нынешнего голодного года ему пришлось бы взять новый клык. Анипа искала Амкауна, брата Канульги. Искала мясо, почти три года назад принесённое Утатауном и спасшее аглюхтугмит. А нашла пугающие изображения мужа. Илютак то раздваивался, то усыхал. Рвался на крохотных человечков и соединялся в одного большого человека. Кружился, как вихрь. От него отлетали странные вещи. Не то копья, не то мотыжки. С него срывало одежду. Потом Илютак лишился языка и держал его в поднятой руке, как иногда Матыхлюк, довольный, держал пойманную евражку. И рядом растекались жуткие морды пожирателей.

Анипа вернулась к ранним годам Илютака в надежде заметить прежде упущенный намёк на то, что с ним случилось за Чёрной горой, или объяснение того, что сталось с его дочкой. Анипа опять запуталась и поникла. Утомилась и почувствовала, до чего моржовый клык тяжёлый. Вновь спрятала его. Возвратилась на лежанку к маме и едва задремала, когда в стойбище раздался голос Утатауна. Папа прокричал, что открылся лёд, а значит, охотникам нужно готовиться к выходу на морского зверя.

Ночью аглюхтугмит неторопливо, насколько хватало сил, собирали мужчин в путь. Утатаун, Илютак, Акива и Тулхи вчетвером унесли околевшую Волчицу — последнюю собаку из стойбищной упряжки — в покинутую землянку Айвыхака. На сей раз Анипа принюхиваться не ходила, только переживала, что папа или муж найдут моржовый клык. Не нашли. Слишком воодушевились скорой вылазкой и на следы Анипы внимания не обратили.

Обычно в месяц ранних птиц просыпались евражки. Они выбирались из заснеженных норок и сонно озирались, пробовали лапкой влажную землю и принюхивались к воздуху — думали, не поспать ли им ещё. Лёд на ручьях и озёрах лежал прозрачный, расчищенный ветрами и постепенно тончал, выпускал на поверхность блестящие натёки снежниц. В трещинах осевшего припая появлялись птицы, а первыми из них прилетали глупыши. Они держались поближе к просторным, озёроподобным разводьям — опасались ночных заморозков, но резвились и перекрикивались, радостными голосами предвещали скорую весну. Так было в прошлом году.

Сейчас же аглюхтугмит не приметили ни евражек, ни глупышей, а суровый припай по-прежнему стелился в необозримую даль, но Утатауну было достаточно и того, что он со Скалы, похожей на живот, разглядел в небе водяные просветы. Они указывали на свежие полыньи. Между синими торосами виднелись промоины — чёрные, словно льдины, на которых полежали старые моржи. Непоколебимые ропаки осыпа́лись. Под кручами скалистых мысов морские течения вихрились и взламывали лёд, бросали его обломки на стонущие береговые валуны. Неподалёку одни морские зайцы сходились и миловались под солнцем, а другие уединялись, чтобы вытолкнуть на снег неуклюжих сосунков.

Утром, едва над морем обозначились первые наливы рассвета, охотники выдвинулись в путь. Анипа дала мужу обережной мешочек с бусинами и клювиками птиц. Илютак принял мешочек, постоял с ним в руках и на прощание обнял жену. Анипа провожала мужа взглядом, пока он не скрылся за Поминальным холмом. Надеялась, что бусины его защитят. Сырое мясо Волчицы лишь отчасти восполнило силы мужчин. Измученные холодом, исхудавшие так, что кухлянка ходила парусом на их сухоньких телах, к тому же лишённые упряжки, они с трудом продирались через влажные уброды и рывками тащили за собой санки с охотничьей утварью.

Охотников ждали губительные гнилые и обманчивые колючие льды. Пушистый снег лукаво прятал трещины-ловушки. Загодя с вершины торосов их не высмотришь, потому что торосы и сами таили не меньшую опасность — подмытые снизу и растеплённые сверху, могли обрушиться под тяжестью охотников. Даже отдых у полыньи грозил гибелью — тень человека на истончавшей кромке льда могла привлечь хищного моржа, способного вынырнуть из воды и убить ударом острых клыков. Наконец, ещё хуже была неуверенность в собственных силах, слишком уж долго мужчин Нунавака преследовали неудачи.

Анипа в любую погоду поднималась на вершину стойбищного холма и смотрела на подтаявшие сугробы Ровного места. Ждала охотников. Звала с собой брата и маму, но Матыхлюк не покидал лежанку, а Канульга вместе с Нанук стерегла Айвыхака. Женщины пообещали старику, что сами отведут его в тундру, если охотники вернутся с пустыми руками, а пока не давали ему даже прогуляться по тропинке.

Вечером третьего дня Анипа увидела мужчин и сразу всё поняла. Проследила за ними до подступов к холму, а когда они приблизились к нижней из обрушенных землянок, заскочила в спальный полог и молча легла возле брата. Никому не сказала ни слова. Ждала, когда мужчины придут и сами обо всём расскажут.

Об охоте они, выспавшись, заговорили к полудню. Илютак сидел привычно невозмутимый, лишь изредка жестом или кивком подтверждал слова Утатауна и Тулхи. Они поведали, с каким трудом добрались до берега, как искали проход к припаю и как бережно шли по неверному льду. Ослабленные, не доверяли себе и каждый шаг простукивали гарпуном. Прислушивались к ветру, следили за движением облаков и высматривали морского зайца. Поначалу не встретили ни одного, а когда встретили, спугнули, но обрадовались и тому, что вообще увидели зверя.

Морской заяц, или бородатый тюлень, логовищ не строил, в стада не сбивался. Если в ледолом три-четыре зайца и собирались у какой-нибудь полыньи, то держались друг от друга поодаль. Спали беспокойно, то и дело пробуждались, озирались, к тому же лёжку устраивали на ровных льдинах у открытой воды, чтобы хищник не выскочил из-за тороса и не застал их врасплох. Неповоротливые, с короткими ластами на удлинённом теле и с маленькой усатой головой, морские зайцы всё же легко взбирались на льдину и легко с неё сваливались — не успеешь ни добежать, ни бросить копьё. Хотя смысла бросать в них копьё не было. В отличие от нерпы, заяц тонул и летом, и зимой. Убитые, всплывали разве что беременные самки, но распознать их не удавалось, слишком уж грузным был морской заяц сам по себе.

Охотники старались не шуметь, часто припадали ко льду. Санки спрятали, чтобы их не выдал шелест полозьев, затем попросили и Акиву держаться позади — истощённый больше остальных, он оступался и крошил под собой кусочки колючего льда. На заснеженных ледовых полях рыжее темя морского зайца просматривалось издалека, и зверь дразнил охотников весь первый день, пока они продвигались по припаю. Утатаун понимал, что его силы иссякают — без еды в затяжной вылазке не протянешь, — и на второй день, заприметив очередного бородатого тюленя, решил действовать наверняка.

Илютак примотал на спину Утатауну копьё и гарпун с одним нерпичьим поплавком. Утатаун лёг на живот и медленно пополз к дремавшему вдалеке у малой полыньи зверю. Поправлял нависавшее над головой копьё, отводил его за плечо, и оно упиралось в снег; вновь поднимал его макушкой, отчего вскоре заломило шею. Огибал снежницы, подминал под себя влажные рассыпчатые льдинки. Ловил порывы ветра, чтобы под их прикрытием преодолеть слоистый лёд. Камлейка не пропускала воду, и поддетая под неё кухлянка оставалась сухой, а вот штаны в коленях промокли и липли к проплешинам оголённого льда.

Утатаун полз долго, и солнце склонилось на закат, но морской заяц уже был на расстоянии трёх бросков копья. Оставшиеся за торосом Илютак, Тулхи и Акива извелись от нетерпения. Тулхи подумывал уйти охотиться, чтобы не терять времени зазря. Илютак его удержал. Жестами объяснил ему, что ветер донесёт до чуткого зверя даже отдалённый звук.

Заяц достаточно просушил шкуру. Она покрылась серыми пятнами. С неё местами осы́пался волос. К следующему месяцу начнётся линька, и тогда лёжки станут грязными — тюлени будут греться весь день до темноты, но сейчас ничто не мешало зайцу скользнуть в полынью и уплыть. Утатаун это знал. Не обращал внимания на боль в затёкших руках и шее, не думал о прихватившем колени влажном холоде. Не спускал глаз со зверя и продолжал к нему подползать.

Морской заяц привычно дёргался и озирался. Утатаун застывал. Ждал, пока зверь присмиреет. Вновь отталкивался ногами, цеплялся за наросты на льду и малые трещины. Приблизился к полынье на расстояние одного броска, и тут морской заяц его заметил — вытянул короткую шею и уставился подслеповатыми глазами прямиком на человека.

От смерти Утатауна отделяло одно неверное движение. Голодная ночь погубит охотников. Ослабленные, они не настигнут зверя, но будут бродить по припаю, пока не упадут замертво. Аглюхтугмит не дождутся своих мужчин и тоже умрут. Летом их телами полакомится медведь или росомаха. История людей, живших в Месте, где стоят челюсти, оборвётся.

Утатаун перевернулся на бок. Вытянул шею и стал озираться. Затем перевалился на другой бок, опять вытянул шею. Вытаращил глаза, неуклюже повёл головой и чуть приподнялся на локтях. Прижал к телу руки так, словно они были ластами. Ни о чём не думал. Изгнал мысли, а с ними и страх. Во всём уподобился тюленю. Оглядевшись, присмирел и повалился на спину. Зажмурился от клонящегося в закат солнца.

В следующее мгновение Утатаун открыл глаза. Увидел, что морской заяц лежит на месте, дремлет. Он поверил Утатауну. Слишком глупый со своей маленькой разморённой головой. Не удивился появлению другого зайца.

Утатаун подкрался поближе. Завёл занемевшую руку за спину. Снял гарпун, а вот снять поплавок не сумел. Верёвка перекрутилась и спуталась. Не было времени с ней возиться. Утатаун поднялся на колени и схватил копьё. Морской заяц очнулся. Взвился на месте. В тёмных глазах — непонимание. Утатаун ударил. От тюленя его отделяло не меньше четырёх шагов. Слишком большое расстояние, чтобы поразить зверя точно в сердце или печень. К тому же он опрокинулся бы в полынью, а убитый, утонул бы. И Утатаун направил остриё ему в нос.

Зверь плюхнулся в воду, но тут же всплыл. Раненый, метался и оставлял кровавый след. Прижимался рассечённым носом к кромке льда, елозил передними ластами по вытянутой морде. Утатаун распутал верёвку и загарпунил зайца прежде, чем тот пришёл в себя: костяной наконечник надёжно вошёл под шкуру, Утатаун слегка дёрнул верёвку, и наконечник соскочил с колка, повернулся в туше, надёжно прикрепил к ней поплавок, а высвобожденное древко упало рядом.

Утатаун откинулся на спину. Не поднял копья, не посмотрел на зайца, рвавшегося в морскую глубь, однако не способного справиться с поплавком и возвращавшегося на поверхность. Утатаун наслаждался сумрачной тишиной внутри и ждал мужчин.

Подоспевший Илютак добил зверя, с Акивой и Тулхи вытащил его из полыньи, ножом вспорол ему брюхо и накрошил на тёплые кишки снега — когда снег растаял, охотники напились воды. Затем Илютак сре́зал со спины морского зайца четыре крупные полоски мяса, чуть подморозил их на льду и распределил между охотниками. Они жевали молча и сосредоточенно, а потом отправились искать укрытие на ночь.

Возвратившись в Нунавак, охотники доверили добычу Канульге и завалились спать. На следующий день они сидели в спальном пологе Утатауна, с задором рассказывали о вылазке на припай. Женщины и дети, поев, опять мучились животом, но делили смех мужчин, радовались тому, что к ним вернулась удача, а с ней — надежда одолеть голод и дотерпеть до настоящей весны.

Вечером Тулхи изображал глупого зайца, Утатаун — себя, крадущегося к зайцу, Илютак — охотников, прячущихся за торосом. Они повторяли пляску удачной охоты, пока не лишились сил. Даже Матыхлюк оживился, пытался летать возле них вороном, стерегущим подачку. Анипа и Айвыхак завывали морозным ветром, Канульга колотила выбивалкой по стене — никто не разобрал, чему именно она подражала, но Канульгу это не смущало. Только дочь Айвыхака сидела привычно понурая. Впрочем, и Нанук не сдержала смеха, когда Тулхи получил по носу и принялся в отчаянии кружить на месте. За ночь Утатаун не меньше пяти раз притворно ударял сына Акивы, и в ответ неизменно раздавался дружный хохот воспрявших аглюхтугмит. Рассказ о печальном окончании трёхдневной охоты мужчины отложили на завтра.

Для сытого года один морской заяц — не ахти какая добыча, но в бескормицу все радовались ему так, словно добыли целого кита. И каждому досталось больше тюленьего мяса, чем досталось бы раньше, ведь зима забрала из Нунавака шестерых собак и четверых людей. По стойбищу теперь ходило столько аглюхтугмит, сколько у человека пальцев на одной руке, и ещё трое. Они грустили без ушедших родных и друзей, но понимали, что голод до времени побеждён. Канульга отнесла мясо в яму про запас. Могла бы не делать этого, его было слишком мало, но так почувствовала себя спокойнее. Задумчиво посмотрела на расскоблённую землю на дне ямы, прежде чем прикрыть её китовой лопаткой.

— Ещё две ладные охоты, — с улыбкой произнёс Утатаун, — и до лета нам ничего не грозит.

Укуну, лежавшую в подтаявшем сугробе, мужчины перенесли на Поминальный холм. На обратном пути они петляли, чтобы завязать проторённую тропку на крепкий узел, затем собрались в пологе Утатауна и рассказали, что случилось на третий день их вылазки.

Раззадоренные добычей, охотники тогда припрятали морского зайца, а сами отправились дальше по припаю и вскоре добрались до его кромки. Утатаун сверился с течением: нашёл трещину, лёг возле неё на живот, бросил в воду кусочек свежего тюленьего жира и, прикрыв глаза ладонями, проследил за тем, как он тонет. Иногда течения под самым льдом молчат, а ниже усиливаются, и тогда жир, опустившись достаточно глубоко, отклоняется в сторону. Если его несёт в открытое море, на блуждающую льдину лучше не выходить — её может отжать. Утатаун убедился, что жир едва отплыл по направлению к берегу, и первый шагнул за пределы припая. Илютак, Тулхи и Акива, не задавая вопросов, пошли за ним.

Охотники спугнули молоденького морского зайца. Подкрались к зайцу постарше, но бросить гарпун не успели — тот свалился в воду и плеском всполошил своих лежавших в отдалении собратьев. Так или иначе, зверья было много, и мужчины предвкушали новую добычу. Не обратили внимания, что над берегом наметились всклокоченные тучи, а из тундры потянуло студёным ветром. Обнаружив хорошенькую полынью, остановились возле неё сторожить бородатого тюленя, и Утатаун выделил за спиной три высоты: две на припае, одну на льдине. То и дело сверялся с ними. Объяснил Тулхи: если льдина стронется или хотя бы дрогнет, высо́ты сместятся относительно друг друга и предупредят охотников об опасности. В итоге их с запозданием предупредила нерпа. Она, беззаботная, вынырнула вместо ожидаемого зайца. Мужчины разом подняли копья и гарпуны, но бросать их не стали. Напуганные, переглянулись и попятились от полыньи. Нерпа всегда всплывает мордочкой против течения. И сейчас её носик указал на берег. Течение переменилось. Поддавило блуждающую льдину снизу. Сверху её подтолкнул тундровый ветер. И льдину оторвало.

Утатаун, Илютак и Тулхи добежали до припая. Чувствуя, как лёд уходит из-под ног, прыгнули и повалились на спасительную кромку. Обернувшись, не увидели Акивы. Папа Тулхи замешкался у полыньи, или запыхался и сдался, или провалился в раскрывшуюся под ним трещину, или споткнулся на бегу, расшибся и не поднялся. Охотники этого не знали. Наверняка сказалась и слабость Акивы. Даже мясо морского зайца не придало ему сил.

Блуждающая льдина медленно удалялась. Тёрлась о другие льдины, осыпала воду сине-белой шугой и оставляла покачивающиеся ледовые обломки. Тулхи высматривал папу, но нигде его не замечал. В любом случае ничем бы не помог Акиве.

— Его унесло, — промолвил Утатаун. — Пошли уже.

Охота закончилась. Мужчины вернулись за припрятанной тушей бородатого тюленя и отправились в Нунавак обрадовать аглюхтугмит добычей и расстроить их исчезновением друга. За зиму Тулхи потерял обоих родителей, но угрюмым не выглядел. Морского зайца с рассечённым носом исполнял задорно, смеялся и обещал Анипе, что следующая вылазка окажется ещё более успешной. Впрочем, смерть Укуны видели все, а вот смерти Акивы не видел никто, и признавать его погибшим не торопились. Случалось и так, что охотники, унесённые в море, к лету возвращались и приносили немало занимательных историй о странствиях к далёким берегам.

Последующие два дня прошли в привычных делах. Мужчины готовились к новой охоте, а по вечерам в пляске повторяли историю подбитого тюленя, и аглюхтугмит с неослабевающим задором хохотали над метаниями Тулхи в спальном пологе, заменявшем ему полынью. Айвыхак приободрился и вспоминал о жизни предков, не раз пересиливавших голод. Матыхлюк не отходил от Илютака и Утатауна, рассматривая их утварь и молча напрашиваясь на место уплывшего Акивы. Канульга, Нанук и Анипа выделывали тюленью шкуру, перешёптывались о мясных ямах, о необходимости подготовить их к будущей добыче. А в полдень третьего дня Утатаун сказал Анипе и Матыхлюку пойти прогуляться до вершины стойбищного холма и понаблюдать за погодой.

— Назад не торопитесь, — добавил папа.

Никогда прежде детей не выставляли из землянки, и они растерялись. Матыхлюк в самом деле отправился по тропинке наверх, а вот Анипа снаружи прильнула к промёрзшей стене и тщилась разобрать хотя бы одно произнесённое в спальном пологе слово. Вскоре брат присоединился к ней, но они так и не поняли, что же происходит внутри.

Взрослые говорили долго. Утатаун и Айвыхак — спокойно, а Тулхи — рьяно, переходя на сдавленный крик. Слышалось недовольное мычание Илютака, изредка в разговор вступали Канульга и Нанук, чем окончательно привели Анипу в замешательство. Обычно женщины молчали, а муж Анипы обходился жестами. Постепенно голоса стихли.

Какое бы решение ни приняли взрослые, обсуждать его с детьми они не захотели. Поднявшись из входного подкопа, даже не посмотрели на них. Утатаун прошёл мимо, не спросив сына о погоде. Потом, правда, позвал Матыхлюка осматривать санки. Тулхи выглядел удручённым и тоже молчал. Только Канульга рассеянно улыбнулась Анипе, словно успела позабыть о её существовании, а теперь вспомнила и очень этому обрадовалось.

Когда спальный полог опустел, Анипа забежала внутрь, будто могла по одному виду стен, едва различимых в полумраке, угадать, о чём же говорили взрослые и почему вздумали таиться. Приподняла моржовые шкуры и прощупала заложенный китовыми позвонками выход к открытому очагу, заглянула за родовой камень и сушильную треногу. Почувствовала себя собакой, унюхавшей евражку и рыщущей между кочками в поисках звериной норки. Вздохнув, села на пол и тут увидела стоявшего в проёме Илютака.

Он оглянулся — в мясном пологе никого не было, — приблизился к Анипе и сел возле неё. Уставился на свои руки, словно задумался, сможет ли жестами задать подготовленный вопрос, но задавать его не потребовалось. Анипа и сама обо всём догадалась. Моржовый клык. Ну конечно. Илютак пообещал утопить клык, теперь сходил за ним к Ворчливому ручью и не обнаружил его на месте. Заподозрил жену. Кого же ещё?

Анипа, разволновавшись от собственной смелости, заявила мужу, что отдаст ему клык лишь после того, как сполна разберётся в его истории.

— Он рядом. Я быстро принесу.

Илютак поднял голову. Он выглядел удивлённым. Не рассчитывал, что жена уступит так легко.

— Я видела резьбу, — промолвила Анипа. — Но кое-что… Я хочу, чтобы ты рассказал мне про дочь. Что с ней случилось там, за Чёрной горой. Почему ты ходил к пожирателям. И как…

Удивление Илютака росло и на мгновение сменилось гневом. Анипа пожалела, что не может зажечь жирник и лучше рассмотреть лицо мужа. Испугалась, что вообще неправильно его поняла, что он пришёл говорить вовсе не про клык, но Илютак поник головой и, соглашаясь на откровенность, кивнул.

Глава тринадцатая. История Илютака

Охотники добыли ещё одного зайца. Привезли тушу неразделанной, передали её женщинам, а сами поутру опять ушли на море. Опасались задерживаться на весеннем льду и если ночевали во время вылазки, то непременно возвращались на берег, прятались под перевёрнутой лодкой. Канульга и Нанук сняли шкуру узкими полосами и уложили под пластины спального полога. Когда та достаточно взопрела, соскребли шерсть и сделали хорошие ремни. Анипа не понимала, почему мама вдруг озаботилась ремнями, будто собралась подновить нарту, ведь Нунавак остался без собак, и от нарты толку не было. Если же она хотела подновить лодку, то в первую очередь следовало задуматься об обшивке. Да и трое охотников с лодкой не управятся. Или Утатаун готовился заменить Акиву Матыхлюком?

Взрослые вообще вели себя странно. Молчали больше обычного, о чём-то перешёптывались, чинили одежду и перебирали утварь в двух опустевших землянках — аглюхтугмит по-прежнему жили в землянке Утатауна и в свои пологи возвращаться не порывались. Лишившись четырёх человек, они теперь спали без тесноты и заодно берегли жир в жирниках, которые изредка зажигали по вечерам.

Прежде в месяц ранних птиц — или уже месяц моржовой охоты? —родители отпускали Анипу и Матыхлюка собирать последнюю упу и ловить первую рыбу, но сейчас не давали им покинуть Нунавак, и дети помогали взрослым в стойбище. Матыхлюк с Тулхи точили наконечники старых гарпунов и копий, вытёсывали волнистое остриё новых наконечников и латали износившиеся нерпичьи поплавки. Анипа с мамой и Нанук сидели в мясном пологе на коленях, поджав под себя ступни, и сучили жильные нитки, возились со шкурами и костяными проколками. Из шкуры морского зайца мама нареза́ла широкие подошвы под стать великану и объясняла Анипе, что по человеческой ноге их резать нельзя. Намокнув, подошва ужмётся. Нарастить края не удастся, а вот выпустить заранее подогнутый запас легко. Канульга показывала дочери, как закусить зубами края подошвы и пришить её к голенищу, но делала всё сама, не доверяла Анипе.

Взрослые до того рьяно восстанавливали утварь, что напугали Анипу. Уставали до бледноты и дрожи в руках, но работали, хотя могли позволить себе отдых после тяжёлой зимы. Айвыхак единственный остался не у дел. Старался веселить и поучать аглюхтугмит. Усаживался возле женщин или мужчин, занимал их историями о далёком прошлом. На днях надумал пересказать людям Нунавака их собственную голодную зиму. Вслух подбирал слова, искал удачные образы, способные хотя бы отчасти передать испытанные им самим лишения. Тулхи и Матыхлюк поправляли старика и предлагали добавить нечто невероятное, вроде землянки, унесённой ветром, или открывшейся под Нунаваком пропасти с копошащимися огнедышащими тугныгаками. Айвыхак посмеивался, но привирать отказывался. Его рассказ и без того звучал хорошо — помогал отстраниться от тревог, заставлял верить, что несчастье постигло совсем других, давно мёртвых береговых людей. Слушая старика, аглюхтугмит работали, и Анипа не сомневалась, что они к чему-то готовятся. Наверное, к тому, о чём без детей договорились в землянке Утатауна. Анипа не мучила себя догадками. Её больше занимали встречи с мужем на вершине стойбищного холма.

Илютак попытался объяснить ей годы на моржовом клыке, которые она не разобрала, однако сделать это было трудно. Анипа едва понимала его жесты. Илютак отводил жену вверх по тропинке, брал нож и терпеливо вырезал на снегу узоры, во многом повторявшие узоры на клыке, но пояснённые дополнительными образами зверей и человечков.

— Утатаун знает твою жизнь? — спросила Анипа.

Илютак кивнул.

— Он поделится со мной?

Илютак мотнул головой и предостерегающе промычал.

Вздохнув, Анипа склонилась над изрезанным настом. Силилась разобрать, что же тут изображено, и злилась на собственную недогадливость. В уединении, укрытые ветрами и туманом, Анипа с мужем мысленно продирались через Чёрные земли в глубь Скрытого места. Анипа хотя бы убедилась, что речь шла именно о Чёрной горе и живущих за ней тугныгаках. Три года назад, положив больную дочку на нарту, к ним и отправился безутешный Илютак.

Нанук теперь наведывалась в землянку Айвыхака и, сама о том не догадываясь, проходила в двух-трёх шагах от тайника Анипы, который и тайником-то назвать нельзя. Анипа перепрятала бы клык, но опасалась привлечь внимание взрослых, к тому же знала, что со склонов стойбищного холма снег сойдёт не раньше летнего месяца вскрытия рек.

Между тем солнце окрепло и освещало тундру бо́льшую часть дня. В небе появились первые крикливые моевки. Расправив серенькие крылья и опустив тоненький жёлтый клюв, они поглядывали на людей и торопились к берегу, искали места для будущих гнёзд. Прежде появление моевок означало, что пришла пора достать и обработать моржовые шкуры, однако с прошлого года аглюхтугмит ими не запаслись, а по весне добыть моржа пока не успели. Моржи только дразнили их в тёмных лёжках на припайных и блуждающих льдах. Охотники предпочитали бить линявших морских зайцев.

Лёд на речках осел и прохудился. Под ним журчала старая оттаявшая вода, а по нему текла студёная свежая наледь, и речка получалась расслоённой надвое. Оба потока объединялись в шумных устьях, и на берегу собирались прозрачные весенние озёрца. Ночью ещё случались заморозки, по тундре изредка гуляла низовая пурга, но в остальном зимние холода не возвращались, и Анипа раздевалась перед сном, спала в обнимку с Илютаком или Тулхи и, счастливая, чувствовала запах их разгорячённых живых тел.

Раньше в такие дни, по словам Айвыхака, к берегу неподалёку отсюда подходили киты. Они всплывали в многочисленных трещинах битого припая, сами выламывали хрупкий лёд и целыми стадами дремали в разводьях — напоминали островки, покрытые пятнами серого и зеленоватого мха. По их громадным головам, величиной чуть ли не в половину всего тела, деловито разгуливали моевки и глупыши. Охотники ждали, когда прибрежные воды освободятся от острых льдин, затем выходили на первого весеннего кита.

— Сразить великана, думаешь, легко? — воскликнул Айвыхак и притворно поднял в руке невидимое копьё. — У него жира под кожей столько, что опусти в него руку по самое плечо, а дальше жира не заберёшься. Вот сколько! Даже лучшие из охотников редко били так, чтобы ранить его в сердце. И попасть нужно повыше плавников-рук, и вложить в удар всю свою силу, при этом не вывалиться за борт. Нет… Одно дело в проточном озере Непяхута. Там киты отдавались добровольно. Ведь людям помогали святилище Великого китового хода и Окаменевший череп древнего китёнка. Другое дело тут, на большой земле. Охотиться в море выходило столько людей, сколько пальцев на руках у тебя, у тебя и у тебя вместе взятых, — Айвыхак поочерёдно указал на Тулхи, Матыхлюка и Анипу.

Тулхи не отвлекался от заточки ножа, а дети Утатауна восторженно следили за каждым движением старика, словно он мог бросить невидимое добойное копьё и показать завершение опасной охоты. Айвыхак по весне всегда рассказывал о китах, однако Анипа и Матыхлюк удивлялись и восторгались так, будто слышали о них впервые. Кроме того, детям было приятно видеть задор в глазах Айвыхака. После таинственного обсуждения в землянке Утатауна он приободрился и ничем не выдавал старческую немощь, мучившую его в месяцы голода.

— На кита выходило четыре или пять лодок! — продолжил он. — Тихонько окружали спящего зверя. И первый охотник вонзал в него гарпун и выкидывал поплавок. Кит возмущался, пыхтел и нырял, но далеко не уходил. Всплывал поблизости, а там его ждал другой охотник. И били его, пока все гарпуны не всадят, а киту ничего. Кровью истекает, но плывёт. Его гонят и колют копьями, пока он совсем не ослабеет. Тогда и добивают. И чем дальше ушёл кит, пока его гнали, тем сложнее с тушей. Её за челюсть цепляли к лодкам, доставали вёсла, поднимали паруса и тащили кита к берегу. Следили, чтобы ремни не сдвинулись на борт, иначе лодка враз переворачивалась, таким тяжёлым был кит.

И тащили его день, а то и два. А мясо у кита горячее и к концу первого дня портится, потом есть невозможно. Поэтому торопились. Когда не поспевали, на воде и разделывали. На воде много не возьмёшь, и до слёз обидно, сколько теряли кожи, жира, мяса и уса. А если дотащили, то китовую тушу, как моржовую, перекатом на сушу не выволочь, и резали его на мелководье. Всё стойбище собиралось, а лучше два или три. Много людей приходило. И женщины, и дети, и старики. И вместе разделывали. Не спали, падали без сил, но потом вставали и брались за нож. Мясо-то горит, нельзя ему долго лежать.

Мясные ямы наполнялись на зиму, и собак откармливали так, что они вырастали грозные и лохматые. А как вкусно было! Кишки отваривали, сердце ели сырым. Язык укладывали под камни, а когда он полежал, то запах шёл такой, что даже сытый слюной давился. Ну и мясо подвяливали и заливали тюленьим жиром — хранили хоть до весны. Ох как сытно было и хорошо. А вы и не знаете.

— Я знаю, — отозвался Тулхи.

— Да, в твои малые годы кита ещё били. А вам… — Айвыхак слизнул с пальцев подтёки невидимого жира, — вам не повезло. Опоздали до Тулхи на… сколько? Анипа года на четыре опоздала, уж точно. А ты, Матыхлюк, и того больше. Да… Я видел китовые стада и никогда бы не поверил, что море опустеет. Говорят, дальше отсюда береговые люди и сейчас иногда бьют кита, но нам-то что? В наших местах его нет. Никто не видел много лет. И что говорить о китовой охоте? Хватит.

Айвыхак опустил руки и умолк. Тулхи остался подле него точить нож о каменный пол, а дети убежали, представляя друг друга то смелым охотником, то добрым китом — последним из тех, которых поймали и съели аглюхтугмит. Потом заспорили, какой вкус у китовой кожи и с чем его можно сравнить. Поругавшись, побежали к Канульге и попросили её сказать, кто из них прав, а мама пожала плечами и промолвила, что китовая кожа вкусная, как всё вкусное. Дети удовлетворились её ответом.

Вечером Анипа вернулась к истории мужа. Поначалу боялась, что он сделается ещё более замкнутым, будет сторониться жены, узнавшей его тайну, однако теперь чувствовала, как откровенность Илютака по-настоящему их сближает. Анипа обняла его покрепче, а перед сном задумалась о странном поведении взрослых. Ничего странного в нём не было. Анипа ведь сразу поняла, к чему именно они готовятся, просто не хотела себе в этом признаваться. Аглюхтугмит решили покинуть Нунавак. Вот почему перебирали и чинили утварь. Без собак сами возьмутся за потяг и уйдут, пока не стаял снег. По размокшей кочковатой тундре уйти будет сложнее, на спине и летних санках пожитки не утащить.

Куда аглюхтугмит отправятся? В очередное стойбище. Возможно, одно из тех, где когда-то жили их предки, вроде Нунавака. Или же в Белый простор, о котором осенью не раз упоминал Айвыхак. Не зря же старик теперь сидел довольный. Где искать Белый простор и каким он окажется, Анипа не знала. И расспрашивать Айвыхака не собиралась. Взрослые сами обо всём расскажут, когда придёт время. Они не предупредили детей о переселении, чтобы не тревожить их. Не забыли, как три года назад Анипа и Матыхлюк плакали, покидая летнее кочевье Наскук. Белая сова оседлая, не любит оставлять обжитые землянки. Родители верно поступили. И Анипа не поделится с Матыхлюком своей догадкой. Он ничего не заподозрил. Поэтому и предвкушал, как папа поведёт его добыть первого морского зверя. Может, и поведёт, но явно не к Маленькой косе и не к Месту нагонных льдов.

Анипа не хотела бросать Нунавак, однако и тут, размыслив, признала правоту взрослых. Пожиратели разыскали аглюхтугмит, добрались до стойбищного холма и не успокоятся, пока не лишат аглюхтугмит души. Особенно лакомой им покажется душа Айвыхака, столько в ней таилось историй. Будут слушать её зимними ночами, посмеиваться над пересказом собственных злодеяний и отвлекаться от шума в тлеющих кишках. Утатаун настоял на том, чтобы скорее, не откладывая до лета, пойти прочь от пределов Скрытого места. Илютак, Тулхи и Канульга сопротивлялись, но папа их переубедил. Не забыл, как его дети чуть не погибли под Чёрной горой. Тогда злой дух поднял ветер, заставил их мчаться за нерпичьим поплавком, и, подобно беспечной куропатке, они едва не угодили в насторожённые злым духом силки.

Анипа блуждала в полудрёме. Думала о брате Канульги. Знала, что не спасёт Амкауна, но… Что, если в Белом просторе он найдёт душу? Конечно, не свою — её съели тугныгаки, — но какую-нибудь другую. Пусть бы самую маленькую и тихую. Евражки, мышки-полёвки. Ведь Канульга как-то живёт с мозгом оленя! Но разве папа согласится помочь Амкауну? Слишком опасно. Троим мужчинам, вынужденным толкать нарту, будет не до возни с червецом. Можно связать его, но для начала Амкауна нужно заманить в западню. Как это сделать? Подготовить ловушку на случай, если он вновь заявится в Нунавак? Ох… Анипа сжала кулаки.

Уснула под утро и белой совой летала над тундрой. Видела опустевшее море у Скалы оголённых клыков, истлевшую лодку на сушилах у Маленькой косы и разорённый Поминальный холм. Тугныгаки отчаялись взять след беглых аглюхтугмит и пожрали холм, заглотив кости мёртвых людей, обломки принадлежавшей им утвари. Рассвирепев, они добрались и до Нунавака. Не осталось землянок, даже стойбищная тропинка пропала. Холм стоял уродливый, обгрызенный. Ничто не выдавало в нём былой красоты. Проснувшись, Анипа хотела поделиться увиденным с Илютаком, но промолчала. Подождала, пока все покинут землянку, и застала Айвыхака одного. Села возле него на лежанке и сказала:

— Я знаю, что вы задумали.

В полумраке Анипа не увидела лица Айвыхака, но почувствовала, как он напрягся. Неужели поразился догадливости Анипы? Странно. Надо быть совсем уж глупым или маленьким, как Матыхлюк, чтобы не догадаться. Кажется, аглюхтугмит не заметили, что Анипа повзрослела.

— Утатаун поведёт всех в Белый простор.

В ответ — тишина и насторожённость.

— Почему не вернуться на остров Непяхут? Туда, где жили наши предки. Пожиратели съели Окаменевший череп древнего китёнка, киты не идут к косе Синракак, но ведь нас немного! Мы уместимся в одну землянку. Спрячемся под сопкой Амаралык. Будем ходить на верхний остров, где живут моржи, собирать дикоросы и ухаживать за Великим китовым ходом, как до нас это делали другие!

Айвыхак вздохнул. В его вздохе послышались объяснимая грусть и непонятное Анипе облегчение, будто старик ждал иного вопроса. Наверное, пообещал Утатауну не пугать детей рассказами о трудном пути к Белому простору и обрадовался, когда Анипа спросила лишь о Непяхуте.

— Нам некуда возвращаться, — ответил Айвыхак. — Остров Непяхут остаётся Местом, отмеченным столбами, но Сиклюк уже не Мясная яма. Для береговых людей там нет жизни. Аглюхтугмит сбежали на большую землю, потому что на остров пришли пожиратели и червецы. Они вытоптали святилище, опрокинули каменных людей, сломали столбы, по которым наши предки знали, куда выносить лодку после охоты. А Великий китовый ход… Черепа покосились или упали. Некоторые и сегодня стоят и похожи на громадных крабов с поднятыми клешнями, но их мало, и они молчат. Великий китовый ход прекратился.

— Но я видела, как по нему поднимается бабушка, — возразила Анипа.

— Он живёт во снах и там останется нерушимым, пока дышит последний аглюхтугми.

Айвыхак бережно коснулся плеча Анипы, словно не знал, почувствует человеческую кожу или совиное перо.

— Куда бы мы ни направились, наши сны уйдут с нами, — сказал старик. — Для нас Великий китовый ход будет настоящим. Для других он утерян. И нам лучше не видеть его поруганным. Забудь про Непяхут, чтобы всегда его помнить.

— Что же там сейчас?

— Не знаю. Столько лет прошло. После пожирателей и червецов остров пустовал, и туда заявились оленные люди, пасли там оленей, но они не задержались, а потом… Если кто-то из береговых и плавал к Непяхуту, я не слышал. Да и что тут слышать?

— А когда мы уйдём в Белый простор… — Анипа старалась говорить беспечно и сурово, как иногда говорил Утатаун, но голос выдавал её тревогу. — Ведь однажды тугныгаки съедят всё и голод погонит их дальше. Они оставят наши земли, а мы вернёмся, ведь так?

— Не в следующем году, уж точно, — рассмеялся Айвыхак. — Пройдёт немало лет.

— Сколько?

— Много. Но ты права, однажды мы вернёмся. Мы всегда возвращаемся. Настанет день, когда всё повторится. И первый береговой человек, ещё не названный своим именем и не знающий, как бить моржа или крылатку, впервые увидит припай. Возведёт на скальном склоне первую землянку и заточит первый гарпун. Всё повторится. Каждый шаг и каждое слово. Но береговой человек об этом не узнает. С него будет довольно и того, что над тундрой полетит первая белая сова. Она укажет береговым людям Непяхут, спящий в безвестности и безмолвии. Белая сова приведёт их на остров, и там они найдут сияющий Осколок зелёных сполохов неба. Вновь и вновь. Одна и та же история.

— Когда-нибудь она завершится иначе?

— Это неведомо даже мудрейшему из духов, который в одиночестве бороздит небо и живёт в землянке из прозрачных слезинок, а ему ведомо всё.

Пока Анипа говорила с Айвыхаком, мужчины ушли на припай охотиться. Утром они вернулись с добытой нерпой. Канульга и Нанук занялись её разделкой, а Илютак повёл жену на вершину холма и продолжил вырезать узоры на подтаявшем снегу. Водил туда Анипу ещё два дня, прежде чем до конца объяснил свою историю.

Всё было так. Пожиратели зимой напали на стойбище, где Илютак жил с дочерью и первой женой. Береговые люди хитростью и храбростью отвадили тугныгаков, но те отравили их зловонным дыханием, и вскоре люди заболели страшной болезнью. Илютак единственный не поддался хвори. Его первая жена умерла, а больную дочку он положил на санки и под прикрытием ночи увёз в тундру. Скрыл за собой следы, чтобы тугныгаки не узнали выбранного им пути. Добрался до родного стойбища в надежде на тех, кто говорит с духами. Тело девочки покрылось страшными болячками. Отравленная, она заживо гнила и стонала во сне, а если просыпалась, кричала и плакала.

Её без одежды закопали в сугроб, и болячки разбухли, из них засочилась кровь, но это не помогло. Старики принесли камни-обереги, найденные в желудках старых моржей, и обереги, сделанные из клюва редкой синеглазой птицы. Обереги впитывали хворь, как сухой мох впитывает влагу, однако не вычерпали и малой толики зловонья — так много его было в девочке. Тогда береговые люди призвали духов, позволили им властвовать над девочкой, но сильнейшие духи погибли в ней, как гибнет человек в землянке с заткнутой отдушиной и распалённым очагом.

Дочку Илютака отпаивали кровью морских зайцев, обмазывали нерпичьим жиром и укладывали спать у родовых камней — доверяли заботе предков, но проникшая в её тело чернота не выходила. Родные призвали Илютака смириться. И он смирился. А потом встретил брата первой жены, лишённого души, но избавленного от ранее поразившей его хвори. Илютак вообразил, что тугныгаки высасывают собственное зловонье из червецов и отпускают их в тундру наводить страх на береговых людей. Обманутый надеждой, он положил девочку на санки и отправился в Скрытое место излечить её и предложить пожирателям себя, живого, взамен.

Что Илютак увидел в Скрытом месте и как объяснялся с тугныгаками, Анипа не поняла. Одних жестов и узоров на снегу тут было недостаточно. Поняла только, что пожиратели изгнали из девочки болезнь, вернули ей здоровое тело, а вот отпустить не захотели и мучили, протыкали странными костяными проколками, слишком короткими, чтобы называться копьём, и слишком тонкими, чтобы считаться ножом, с упоением слушали, как девочка плачет, и прежде, чем Илютак сумел им помешать, высосали из неё душу.

Илютак не отходил от червеца, носившего имя его дочери, пел песни предков, взывал к духам местности, а ночью червец попытался съесть его мозг. Илютак увернулся от гибельных объятий и ударил дочь ножом. Оставил её истекать кровью, схватил лук тугныгаков и бросился бежать. На бегу посылал в преследователей огненные стрелы. Мчался без отдыха два дня и упал без чувств. Очнувшись, не увидел никого поблизости. Вспоминая дочь, лишившуюся души, плакал и корил себя за глупость. Лучше в муках умереть от болезни, чем потерять доставшееся от предков имя.

Илютак вернулся к родной землянке и обнаружил, что в стойбище побывали тугныгаки. Они пришли по следам, которые он оставил на пути к Чёрной горе. Родители, родные, друзья погибли или пропали. Илютак возненавидел себя. Ушёл в заснеженную тундру. Лёг между кочками и сказал себе, что примет смерть, но вскоре поднялся и поплёлся дальше. Не разбирал направления, не задумывался о том, какой будет его жизнь. Возможно, умер бы посреди снегов, одинокий и неприкаянный, но ему повстречались охотники, а среди них — Утатаун.

Папа Анипы восхитился выносливостью чужака, устоявшего перед хворью тугныгаков и столько дней блуждавшего по мёрзлым долинам и холмам. Утатаун расспросил Илютака о стойбищах, в которых тот жил, об охотниках, с которыми тот бил морского зверя, и позвал его жить в кочевье аглюхтугмит, предложил ему свою Белую сову. Илютак мог бы взять взрослую Нанук, но выбрал Анипу, ещё ходившую без полос на лице. Она напомнила ему погибшую дочь. И он согласился на единственное условие Утатауна: пообещал никому не рассказывать о том, что видел за Чёрной горой, не произносить мерзкого имени пожирателей вслух. Илютак забрался на прибрежную скалу. Бросил в море отнятый у тугныгаков огненный лук. И собственными руками вырезал себе язык. Умолк навсегда.

Илютак прижился среди аглюхтугмит. Видя у него во рту бордовый обрубок, даже самые любопытные, вроде говорливой Укуны и весёлого Акивы, примирились с замкнутостью Илютака, не тревожили его расспросами. Он и сам старался не вспоминать пережитое за Чёрной горой, однако, обученный резать по кости, взял у Кавиты морёный моржовый клык, начал потихоньку вырезать первую жену и дочь, какой она была до болезни. Увлёкся и вывел всю свою историю. Оставшуюся гладь, шириной в ладонь, Илютак решил заполнить днями, проведёнными в Нунаваке, чтобы затем закопать клык на Поминальном холме. Клык до времени спрятал под полом, в тайнике.

«А ты его нашла. Так всё и было», — жестом закончил Илютак.

Сидя на вершине стойбищного холма, Анипа повторила историю мужа. Он признал, что Белая сова сполна разобралась в прежде ей непонятных образах, за исключением редких узоров, объяснить которые жестами невозможно, и тогда Анипа спросила:

— Ты помнишь брата Канульги? — Помолчав, пояснила: — Амкауна.

«Помню», — кивнул Илютак.

— Знаешь, как он пропал?

«Не знаю».

— Он приходил в Нунавак. Зачем?

«Его прислали пожиратели».

— Утатаун заставил его уйти?

«Заставил».

— Ты знаешь, как Амкаун попал к пожирателям? Что случилось в летнем кочевье?

«Не знаю. Я был рядом, но я был чужой. Мне не говорили».

— А мясо? Тогда Утатаун принёс мясо, и мы не голодали. Ты видел, откуда оно взялось?

«Нет».

— Этой осенью вы с Утатауном ходили за мясом от косаток.

«Да».

— Ты… Его действительно срыгнули косатки?

Илютак помедлил. Долго смотрел на Анипу. Наконец кивнул.

— У твоей первой жены было много полос? Ты её вспоминаешь? — Анипа нахмурилась и поторопилась добавить: — Нет, не отвечай. Это неважно.

Илютак протянул руку к лицу Анипы. Коснулся её носа, нижней губы и подбородка. Улыбнулся, и его улыбка была одновременно счастливой и грустной. Он любил новую жену и считал её красивой. Анипа рассмеялась, в ответ провела пальцами по губам Илютака, без слов объяснив, что тоже любит его, хоть он и достался ей немножко уродливый, без языка.

— Жди здесь, я принесу клык. Он рядом. Никто не увидит. Я пойду тихо и незаметно.

Анипа заторопилась вниз по тропинке. Хотела пробраться к землянке Айвыхака, пока поблизости нет других аглюхтугмит, и предложить мужу закопать клык на Поминальном холме, как Илютак и надеялся поступить изначально. Пусть предки Анипы слушают его историю и ужасаются злодеяниям гнусных тугныгаков. Быть может, предки прослезятся и помогут аглюхтугмит в их трудном пути к Белому простору: заметут за ними тропу и низовыми пургами отгонят червецов. Если Утатаун вмешается, Анипа защитит мужа. Скажет папе, что знает жизнь Илютака, а значит, нет нужды таиться и бросать клык в море. Что же до Скрытого места, то жестами Илютак не передаст увиденного, а резьба лишь станет предостережением Матыхлюку. Хотя брат и без того боялся пожирателей до дрожи и, в отличие от сестры, на Чёрную гору никогда не засматривался.

Анипа добралась до землянки Айвыхака и опустилась на колени. Не сразу вспомнила, где именно лежит клык. Наугад разгребла сугроб и услышала собачий лай. Он донёсся откуда-то из тундры. Анипа растерянно взглянула на Смотровой гребень. Подумала, что ветер забавляется и завывает голосом, отдалённо напоминающим голос Певуна. Увидела, как из-за гребня показалась упряжка. Решила, что теперь забавляется и весенний липкий туман — насылает образы из прошлого. Ни Певуна, ни Блошика, ни Четырёхглазика, ни Хвоста, ни Волчицы, ни Вихруна не было в живых. Их съели аглюхтугмит.

Там, внизу, лаяли другие собаки.

Настоящие. Из плоти и шерсти. Уж точно не из завитков тумана.

Чужие собаки тащили чужую нарту. Анипа наблюдала за ними, уверенная, что в Нунавак наведались береговые люди. Или оленные. Наверное, Утатаун позвал их на помощь. Ну конечно! С упряжкой будет легче отправиться к Белому простору. Аглюхтугмит не придётся самим тянуть за потяг и толкать нарту по весеннему насту, обходить талые овраги и хрупкие ледяные корки пробуждающихся ручьёв. Но где и когда Утатаун сговорился с людьми, которых не встречал больше двух лет?! Анипа улыбнулась, а потом различила на чужой нарте Амкауна.

Брат Канульги. Это был он.

Анипа хотела завалиться в подрытый сугроб, спрятаться и не могла пошевелиться. Тело, налитое белой тяжестью, не слушалось. Глаза заслонило зыбким жёлтым дымом. Дыхание стало серым и хриплым. Мир вокруг расслоился на оттенки белых, серых и жёлтых цветов. Рассы́пался, как под ногами рассыпается колючий лёд, и обнажил под собой чёрную бездну тишины.

Упряжка подкатила к подножию стойбищного холма. Брат Канульги соскочил с неё и устремился к первым изгибам тропинки, ведущей наверх, в Нунавак.

Червецы настигли аглюхтугмит, и сегодня ни смотритель со Смотрового гребня, ни крик женщин, ни сухой гром разверзнувшейся земли не предупредили об их приближении. Тугныгаки и червецы явились за береговыми людьми, задумавшими скрыться в Белом просторе. Явились за Белой совой, напуганной, слабой и сейчас беззащитной.

Глава четырнадцатая. Стрела из огненного лука

Столкнувшись со злом, учишься жить заново. Зло приходит под незнакомой тебе личиной и застаёт врасплох, даже если ты ждал его долгие годы. Так говорил дедушка Кавита. И он был прав. Предания и сказки аглюхтугмит не подготовили Анипу к тому, что её ждало. Она знала, что нужно бежать, но оставалась на месте и заворожённо смотрела на Амкауна. Он приближался. Торопился по тропинке, петлявшей у подножия стойбищного холма.

Простая кухлянка с откинутой головной накидкой, чёрные волосы, обветренное лицо, меховые штаны и обувь — с виду обычный человек, когда-то нянчивший Анипу, игравший с Матыхлюком и приглядывавший за новорождённым Блошиком. Это Амкаун дал имя щенку. Он любил собак. Как любил детей. А теперь превратился в червеца и с каждым шагом становился выше, тяжелее. Снег глубже проваливался под его ногами. Дыхание громче вырывалось из чернеющих провалов его ноздрей. Воздух вокруг Амкауна трясся, как трясётся воздух над жарким летним очагом.

Заслышав собак, Анипа должна была броситься во входной подкоп Айвыхака и затаиться в землянке старика, раз уж не могла добежать до землянки Утатауна, но теперь думать об этом было поздно — придётся сдвигать китовую лопатку, и червец заметит Анипу. Напуганная, она откинулась на спину, постаралась глубже опуститься под раскопанный ею сугроб и присыпать себя снегом. Плечом уткнулась в моржовый клык Илютака. Вон он. Анипа почувствовала, как по щекам катятся слёзы. Ёрзала в надежде, что сугроб скроет её целиком, а потом услышала шаги и застыла, даже дышать не смогла — натужно глотала сухие комки холодного воздуха, давилась ими и боялась закашляться.

Анипа уговаривала себя закрыть глаза, но продолжала смотреть. Видела рыхлую кромку своего укрытия, темнеющий скальный выступ, над которым стояла землянка Акивы, и светло-серое небо. Оно стелилось заснеженным ледовым полем с зелёными морщинками трещин и проталин. Мир перевернулся. Анипа, белая сова, лежала закопанная в облако, а безмолвное море простиралось далеко внизу. Сорвавшись, Анипа не сумеет расправить крылья — так и будет падать, пока не расшибётся о подтаявшие льды.

Шаги Амкауна оглушили. От них задрожал Нунавак. Со стойбищного холма осы́палась снежная пыль. Ветер подхватил её, и над тропинкой взметнулась колючая дымка. Анипа сквозь слёзы всмотрелась в небо. Ждала, что его загородит чёрная глыба червеца: он замедлится, повернётся и увидит её. Протянет к ней жуткую мохнатую лапу, пронзит её безвольное тело самым крохотным из когтей и бросит в раззявленную пасть — проглотит всю, не желая довольствоваться одним мозгом, и наконец перевоплотится в настоящего пожирателя. Вот что происходит с червецами! Однажды они вырастают в тугныгаков, делят их неутолимый голод и до последних дней мучаются из-за неугасимого огня в кишках.

Анипа прижала руки к груди.

Почему на помощь не приходят Белые совы? Почему не заберут её парить по дням своей свободной жизни?!

Рядом прошёл Амкаун.

Он торопился к землянке Утатауна и не заметил Анипу.

Брат Канульги не вырос, не отрастил длинные когти. И тропинка под ним не крошилась, не грохотала. Лишь поскрипывал наст. Анипа смотрела так широко и напряжённо, что чуть не проглядела Амкауна. Усомнилась в том, что вообще его увидела, но по звуку отдалявшихся шагов поняла, что опасность миновала. Запретила себе подниматься. Ждала, что под облаками появятся орлы. Если пожиратели не выбрались из-под земли и не огласили своё появление грохотом, значит, они явились на волках или орлах. Однако в небе не пролетали даже обычные моевки.

Анипа выглянула из-за сугроба. Поблизости — ни волков, ни тугныгаков, ни других червецов. Амкаун пришёл один, а собаки внизу, неподалёку от двух заброшенных землянок, улеглись на снег и мирно ждали его возвращения, не догадывались, что помогают червецу.

Амкаун приблизился к землянке Утатауна. Папа и Тулхи вышли ему навстречу, направили на него острия копий. Рядом встала Канульга. Айвыхак и Нанук, наверное, спрятались в спальном пологе, укрыли там Матыхлюка. Анипа удивилась тому, что с папой нет Илютака. Не сразу вспомнила, что муж сидит на вершине стойбищного холма — не знает о появлении червеца и ждёт, когда жена принесёт ему клык.

Утатаун и Амкаун долго стояли молча. Смотрели друг на друга. Как в тот день, когда они поругались перед исчезновением Амкауна. Папа не опускал копьё, не шевелился, а потом сказал:

— Уходи. Тебе не рады.

— Осенью ты вёл себя иначе.

— Осень была давно. Уходи.

— Ты мне не нужен. Я заберу детей.

Анипа видела Амкауна со спины, их разделяли два изгиба стойбищной тропинки, и всё же было заметно, как твёрдо и вместе с тем беспечно стоит червец. Его не испугали ни решимость Утатауна, ни наконечники двух копий, которые Тулхи на днях точил с таким усердием, будто знал о предстоящей встрече с червецом.

— Уходи, — повторил Утатаун.

— Без детей не уйду.

— Я не буду повторять.

— Взгляни на себя! — повысил голос Амкаун. — Во что вы превратились?! Канульга, ты умом никогда не отличалась, но и ты должна… Где ваши собаки? Вы их съели? А что дальше? И ради чего? Неужели ты… Где дети, отвечай!

На плече Амкауна висела странная палка, не то костяная, не то вырезанная из плавникового дерева. Она напоминала мотыжку, которой аглюхтугмит подкапывали тундровые корешки. Амкаун дёрнул плечом, и мотыжка оказалась у него в руках, будто он мог противопоставить её двум добойным копьям.

Папа отпрянул. Тулхи с удивлением покосился на Утатауна и сам отступил на шаг.

Анипа задумалась, почему вообще понимает Амкауна. В прошлый раз брат Канульги говорил иначе. Наверное, тогда сказалось ядовитое дыхание тугныгаков. Оно повлияло на зрение и слух Анипы, погрузило в зыбкие видения, исказило чужие голоса. Хотя Матыхлюка, лежавшего рядом, она понимала без труда… Амкаун тогда был не один! С ним пришли другие червецы! У них — свой особенный язык. И они обучились ему у тугныгаков. Это многое объясняло.

Анипа тряхнула головой, отгоняя неуместные догадки, и обнаружила, что рыщет в снегу.

Мысли не поспевали за телом. Анипа расслоилась надвое, как расслаивается весенний лёд на речках. Голова наполнялась пустыми рассуждениями, отвлекавшими Анипу от ужаса и помогавшими унять дрожь, а тело действовало напористо и точно, будто отданное иному человеку — тому, кто наперёд знает, как поступить. Анипа с удивлением наблюдала за собственными руками в потёртых рукавицах. Сообразила, что ищет моржовый клык. У неё не было ни гарпуна, ни ножа, ни закидушки. Но будет клык. Без борьбы она не сдастся. Попробует ударить червеца. В сказках Айвыхака охотники ударяли непутёвых зверей, заглядывавших к ним в полог, именно моржовым клыком. Почему бы Анипе не подкрасться к Амкауну сзади? Почему бы не оглушить его, пока он не напал на родителей? Вот только клыка нигде не было. Лежал тут, упирался кончиком в плечо, а теперь пропал.

Отчаявшись, Анипа вновь высунулась из-за сугроба, взглянула на пререкавшихся червеца и папу и почему-то сразу догадалась, чего именно испугался Утатаун. Палка Амкауна, которую он направил на папу и Тулхи, была огненным луком, посылавшим огненные стрелы и разившим на расстоянии нескольких бросков копья. В рассказах Айвыхака и дедушки Кавиты он представал громадным, с каменными накладками и сверкающей тетивой, а положенная на тетиву стрела была раскалённой — пусти её, и она полетит с диким воем, способным напугать белого медведя. Анипа раньше недоумевала, почему Илютак на моржовом клыке изобразил огненные луки столь неказистыми. Ведь он так и показал их — обычной палкой, пускающей огненный всплеск, а саму стрелу — маленькой точкой, едва ли более грозной, чем наконечник гарпуна. Аглюхтугмит луками не пользовались, но Анипа видела их в летнем кочевье и сейчас удивилась тому, какой нелепой по сравнению с ними смотрелась палка в руках Амкауна. Однако Утатаун, кажется, знал её силу и не приближался к брату Канульги. Амкаун же уверенно шагнул вперёд. Не заметил, как появился Илютак.

Анипа и сама его не заметила. Должно быть, он утомился ждать жену на вершине холма, затем услышал чужой голос. Остерёгся бежать по тропинке. По скальным уступам спустился на землянку Утатауна, ползком добрался до края крыши и затаился, слушая разговор. Приготовился напасть на брата Канульги сверху. Его выдал осы́павшийся снег. Илютак прыгнул, но Амкаун успел пригнуться.

Анипа вскрикнула. В шуме завязавшейся борьбы её никто не услышал.

Амкаун был старше, опытнее Илютака. Живя среди береговых людей, брат Канульги редко уступал им в состязаниях. К тому же Илютак слишком ослаб. Несколько удачных выходов на припай не могли сполна вернуть ему силы. Он уповал лишь на внезапность своего нападения. Не пригнись Амкаун, возможно, всё закончилось бы иначе.

Илютак и червец повалились на снег. Огненный лук упал рядом, и грохнул сухой гром. Его отзвук закружился над стойбищным холмом, как ворон кружится над заблудившимся нерпёнком. Где-то вдалеке встревоженным криком ответили моевки и глупыши.

Илютак схватил Амкауна за шею. Пальцы соскользнули, но зацепились за меховую опушку. Амкаун дважды ударил Илютака по затылку. Приподнял согнутые в коленях ноги, упёрся ими Илютаку в живот — изо всех сил толкнул. Илютак взмыл в воздух, перелетел через голову и упал на спину, при этом не выпустил из рук кухлянку Амкауна и не позволил тому вскочить.

Утатаун, Тулхи и Канульга стояли рядом. Потрясённые, молча наблюдали за борьбой Илютака с червецом.

— Ну чего же вы… — простонала Анипа.

Амкаун вновь ударил Илютака. Отдёрнул кухлянку и, крутанувшись на снегу, подобрал огненный лук. Тулхи первый пришёл в себя. Хотел напасть на Амкауна сбоку, но Утатаун ему помешал. Тулхи отпихнул папу. Тогда его остановила Канульга. Вырваться из её объятий он не сумел. Мама, похудевшая, осунувшаяся, всё же отчасти сохранила звериную силу. Она бы, наверное, и червеца одолела, только вот соображала медленно.

Амкаун направил огненный лук на опрокинутого Илютака. Испугавшись за мужа, Анипа отошла от сугроба, попробовала крикнуть и отвлечь червеца, но едва просипела:

— Нет.

Амкаун не заметил дочь Канульги и уже навис над Илютаком, когда из землянки донёсся голос. Матыхлюк позвал Анипу. С ним лежали Айвыхак и Нанук. Они, конечно, навалили на него одежду. Матыхлюк зажмурился, закрыл уши. Дрожал от страха. Но сухой гром услышал. Затем различил звуки борьбы. И не сдержался. Побоялся потерять Белую сову, не успевшую спрятаться с ним в пологе и теперь отданную на растерзание тугныгакам. Судя по всему, Айвыхак и Нанук зажали Матыхлюку рот. Он вывернулся и вновь позвал Анипу.

Червец направил огненный лук на Утатауна, Тулхи и Канульгу. Заставил их отойти. Сорвал китовую лопатку и устремился во входной подкоп. Шёл на голос Матыхлюка, как волк идёт на запах раненой евражки. И никто не мог ему помешать.

Тулхи и родители встали спиной к Анипе. Не заметили её. Анипа была уверена, что кинется к ним и постарается их образумить. Заставит сражаться, умирать, но защищать Матыхлюка. Взяться за копья, ножи, гарпуны! Но Анипа развернулась и… побежала вниз, прочь от землянок.

В голове зарокотали мысли. Анипа отгородилась от них, не позволяя им отвлечь её от задуманного, и они шумели, будто подслушанные в голове других людей. Так осенний торосистый лёд бросается на прибрежную скалу, заставляет её стонать, выламывает уступы, срывает валуны, однако одолеть скалу не может, и она возвышается над морем, гордая и непоколебимая.

— Непоколебимая… — на ходу прошептала Анипа.

Когда Илютак прыгнул с крыши, на нём не было рукавиц. Он подготовился к нападению на Амкауна, а теперь лежал на снегу. Обморозит пальцы. Они побелеют, как побелели пальцы Укуны. Нет, сейчас теплее. Жаль, Илютак не выхватил огненный лук. Знал, как обращаться с ним. Прогнал бы червеца. И почему лук прогремел, а огненной стрелы Анипа не увидела? И землянка не загорелась. А ведь Анипа раньше думала, что этот гром доносится от разрытой тугныгаками земли. Странно, что Амкаун явился без пожирателей. Не захотел с ними делиться? Понадеялся один полакомиться мозгами детей? Почти три года выслеживал их. Несчастный Матыхлюк. Зачем он только позвал сестру? Червец заглянет в мясную яму? Аглюхтугмит едва подготовили скудный запас еды. На пути к Белому простору охотиться будет трудно. Жаль, они не послушались Айвыхака и не ушли осенью. Нет, Амкаун не тронет яму. Зачем? Он не тугныгак. А тугныгаки и не заглядывали бы — заглотили бы яму целиком, как заглатывали китов, выкусили бы из холма громадный скальный кусок. А следом пожрали бы землянку с прячущимися в ней людьми. Наверное, пожирателей и не было в Нунаваке. Всегда приходили червецы. Вот почему Нунавак стоял нетронутый. Одной хитрости Утатауна мало, и… Надо вернуться… Что, если в пути… Как долго…

Мысли. Мысли. Мысли. Обрывочные, произнесённые с запозданием и невпопад. Им стало тесно в голове Анипы, и они начали высыпаться из её глаз, ушей и приоткрытого рта. Сыпали наружу, пока не собрались облачком гнуса, подвижной взвесью из чёрных точек. Вокруг стемнело, будто на холм опустились сумерки, будто солнце выцвело и потускнело. Анипа отмахивалась, продиралась через них и падала. Поднималась и шла дальше. Свернула с тропинки и сре́зала её увеличившиеся к подножию петли — скатилась по заснеженному склону. Кухлянка на спине задралась, и Анипа расцарапала спину, но боли не почувствовала. Вспомнила про моржовый клык. Если с ней что-то случится, Илютак его не найдёт. Или найдёт, когда стает снег. Нет, к этому времени аглюхтугмит покинут Нунавак. А клык нужно положить на Поминальный холм. Иначе души предков не помогут.

Анипа подбежала к нарте Амкауна. Приподняла моржовую шкуру, прощупала два худеньких мешка, перебрала сложенные припасы. Забралась в нарту и дважды обшарила её от копылок до копылок. Наткнулась на про́клятые камни — иные, отличавшиеся от камней под Чёрной горой: чистые, блестящие и значительно более тяжёлые. Анипа постаралась к ним не прикасаться. С удивлением обнаружила полоски сушёного мяса. Зачем они червецу, питавшемуся мозгами людей? Зачем ему мешок из моржового желудка с пресной водой? Только это не моржовый желудок. И не шкура обычного животного. Анипа не встречала ничего подобного. Как старая, очень старая шкура, но гибкая и прочная. Ну конечно! Еда и вода назначались детям — кормить и поить их на пути в Скрытое место, чтобы они не умерли раньше времени, не испортились.

Еда, диковинные шкуры и про́клятые камни Анипу не занимали. Она искала огненный лук. Ведь Амкаун вполне мог взять с собой два лука, как охотники иногда берут по два гарпуна. Анипа надеялась отпугнуть червеца. Если потребуется, убить. Но лука нигде не было, и она растерялась. Посмотрела наверх, на землянку Утатауна, и увидела, как Амкаун несёт Матыхлюка. Зажал его под мышкой, а свободной рукой угрожал аглюхтугмит огненной стрелой, не подпускал их к себе и пятился по стойбищной тропинке. Напрасно Анипа убежала от землянки Айвыхака. Сейчас напала бы на червеца со спины. Ударила бы моржовым клыком. Если бы нашла его под сугробом. И если бы сумела хорошенько замахнуться.

Матыхлюк колотил Амкауна кулаками. Вырывался, кричал. Наверное, кричал с того мгновения, как червец вытащил его из входного подкопа. Анипа, оглушённая мыслями, поначалу не слышала брата. Захотела выскользнуть из нарты и убежать, но Амкаун развернулся и пошёл к ней лицом. Тулхи поднял копьё и шагнул было следом, но Утатаун ему не позволил. Что-то сказал Тулхи, затем Илютаку. К ним вышли и Айвыхак с Нанук. Вшестером они стояли на месте и о чём-то живо говорили, а потом присмирели. Аглюхтугмит не знали, где Анипа. Решили, что она умчалась из Нунавака, едва услышав гром, и не догадались о её нелепом укрытии. Иначе Утатаун не остановил бы ни Тулхи, ни Илютака. Может, папа и сам рванул бы за Амкауном.

Червец закинул огненный лук на плечо и обхватил Матыхлюка обеими руками. Теперь спускался по тропинке почти бегом. Анипа не посмела на его глазах выбраться из нарты и спряталась под моржовой шкурой. Так даже лучше. Она поговорит с братом Канульги. Если в нём сохранилось что-то от человека, которым он был прежде, Анипа напомнит ему о своей любви. Расскажет про Блошика, дедушку Кавиту и бабушку Стулык. Сделает всё, чтобы он сжалился над ней и Матыхлюком.

Анипа в последний раз высунулась из-под моржовой шкуры и вскоре спряталась обратно. Увидела, как Тулхи от ярости и бессилия метнул копьё. Оно полетело короткой дугой вниз, ударилось о камни возле заброшенных землянок и переломилось.

Амкаун приблизился к нарте. Собаки оживились. Начали зевать, заискивающе поскуливать и отряхиваться от снега. Анипа совсем забыла про них. Забравшись на нарту, не обратила на собак внимания. Или обратила, но уже позабыла об этом? Как они подпустили чужачку? Лаяли? Или продолжали покорно лежать вдоль потяга? Анипа до того утомилась от неверности собственного ума, что ей вдруг стало неуютно в собственном теле. Захотелось вырваться из него. Сбросить человеческую кожу и вспорхнуть в небо настоящей белой совой.

— Всё будет хорошо, — сказал Амкаун, обращаясь то ли к собакам, то ли к Матыхлюку.

Анипа надеялась украдкой показать брату, что найдёт способ сбежать от червеца, вернуться в Нунавак и присоединиться к родителям на их пути к Белому простору, однако вновь высовываться побоялась. Затаилась в жёлтых сумерках под тонкой моржовой шкурой и не шевелилась.

Амкаун вскочил на нарту. Сел и посадил Матыхлюка себе на колени. Крикнул на собак, и они рывком оторвали прилипшие к снегу полозья — нарта стронулась.

Матыхлюк больше не кричал, не дёргался, и это напугало Анипу не меньше, чем смирение родителей, безучастно стоявших у землянки. Анипа прильнула к задней копылке, просунула голову под край шкуры и взглянула на стойбищный холм. Он быстро отдалялся, превращаясь в один из множества затерянных в тундре холмов. Нарта уверенно катила вперёд, и Анипа не сомневалась, что червец направит её через Ворчливый ручей и Мутную речку, по заснеженным кочкам Евражьей поляны, в обход Чёрной горы и дальше — в Чёрные земли, к самому сердцу Скрытого места.

Глава пятнадцатая. Амкаун говорит

Анипа устала бояться. Мысли больше не кружили вокруг неё облаком кровожадного гнуса, а вяло сменялись, не оставляя ни страха, ни сожаления. Она думала о беззащитном брате, о родителях, потерявших свою Белую сову, об Илютаке, который быстрее остальных отыщет её следы, поймёт, что в действительности случилось, и в отчаянии замычит лишённым языка ртом.

Анипа по-прежнему удивлялась тому, до чего Амкаун похож на обычного человека. И собаки у него были обычные, только обращался он с ними грубо — не так, как обращаются аглюхтугмит: бил палкой, если они сбивались с выбранного им пути или загоняли нарту на непроходимые кочки. Когда упряжка увязала в сугробах, Амкаун спрыгивал на снег и кричал на собак с нескрываемым раздражением, проталкивал нарту. Несколько раз вставал возле Анипы, спрятанной под моржовой шкурой, однако не замечал её. Рано или поздно он захочет покормить Матыхлюка и тогда узнает, что в его силки попалась и Белая сова. Но прежде Анипа найдёт способ выручить брата. Матыхлюк не пытался убежать. Бледный, онемевший, лежал смирно и не шевелился. Слепо смотрел в пустоту. Анипа дважды показывалась брату. Он её не признавал. Или не верил тому, что видит. Думал, что червец нарочно насылает на него морок. Запрыгнув на нарту и погнав собак, Амкаун хватал Матыхлюка, усаживал себе на колени и прижимал к груди. Что-то шептал ему на ухо. Может, потихоньку высасывал из него мозг.

— Мы найдём тебе мозг евражки, — одними губами прошептала Анипа. — А лучше ворона.

Анипа вымоталась, не могла определить время по солнцу. Выглядывала сзади из-под шкуры и видела чужие холмы, склоны, овраги. Впрочем, тундра вокруг стелилась привычная: с мёрзлыми озёрцами, тёмными проталинами и жёлтыми пятнами травы, а в остальном волнистая и грязно-белая, как весенний припай. Анипа ждала, что Чёрные земли окажутся иными — покрытыми пеплом, затянутыми дымкой и с ядовитыми существами, о которых рассказывал Айвыхак.

Всё было слишком обыденным. И сам Амкаун в ухоженной кухлянке, и задорные собаки на кожаном потяге, едва ли чем-то отличавшемся от старого потяга в упряжке Утатауна, и нарта — обычная нарта на четыре пары копылок, собранная на ременных связях и подбитая костяными подполозками. Анипа ощупывала копылки из плавникового дерева и чувствовала, что те подобраны с тщанием — не загнуты силой, а найдены сразу с изгибом, значит, надёжные и не боящиеся солнца. Неужели червец собрал нарту по уцелевшей в нём памяти? Хотя он мог отнять её у людей в одном из береговых стойбищ.

Анипа отчаялась дотянуться до огненного лука, лежавшего за спиной Амкауна, да и сообразила, что не сумеет им воспользоваться. Она даже простого лука никогда не держала, что уж говорить об огненном…

Под моржовой шкурой Анипу распарило. Она задремала, но тут нарта остановилась. Анипа до боли закусила нижнюю губу. Испугалась, что проспала остаток пути и червец привёл их с братом к пожирателям. Принюхалась, но зловонья тугныгаков не ощутила. Никто не клацал челюстями, не топтался на земле и не сотрясал тундру. Амкаун тихо говорил с собаками и будто бы обсуждал с Матыхлюком, как им двигаться дальше. Брат молчал, но червеца это не смущало.

Анипа выглянула наружу и поняла, что путь нарте преградила неизвестная ей порожистая река, если только это не Мутная речка, которая вытекала из Утиного озера, у Евражьей поляны отпускала Ворчливый и Каменистый ручьи, а потом шла в обход Чёрной горы и скользила в глубь Скрытого места. Матыхлюк писал в неё за Каменистым ручьём и смеялся, представляя, как пожиратели пьют его разбавленную мочу, хотя и не был уверен, что им вообще нужна вода.

Лёд казался надёжным, но собакам он не понравился. Амкаун прислушался к журчанию подо льдом, присмотрелся к блестевшим на солнце снежницам. Проезжал здесь утром и надеялся вернуться по своим же следам, однако доверился упряжке. Поворчав, повёл двух передовых собак в сторону. Увлёк и остальных — они поначалу запутались в ремнях, разозлились и попробовали друг друга укусить, но быстро успокоились, натянули потяг и сдвинули нарту с места.

Амкаун продолжал идти с упряжкой. Вёл её на высокий гребень. Петлял между выступавшими из заснеженной земли валунами, иногда подталкивал нарту сбоку, но чаще шёл с передовыми собаками и не оборачивался. Поверил в смирение Матыхлюка.

Напрасно.

Матыхлюк соскользнул с нарты.

Смелый ворон. Точнее, воронёнок. Совсем ещё слёток, едва ли готовый уворачиваться от когтей злобной росомахи и уж конечно не способный ранить её своим тоненьким клювом. Он усыплял бдительность червеца. Ждал. И вот сделал отчаянный рывок. Предпочёл бы разбиться о камни или утонуть в студёной воде, только бы не отдавать душу тугныгакам.

Анипа высунулась из-под шкуры. Когда брат пробегал рядом, махнула ему рукой. Крикнуть или хотя бы позвать его шёпотом не решилась. Слепота в глазах Матыхлюка сменилась звериной отвагой, но сестру он по-прежнему не замечал. Смотрел на реку под гребнем. Не прятался, не стелился. Мчался напрямик. И упал. Угодил в яму, скрытую талым снегом. Не издал ни звука, но дальше побежал прихрамывая.

Амкаун беззаботно вёл нарту, подгонял собак. На мгновение Анипа поверила, что брату посчастливится спастись, но тут червец оглянулся. Мимолётное промедление — и он до того стремительно понёсся вниз по склону, что у Анипы защемило сердце. Она выбралась из-под шкуры, спустилась с нарты. Не зная, как помочь брату, спряталась за ближайший валун. Готовясь к схватке с червецом, взглядом подыскивала камень покрепче. Между тем Амкаун настиг Матыхлюка, схватил за кухлянку и так дёрнул, что кухлянка треснула. Разъярившись, червец сдавил Матыхлюку плечи, стал трясти его, и Матыхлюк безвольно трепетал в руках Амкауна, будто одержимого всеми злыми духами сразу.

— Безумец… — прошептала Анипа.

Желание поговорить с братом Канульги было глупым, как и желание привести его в Белый простор. Ни одна душа, даже самая крохотная и невзрачная, не согласится жить в отравленном тугныгаками теле.

Амкаун швырнул Матыхлюка на снег и тут же рывком поднял его на ноги, потащил за собой вверх по склону. Когда они возвратились к нарте, Матыхлюк попытался укусить Амкауна. Тот увернулся. Анипа испугалась, что Амкаун ударит брата. Так и не подыскав камень, всё же приготовилась выскочить из укрытия — возможно, её появление смутит червеца, и Матыхлюк вновь убежит, — но Амкаун неожиданно притих. Усадил Матыхлюка на край нарты, опустился перед ним на колени и сказал:

— Не знаю, что Утатаун тебе наболтал, но ты должен понять. Я хочу тебе добра. Я бы давно забрал тебя с Анипой, но Утатаун… Он ведь упрямый. Послушай, я дважды спас аглюхтугмит от голода. Утатаун говорил? Или придумал небылицу? Мясо само упало с неба? Его принесли добрые духи? Нет, Матыхлюк. Два с лишним года назад, когда вам было совсем плохо, мясо привёз я.

Амкаун посмотрел в даль оставленной позади тундры, в сторону далёкого и отсюда невидимого Нунавака.

— Помнишь, как нам было трудно? Зверь пропал, и мясные ямы пустовали. Старики один за другим уходили и не возвращались. Потому что наше время прошло. Прежних береговых людей нет. Послушай, сорок лет назад голод прогнал аглюхтугмит с острова Непяхут. Сорок — это… Столько, сколько пальцев на руках у четырёх человек. В общем, это очень давно. И аглюхтугмит перебрались на большую землю, но и здесь им пришлось несладко, понимаешь? Они во всём обвинили… Кого? Пожирателей! Но это глупо, очередная сказка. Избегали их, отказывались с ними говорить. Не все, конечно. Некоторые перебрались к ним жить. Такие, как твой папа, решили прятаться. В последние годы аглюхтугмит только и делали, что прятались. И я с ними.

Амкаун говорил, а Анипа, поджав ноги, прислонилась расцарапанной спиной к холодному валуну.

— Когда мы голодали… Вы с Анипой были совсем худенькие и несчастные. На вас было больно смотреть. И тогда на стойбище появился Илютак. Бедолага, вырезал себе язык. Уму непостижимо. Он ведь рассказал Утатауну, как у него заболела дочь и как её вылечили. И всё бы хорошо, живи да радуйся, а он… Жалко девочку. И Илютака жалко. Я отправился за помощью по его же следам, то есть за Чёрную гору. И мои новые друзья нам помогли. Накормили аглюхтугмит, спасли от смерти. А твой папа назвал меня червецом, и я смирился, но изредка навещал вас. Вы, конечно, не знали. Потом Утатаун увёл вас в Нунавак. Но вы ушли недалеко, и я вас нашёл.

Я приезжал, чтобы рассказать твоему папе, как хорошо живут другие береговые люди, не верящие в пожирателей и прочую ерунду. Привозил своих друзей — тех, кого вы называете тугныгаками. Они говорят иначе, но я объяснял, и Утатаун с ними общался. Он грубил им, обвинял их в том, что море теперь пустое, а тундра умирает. В общем, повторял слова Кавиты и Айвыхака. Они помнят жизнь на Непяхуте и… Ох, Матыхлюк! Скоро доберёмся до дома, и я тебе всё покажу, объясню по порядку. Я ведь давно готовился к этому разговору, а теперь не знаю, с чего начать, как тебе объяснить, чтобы ты понял. На словах ведь совсем непонятно. И страшно, я знаю. Мне тоже было страшно.

Амкаун умолк. Собаки между тем улеглись на склоне холма и задремали. Ветер ерошил их густую шерсть. Солнце медленно ползло на закат, а небо затягивалось серыми буграми облаков. Повалил влажный весенний снег. Анипа видела, как он покрывает её неподвижное тело.

Матыхлюк не кричал, не порывался убежать, не бросался на червеца, и тот продолжал:

— Утатаун запретил мне появляться без предупреждения, и я не спорил. Боялся, что иначе он уведёт вас в такую даль, куда и мне не дойти. Думаю, вы бы отправились на север. Я стрелял, хотя вы и так узнавали, что я рядом. Да, стрелял из огненного лука. Вот, смотри. Это винтовка. Трёхлинейка. Очень хорошая. Ей никакая пурга нипочём. Хоть стужа, хоть что. Я привёз такую Утатауну. Он её не взял. А как с ней легко охотиться, ты не представляешь! Никакое копьё, никакой лук не сравнится с винтовкой! Она бьёт далеко и быстро — не успеешь моргнуть, а зверь уже мёртв. И никакого больше голода, понимаешь?! Одна эта винтовка прокормила бы всех аглюхтугмит! А ты… ты, Матыхлюк, теперь всегда будешь сыт. И сам научишься посылать огненные стрелы. Это несложно! И… Ну да, я стрелял, и Утатаун прятал тебя с Анипой. Укуна начинала кричать, будто её режут. И вообще все шумели, бросали камни и… Я видел, как они копают ямы. Наверное, говорили вам, что это не ямы, а… Будто я со своими друзьями приехал не на собаках, а выбрался из-под земли. Ведь так? Утатаун так говорил? Но нет, ямы он сам копал с Акивой и Илютаком.

А я знал, что охота у вас опять не заладилась. Чего удивляться? Ведь вы от страха даже поселились не на берегу, как раньше, а в тундре. Тогда я сказал Утатауну: отдай мне детей. Сам живи как хочешь, но детей не мучай. Пусть хотя бы они не голодают. Но Утатаун упрямый, как не знаю кто. Этой осенью я с друзьями привёз вам моржового мяса и тогда совсем поругался с Утатауном. Чуть до драки не дошло, но мои друзья сказали, что так нельзя. А мяса мы привезли мало. Мы же не могли кормить целое стойбище, хоть вас и осталось-то… Да и глупо вам помогать. Так Утатаун никогда бы не сдался. Я запретил себе приезжать к вам зимой. Это жестоко, но я решил, что Утатаун поймёт. И что же? А ничего!

Амкаун неожиданно повысил голос:

— Ни-че-го! Упрямый, глупый Утатаун. Мои друзья… они считали, что забирать вас силой нельзя, потому что это неправильно. Но я сказал себе, что не уйду без тебя и Анипы. Хватит! Я не стрелял, не предупреждал, чтобы не искать вас по землянкам. Приехал один. Знал, что после голодной зимы аглюхтугмит ослабнут и… Чудо, что вообще кто-то живой. Какой же я дурак! Надо было осенью плюнуть на всё и забрать вас с Анипой. Где она? Она хоть жива? Ох, Матыхлюк… Ну ничего, я вернусь за ней. Уговорю Канульгу перебраться к тебе. Скажу, как тебе у меня понравилось. А тебе понравится, поверь!

У тебя теперь мяса, жира и кожи будет сколько захочешь! Никакого голода, никаких холодных землянок. У нас всегда тепло! Ох, Матыхлюк, как тепло! Только представь: нам тепло даже в месяц частых пург и не надо прятаться за стенами — ходи, если нужно, и бери свет с собой, потому что у нас светло даже в месяц сидящего солнца. У нас всегда есть огонь, много огня! И у тебя будет свой собственный огонь! И горячая вода, и новая кухлянка, и нерпичьи поплавки — только попроси, и тебе дадут. А лодки! Лодки у нас такие крепкие и большие, что можно ходить далеко в море, хоть до крылаток, и плывут они быстрее морского зайца… И никто у нас не болеет. А если заболеет, мои друзья знают, как вылечить. Вот Кавита у нас ходил бы и улыбался.

И вот что. Ты пойми. Нет никаких пожирателей. Никаких тугныгаков и червецов. А там, видишь? Подними голову, что ты сидишь, как… Вон там, за гребнем, чуть дальше, живут советские люди. Нас с тобой и вообще береговых людей они называют эскимосами. А оленных людей — чукчами. Только я уже не просто эскимос. Я советский эскимос, а это, чтобы ты знал, совсем другое. И мои друзья зовут меня Николай. А твои родители ещё дикие. И я таким был, но изменился. Понимаешь? Я теперь слесарь в ремонтной мастерской, и мне хорошо. Ой, Матыхлюк, ты бы видел, сколько там всего!

Анипа чувствовала в голосе Амкауна заботу — обманчивую, подобную мороку Чёрной горы. Как было бы легко поддаться хитрости Амкауна, вслед за ним лишиться души и навсегда опуститься в бездонную яму чёрных снов. Но Анипа знала, что не уступит чужой правде, губительной правде червецов. Утатаун обманом заставил их кормить аглюхтугмит, а своего сына уберечь всё равно не сумел. Анипа подумала об этом без прежнего сожаления. Слишком устала, чтобы тревожиться.

— Тебе столько предстоит узнать, увидеть! — продолжал Амкаун. —Душа радуется, сколько тебя ждёт. Увидишь настоящий радиоприёмник. Это… ну, деревяшка, из которой поют люди. Поют, будто сидят рядом, а они далеко, ой как далеко. Хоть из са́мой Москвы поют, а это стойбище, куда на собаках не поедешь, а если поедешь, то и до старости не доберёшься. Я тебе и вышку ветродвигателя покажу, вот ты удивишься. Я и сам, знаешь, поначалу ходил весь глупый, удивлялся. Мне, знаешь, особенно репродуктор понравился. Это большой рот, он говорит за тебя и других людей. Какой он красивый и говорит громко, везде слыхать! А теперь я и не смотрю на него, вот как привык. Потому что стал советским, а не диким эскимосом. И на охоту хожу. Мы там все ходим. Вот возьму тебя на кита! Хочешь? Не ожидал ведь, да? Ну скажи хоть слово-то! Распинаешься тут перед тобой, а ты… Да, мы и на китов охотимся. Слышишь? На настоящих китов! А на вашей старой байдаре до них, конечно, не добраться. Тут нужны моторные вельботы. Они ух какие!

Амкаун распалялся и обрушивал на Матыхлюка лающие слова пожирателей, понять которые ни Анипа, ни её брат не могли. Каждое подобное слово заставляло Анипу крепче обхватывать колени руками, глубже втягивать голову в плечи, словно так она могла от них спрятаться, но закрывать уши Анипа не хотела. Затаившись, слушала. Из-за валуна не выглядывала, на нарту не смотрела.

— Я свожу тебя в жиротопный цех. Знаешь, сколько там?.. А пахнет как! У нас там, знаешь, всё организованно, всё по порядку. Чукчи, то есть оленные люди, теперь не просто по тундре бродят. У них свои оленеводческие бригады, и всё очень строго. У нас ведь… Мы ещё жили в летнем кочевье и ходили дикарями, а у них там шла коллективизация! И молодёжь сама просилась в школу, потому что хотела себя проявить, потому что стыдно быть диким, жить в сырой землянке и ничего не знать о мире, не знать Октябрьскую революцию, наконец. Вот так!

Голос Амкауна изменялся, чужел и будто изливался из того кровоточащего места, где когда-то жила душа Амкауна, без остатка съеденная тугныгаками.

— Ну! Совсем забыл! Тебя ждёт друг! Знаешь, о ком я? Ну, попробуй угадать. Давай же! Ладно… В общем, со мной живёт Акива. Да, Акива! Мы его, знаешь, поймали на дрейфующей льдине. Он и сейчас не оклемался, но ничего, ест за двоих! А так бы до са́мой Америки уплыл. Тут ведь недалеко. Америка рядом. И там тоже живут эскимосы, только живут иначе. Им там тяжелее, чем нам, советским, но ничего…

А когда мы с тобой и твоим папой голодали в летнем кочевье, знаешь, что здесь, за гребнем, было? Здесь тогда к Первому мая сразу тридцать три колхозника окончили ликбез, и им устроили торжественный выпуск. Только это не совсем здесь, а в бухте Провидения… А май — это месяц моржовой охоты, да. А тридцать три… Ой, Матыхлюк, так ведь и до утра проговорим, всего на бегу не объяснить.

Ну ничего, считать ты быстро научишься. Поедешь в школу. Я за Анипой вернусь, и она́ поедет. И Тулхи. Я ведь забыл ему сказать про Акиву, а та́к он, может, и не размахивал бы копьём. Точно, что дикарь. Стыдно, стыдно таким быть! Да о чём я… Много ещё нужно сделать, чтобы не стыдиться. У нас, знаешь, и санитарные комиссии ходят. Их бы в Нунавак! Они ведь премии дают, но аглюхтугмит не дождаться, да. А другие эскимосы уже давно получают и медный чайник, и вилки хорошие, и тазики им дают, и ножи настоящие — острые, как тебе не снилось. Дают за опрятность тела и жилища, вот как! — Амкаун рассмеялся. — А я тебе и так чайник дам. У меня их два!

А это… сейчас, погоди. Вот, видишь? Это не камни какие-то. Консервы! Правда, без этикеток, а этикетки у них бывают красивые, разноцветные. Внутри у них мясо. Всегда хорошее и хранится долго. Да не бойся ты, они не кусаются! Ладно… Ты ведь и сахара не пробовал! От него во рту знаешь как вкусно! Я тебя сегодня же напою чаем с сахаром. У нас такого добра много, ты и не представляешь. И дома́! Дома́ у нас хорошие. Пятистенные избы, а не сырые землянки. Тебе целый мир предстоит открыть! Всё-таки я неправ. Надо было давно тебя забрать. Ты прости, что я долго… Ну, сам понимаешь, пока очухаешься, сам разберёшь, что к чему…

А ты… Как там Кавита и Стулык? Я ведь понимаю, что папа и мама… Эх, Акива, дурья башка, молчит себе, сло́ва из него не вытянешь! Ну да ладно, поговорим ещё! Вы оба заговорите, как поймёте своё счастье.

Амкаун силился добавить что-то ещё, но обрывал себя на полуслове и наконец умолк.

Анипа мысленно отпустила его. Почти три года хранила любовь к нему, а теперь отпустила. Поняла, что брат Канульги не вернётся к аглюхтугмит, не разделит их песен, не услышит, как к нему обращается тундра, не посмотрит на зелёные сполохи неба. Матыхлюк со своей расшибленной коленкой тоже не вернётся. Анипа опоздала. Маленькая, слабая Белая сова потеряла брата, как раньше брата потеряла Канульга. Они с мамой поймут и утешат друг друга.

Его унесло, — прошептала Анипа, повторив слова Утатауна. — Пошли уже.

Амкаун забрался на нарту, окриком поднял собак и погнал их на вершину гребня.

Анипа слушала, как отдаляется упряжка. Потом слушала тишину своего одиночества. Не соблазнилась, не отправилась за гребень, чтобы хоть краешком глаза взглянуть на землянки пожирателей. Встала, отряхнула кухлянку и штаны. Не попыталась осмыслить то, о чём говорил Амкаун. Простила его и забыла. Пошла обратно по следам нарты, достаточно глубоким, чтобы разглядеть их под надувами свежевыпавшего снега. Анипу ждал долгий путь к Нунаваку. Она торопилась добраться до стойбища прежде, чем аглюхтугмит покинут его и выдвинутся на поиски Белого простора.

Глава шестнадцатая. Над темнеющей тундрой

В светлую ночь Анипа шла по следу, оставленному нартой. Теряла его на чёрных, продутых ветрами проталинах, но вскоре находила вновь. Не задумывалась о выбранном пути, безучастно подмечала прежде ей неизвестные лощины и холмы, вспоминала Матыхлюка и улыбалась, представляя, с какой дрожью он озирался бы посреди запретных Чёрных земель, если бы пошёл за сестрой. Анипа не сомневалась, что к утру достигнет Нунавака, но вскоре началась низовая пурга, и след пропал.

В мельтешении снега растворились и кочки, и овраги потемневшей тундры. Анипа в нерешительности остановилась. Могла бы переждать непогоду, но побоялась упустить аглюхтугмит и побрела дальше. Понадеялась найти Мутную речку и по ней добраться до Евражьей поляны, а там и до стойбищного холма. В самом деле нашла какой-то ручей. Опустилась на его лёд, прислушалась к журчанию, словно могла различить знакомый или чужой голос воды. Потом закуталась в кухлянку и сошла со льда. Вскоре потеряла его, на берег ручья не возвращалась.

Анипа была маленькой, хоть и с красивыми чёрными полосами на лице, однако она была аглюхтугми. Предки Анипы жили здесь задолго до пожирателей. Она сама в иных воплощениях жила на этой земле и знала каждый её клочок. Знала достаточно, чтобы идти тёмной вьюжной ночью и угадывать то, что неподвластно зрению тугныгаков и червецов. Анипа вдохнула студёный воздух. Сняла рукавицы, повела перед собой пальцами, нагнулась и коснулась наметённого к её ногам снега.

Запах ветра. Точнее, нескольких ветров, явственно отличавшихся и дувших с разной силой на разной высоте. Едва зримое свечение звёзд, заслонённых облаками и пургой, но уловимых, краткими вспышками отражающихся на поверхности крохотных льдинок. Наклон, с которым ложились липкие снежинки. Тёмный узор из трещин и углублений в земле, заметный под твёрдым слоем шершавого наста. Даже сам звук шагов Анипы. Всё это обнажило перед ней окружившую её долину. Ослеплённая и обессиленная, она увидела долину в мельчайших подробностях и уже не сомневалась, куда идти.

Видение иногда слабело, расслаивалось, и Анипа вновь вдыхала воздух, протекавший над её головой, затем воздух, протекавший в её ногах, трогала снежные борозды и слушала, как в пургу поёт тундра, звуками указывая гребни и горы, речки и озёра, овраги и скальный спуск к морскому берегу. Восстановив видение, Анипа смелее шагала вперёд. В темноте угадывала расположение кочек и не оступалась, не поскальзывалась на разводах наледи, не проваливалась в разрытые норки зверьков.

Оттенки ночного снега, лежащего на земле или летящего навстречу, обрели свою глубину и помогли увидеть Чёрные земли ещё более отчётливо. Анипа знала, что приближается к Чёрной горе, обогнув которую, выйдет в Тихий дол. Внутреннее зрение аглюхтугми позволило ей разобрать не только то, что её окружало сейчас, но и то, что ждало вдали. Анипа чувствовала на губах тончайший вкус земли с Поминального холма, улавливала запах влажных, по весне оттаявших птичьих гнёзд на Скале, похожей на живот, и помёт пробудившихся после зимы евражек в Месте, где рассеивается туман. Она слышала, как скрипят блуждающие льдины за Маленькой косой, как с их краёв осыпается шуга, как трещит истончившийся припай за скалой Вороний клюв. И конечно она узнавала хорошо различимый даже в Чёрных землях запах Нунавака — его землянок, мясных ям и старой собачьей шерсти у стойбищной тропинки. Анипа шла на зов Нунавака. Чувствовала тепло человеческих тел и дым зажжённых в ночи жирников. Радовалась предстоявшей встрече с родителями.

Анипа прежде не испытывала подобного умиротворения. Никогда бы не подумала, что оно настигнет её посреди завывающей пурги и после встречи с червецом, живущим под личиной Амкауна. Мысли о брате Канульги и собственном брате, Матыхлюке, беспокоили Анипу, однако теперь она понимала главное. Вопреки стараниям пожирателей, её душа продолжит странствовать по земному миру. Анипа не раз поднимется на зелёные сполохи ночного неба и спустится с них, чтобы обрести новое тело. Раньше она уже проникалась воспоминаниями Белых сов прошлого, а сейчас прониклась и воспоминаниями Белых сов будущего. Вот только будущее перед Анипой раскрылось печальное.

Анипа увидела, как море наступает на берег — рушит его кромку и утаскивает на дно осколки некогда могучих скал. Последние моржи, не съеденные пожирателями, сбиваются в тесные лежбища. Взрослые шишкари давят сосунков, дерутся за возможность выбраться из воды и подставить свою шкуру солнцу. Мамы с моржатами карабкаются на свободную кручу, но падают оттуда на острые камни и гибнут. Мясо не привлекает хищников, потому что хищников поблизости нет, их тоже пожрали тугныгаки. Рядом проплывают последние киты. Они ещё появляются в море, разрезают его поверхность великаньими спинами, однако ни один охотник не смотрит в их сторону. Мясо у китов вонючее, сгнившее при жизни. Им не накормишь даже собаку. И рыба вся измучена червями. И птицы после зимы возвращаются редко, а если и прилетают, то не могут отыскать старые гнездовья — так быстро меняется тундра.

Погода делается непредсказуемой, и береговые люди её не чувствуют. Память многих поколений больше не нашёптывает им, когда откроется лёд, когда его отожмёт ветер и когда появится первая шуга. Да и сами береговые люди изменились. Их переселяют с места на место, сгоняют из одного стойбища в другое, смешивают с оленными людьми и людьми пришлыми, о которых раньше никто и не слышал. Их детей силой отправляют жить далеко, дальше самого дальнего места, и там они забывают себя, теснятся, толкаются, шумят и ругаются, как пятнистые тюлени на каменистой косе. И нет им покоя. А вместо покоя — голод тугныгаков. Души предков не хотят возвращаться в их зловонные тела, и они ходят под чужими, пустыми именами. Не прыгают на моржовых шкурах, не почитают родовые камни и поминальные холмы, а тех, кто говорит с духами, считают безумцами и обходят стороной. Одежда из шкур и меха повытерлась, прохудилась, а новую они не пошили и надевают странные лысые шкуры, не способные согреть в настоящий холод. Впрочем, и холода́ слабеют, впуская в тундру долгое и утомительное тепло. Под сопками торчат покосившиеся столбы из нижних китовых челюстей, в земле лежат поваленные китовые черепа. Громадные крабы опустили свои увесистые клешни. Путь к зелёным сполохам оборвался.

Анипа с грустью внимала Белым совам грядущего. Их будет немного. И последней станет одинокий старик, не знавший тундры и не видевший моря. Дети начнут дразнить его за хромоту, забрасывать снежками. В ответ Белая сова, одетая во что-то чёрное, будет злиться и грозить детям палкой, а его одиночества не разделит и пёс вроде Четырёхглазика. Старик так и уснёт в темноте полога и пролежит там, пока чужаки не найдут его тело. Тогда душа Белой совы в последний раз поднимется в небо и нового тела не обретёт.

Анипа знала это, однако не грустила. Потому что в конце случится обновление. Всюду ляжет Белый простор. История аглюхтугмит повторится сызнова, от первых дней. И Белая сова вновь будет свободной Анипой, идущей к морю с береговыми людьми, ещё не получившими своё имя. Анипой на берегу. Анипой на острове Непяхут. Анипой у Великого китового хода. Анипой, задумавшей восстановить древнее стойбище на отдалённом холме и назвать его Нунаваком — Моржом, уснувшим на льдине. Друзья удивятся, но Анипа объяснит им, что восстанавливает Нунавак не для себя, а для аглюхтугмит, которые сбегут от моря и спрячутся в тундре. Затем Анипа станет собой нынешней, услышит слова Амкауна и через ночную пургу отправится искать родителей. Эта история не прекратится, пока жив мудрейший дух, о котором говорил Айвыхак.

К рассвету непогода улеглась. Анипа стояла у Смотрового гребня. К ней по тропинке мчался радостный Тулхи. На его крик из верхней землянки выходили Утатаун, Канульга, Илютак, Нанук и даже Айвыхак, не любивший подниматься рано и предпочитавший понежиться в пологе. Анипа им улыбалась, махала рукой. Доверившись себе, она белой совой пролетела над темнеющей тундрой и достигла стойбища. Теперь её путь и путь других аглюхтугмит лежал ещё дальше, к Белому простору.

Глава семнадцатая. Тень Белой совы

Аглюхтугмит уйдут, когда ночные заморозки прихватят подтаявший снег. Нарта заскользит по твёрдому насту и не оставит следов. Утатаун поведёт её к Белому простору. Путь будет долгий и трудный даже для взрослых женщин и мужчин. Днём снег начнёт липнуть к полозьям, и аглюхтугмит будут прятаться за холмами или в оврагах, а ночью вновь браться за потяг. Они не станут оглядываться и не увидят, как за спиной сгущается насланный тугныгаками пепельный мрак.

Когда мама подсы́пала в горящий жирник семена, Анипу и Айвыхака окутал тёмно-зелёный дым. От него закружилась голова, потяжелели руки. Прежде им дышали те, кто говорит с духами. И его тошнотворный запах наполнял землянку всякий раз, когда в Нунавак приходили пожиратели. Стулык нарочно жгла семена и нагоняла дым в спальный полог, чтобы запугать детей — защитить Анипу и Матыхлюка от их собственного любопытства. Укуна кричала, Утатаун и Илютак торопились выкопать ямы-западинки за Смотровым гребнем, вытаптывали траву, чернили её, разбрасывали тушки мёртвых полёвок — высохших, а значит, припасённых заранее — и потом не мешали детям осматривать западинки, гадать о силе и лукавстве тугныгаков, поднимавшихся прямиком из земли. Ведь хуже всего то, что пожиратели и червецы похожи на обычных людей. Было бы проще, окажись они великанами с громадной пастью и клыками, растущими от глотки до кишок бездонного брюха. Доверчивости своих детей родители противопоставили страх, показали им, какие тугныгаки изнутри, сделали испытываемый ими вечный голод наглядным и понятным.

Анипа не корила родителей за обман. Не сказала им, что всё знает. Вернувшись в стойбище, ни словом не обмолвилась о том, что видела и слышала там, за Чёрной горой. Теперь это не имело значения. Она держала за руку Айвыхака, и они стояли на кромке снежной ямы. Аглюхтугмит вырыли её под холмом, под самой глубокой застругой — в ложбине, куда в сытые годы складывали заготовленное для собак мясо. У противоположной кромки стояли Утатаун, Канульга, Илютак, Тулхи и Нанук. За ними виднелась подготовленная нарта.

— Всё взаимосвязано, ничто не пропадает, — прошептал Айвыхак. — Произнесённое слово, добытый зверь, сорванный цветок и брошенный камень. Они возвращаются. Мы уже стояли здесь, я уже произносил эти слова. Когда придёт время, произнесу их вновь. И так будет всегда.

Голос Айвыхака доносился издалека и вместе с тем отчётливо раздавался в голове Анипы, будто он и не говорил, а напрямую вкладывал в неё свои мысли. И чем дольше Анипа всматривалась в яму, тем более глубокой она казалась — способной разом вместить Белых сов прошлого и будущего, Айвыхаков, да и аглюхтугмит с их тундрой, их морем и Великим китовым ходом. На дне ямы стелился Белый простор. По нему катились снежные комочки. В каждом комочке прятался новорождённый кит. Анипа увидела и два жёлтых озера с чернеющими берегами, увидела гладкий скальный выступ — она смотрела на белую сову: её перья, глаза и клювик.

За Чёрной горой не спит пожиратель,

он ищет Белую сову.

Он её никогда не найдёт.

Сова летит над темнеющей тундрой,

и тень не выдаст её пути.

Анипа улыбнулась. Поняла, что путь в действительности предстоит близкий. Она вдохнёт дым, зажмурится, услышит, как плещутся белоснежные воды, а в следующее мгновение откроет глаза и проснётся в новой жизни.

От автора

Мне снилось, что я нахожусь в каком-то пустынном краю, где не слышно ни щебета птиц, ни волчьего воя. Я был один, ни шороха вокруг — небо постепенно темнело, и я знал, что скоро наступит ночь, которую никогда не сменит рассвет.

Фарли Моуэт. Белое каноэ

Выражаю благодарность исследователям, посвятившим себя изучению и описанию быта и культуры азиатских эскимосов-юпик. При работе над повестью «Пожиратель ищет Белую сову» я в первую очередь опирался на материалы из публикаций Сергея Арутюнова, Людмилы Богословской, Игоря Крупника, Дориана Сергеева и Михаила Членова.

Также выражаю благодарность таким исследователям, как Людмила Айнана, Александр Боровик, Виктория Голбцева, Сергей Гусев, Кирилл Днепровский, Андрей Загорулько, Игорь Загребин, Арон Нутаугье, Дмитрий Опарин, Татьяна Печетегина и Виктор Стружиков.

Отдаю дань памяти исследователям, с записей которых для меня во многом началось знакомство с древней, к нынешнему дню отчасти позабытой истории эскимосов-юпик. Речь о таких авторах, как Владимир Богораз, Георгий Меновщиков, Екатерина Рубцова, Георгий Ушаков и Лев Файнберг.

Особую благодарность выражаю самим информантам, эскимосам и чукчам, на живые рассказы которых ссылались упомянутые исследователи. Выделяю таких рассказчиков, как Пётр Напаун (из Авана), Кейнын (из Анадыря), Борис Альпыргин, Какля (оба из Лаврентия), Михаил Анкаун, Етнеун, Кутвеун, Валентина Леонова (все из Наукана), Аглю, Нанухак (оба из Нового Чаплино), Ыкалюк (из Нунямо), Николай Гальгаугье, Андрей Кукильгин, Виктор Миенков, Тимофей Панаугье, Рагтыны, Пётр Тыпыхкак, Алексей Ухтыкак (все из Сиреники), Айвангу, Айвыхак, Иван Ашкамакин, Каля, Тагикак, Ятылин (все из Унгазика), Роман Армаыргын, Рилькын (оба из Уэлена) и Артур Апалю, Константин Кавранто (оба из Янракыннота).

Отдельно отмечаю проект «Наследие Берингии», в рамках которого публикуются коллективные монографии коренных жителей Чукотки и специалистов в области этнографии, биологии, метеорологии.

Наконец, отдаю дань памяти Фарли Моуэту. В своё время, прочитав его работы, посвящённые канадским эскимосам-иннуит, я заинтересовался и российскими эскимосами-юпик, не столь многочисленными, не столь известными, однако сохранившими не менее увлекательные предания из своей многовековой истории — часть из них прозвучала на страницах повести «Пожиратель ищет Белую сову».

Голосования и комментарии

Все финалисты: Короткий список

// // //

Комментарии

Нужно войти, чтобы комментировать.