Шутовской колпак

Дарья Вильке

Повесть о театре, о дружбе и о чести. И еще о том, как трудно бывает остаться верным самому себе. Книга вышла в издательстве «Самокат».

Подходит читателям старше 13 лет.

Аннотация

— Ну вот, тебя только за смертью посылать, – ворчит дед и втягивает осенний холодный воздух точеными ноздрями, и шевелит усами-щеточкой, аккуратно подстриженными и седыми.
Когда я рядом с ним, я все время чувствую, что во мне что-то не то. Что я хуже, чем по правде. Что мне чего-то не хватает, чтобы быть для него хорошим. Дед заставляет меня стыдится себя самого – и всего, что я люблю, тоже стыдиться. Хочешь – не хочешь, а так отчего-то получается, когда дед рядом.
«Из тебя надо сделать настоящего мужика», – говорил он все время, когда я был маленьким. Кто такой настоящий мужик, я не знал, но знал, что не хочу им становиться, если настоящий мужик похож на деда.

Открыть полный текст

Все финалисты: Короткий список

17 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 1017 оценок, среднее: 8,18 из 10 (17 оценок, среднее: 8,18 из 10, вы уже поставили оценку)

Комментарии

  1. keiti:

    мне очень понравилось)))))))))))))

  2. Darsy:

    Интересно, неплохое произведение, я считаю. Спасибо писателю за эту книгу, но… поставить высшую оценку я не могу, так как рассказ Арины Свободы «Шиворот-навыворот» понравилось мне больше! Извините уж! Ставлю 5 баллов.

  3. Артем Ляхович:

    Вторая книга из списка, которая, как говорят басурмане, make my day. Мне немножко неудобно писать здесь, путаясь под ногами у уважаемого жюри smile, но другого способа связаться с автором я пока не изобрел, поэтому придется писать тут. Хочу поблагодарить автора за одну из самых проникновенных книг об искусстве, которые я читал. Да, она вроде бы не об искусстве, а о людях, но все-таки театр (в широком смысле) здесь главный герой. Я не театрал, но я музыкант, а музыка — крестная сестра театра smile, и атмосфера, так чутко переданная в книге, мне очень знакома.
    Любопытная вещь: у писательниц герои-мальчики всегда получаются очень девочковые smile Это не плохо, такое в нас, мальчиках, тоже есть (еще как), просто, наверное, мужским глазом этот компонент не так виден, как женским.

    • Daria Wilke:

      Артём, добрый день! спасибо за комментарий и за то, что поделились своими ощущениями.
      здорово, что чувствуется, что театр — главный герой, из-за театра я когда-то и начала писать повесть.
      мне вообще хотелось поговорить о многом — наверное, это заметно по тексту — и кроме всего прочего о том, что в нас есть и то, и другое. и мужское, и женское. и о том, что роли и представления — какими должны быть девочки-мальчики — нам навязывают извне, с самого детства. о том, что только когда мы принимаем в себе все, можно прийти к какому-то внутреннему балансу, к какой-то гармонии. и о том, что открыть в себе что-то от другого пола бывает стыдно или неприятно (это и не приветствуется, как правило) — а хорошо бы ведь принять себя таким, какой есть. я сама, пожалуй, ближе к Сашку — во мне очень мало от девочки.

      • Привет, Дарья! У Вас сильный текст. А это значит, что любые комментарии («в своем произведении я хотела поговорить о…») будут заведомо слабее. Ведь текст, равный тому, о чем автор хотел поговорить — это журналистский, эссеистический текст. А сильный художественный текст всегда больше того. В Вашем тексте есть и злоба дня, и автобиографичное, и то, что Вас волнует, и то, что понятно/интересно разным возрастам, а есть и выход на высокий уровень обобщения и на символику, свободную от возраста. Вот без шута, сделанного гл. героем, это был бы мировой подростковый текст на уровне Алексина/Железникова; а с шутом — это уже заявка на то, о чем в любом возрасте не грех поразмыслить.
        Интересно, «Приключения маленького актера» Эмден поучаствовали в замысле Вашей книжки? smile Параллелей много — и кукольный театр, и шут, и имя гл. героини, и ее внешний облик. Хотя, конечно, у Вас совсем другая книжка.

        • Daria Wilke:

          Возможно.
          Эмден не читала, нашла вот, буду читать — спасибо за наводку! И, наверное, к лучшему, что не читала — а то бы никогда не написала ничего про театр сама, смелости бы не хватило smile

  4. Daria Morozova:

    Интересный рассказ, 7 баллов)

  5. Когда я прочел страниц пятнадцать данной книги, мне она не очень понравилась. Какой-то язык такой, вроде читается легко, но ощущение потом… Как уже заметил Артём Ляхович, у многих женщин-писательниц герои-мальчики получаются немного женственными. Я вот тоже пробую писать рассказы. И вот девочки у меня не очень получаются. Я, так сказать, заставил smile свою маму открыть детскую любительскую киностудию. А в начальной школе я ходил в театральную студию. И не смотря на то, что театр мне не так далек, но то, что описывалось в книге. Короче говоря, по сравнению с моим — это настоящий театр, а мой, так, по-нарошку. Чем дальше читал, тем становилось интереснее. Я вот сейчас как раз читаю книги и статьи по воспитанию детей. Может, конечно, я начал это дело не в том возрасте — мне всего тринадцать, но в жизни пригодится smile В книге это затрагивается, пусть не прямо, но всё-таки… В чём-то я всё-таки согласен с дедом Гришки, но во многом мне его (деда, а не Гриши) позиция не нравится. Мне нравится театр. Хотя я бываю в нём чуть ли не раз в год (основная причина — в моем поселке театра, надо ехать в город). Про шута хорошо придумано, особенно когда Гриша представляет в роли шута того или иного человека, так интересно всех этих непохожих людей сравнивать и понимать, что у них есть что-то общее. Тема про голубых… Актуально, что сказать. У меня здесь двояковое мнение. Это точно подмечено, что есть обычные люди — гады и голубые — нормальные. И у них могут быть друзья, и по голубым можно скучать как по друзьям. Но очень много и таких, которые сходят с ума и орет везде: я нормальный, а все остальные придурки. Еще больше таких голубых, которые надевают костюм, красиво и умело улыбаются и из телевизора учат «правильно» жить мужиков! У нас есть «културное» общество, в которое входят в основном отбросы, перечислят их я не буду, чтобы мой коммент могли опубликовать. И сейчас изгоями считаются скорее нормальные ребята (таких очень-очень мало, но они есть и будут всегда!), настоящие воины, а не те, кому бы либо сидеть и молчать в тряпочку, либо всеми силами творить добро, что и делают герои данной повести. Знаете, если бы я ходил в настоящий театр, моя бы жизнь, наверное, была бы похожа на жизнь главного героя. До этого года я многого и многих боялся. Мне могут не поверить, но меня правильно воспитали книги, ну и конечно же родители. Я не лезу в перепалки, но постоять за себя смогу. А больше всего мне понравилась в этой повести Сашок! Такие девочки есть и это хорошо (кстати, только сейчас заметил, пацаны здесь более женственные, а девочка наоборот), они помогают нам мальчикам во многом. То что Гришка сделал шута, огромное ему уважение! Когда-то давно я ходил в один кружок. Там мы рисовали, лепили, делали фигурки из папье-маше. Что я сумел сделать за все полтора года обучения — это мни-куколку уродицу и научится рисовать усатых мужиков smile Мне понравилось, но оценку поставлю в конце, когда прочитаю все книги данного сезона.

    • Daria Wilke:

      Герман, спасибо за такой подробный комментарий!
      я выше Артёму ответила про девочек-мальчиков и про мужское и женское — это и ответ на Ваш комментарий в чем-то.
      на мой взгляд, в книге нет «темы про голубых» — там просто про жизнь, в которой есть все: и другая ориентация тоже, как часть этой жизни, как данность. наверное, это такая лакмусовая бумажка получилась — выделяет читатель эту тему из общечеловеческого или нет, и если выделяет, то как воспринимает.

      я сама росла в театре, была сама вот таким «театральным ребенком», как Гриша и Сашок — и до сих пор хочется вернуться в ту атмосферу. а знаете почему она была замечательной? потому, что люди воспринимали друг друга такими, какие они есть — не проводя деление на «таких» и «не таких», на «нормальных» и «голубых». только уже став взрослым человеком я увидела, что за стенами театра люди воспринимают тех, у кого другая ориентация, враждебно. до этого мне и в голову не шло, что можно делить людей по ориентации — мне казалось, что значение имеют человеческие качества. как только начинается деление — все, запустили бомбу замедленного действия и рано или поздно она рванет: деление на «таких» и «не таких» не остановить. как только людей начинают оценивать не исходя из общечеловеческих ценностей, а из ориентации, национальности, веры, цвета волос, наличия и количества детей и прочего, и прочего, что к душе не имеет никакого отношения — все, маховик запущен.

      и, кстати, про нетрадиционную ориентацию — их не много, как Вам кажется, в каждом обществе их примерно 5%. это очень мало. и делать их жизнь тяжелой специально — как получилось с Сэмом, к примеру — не стоит.
      «нормальность» или «ненормальность», повторю, на мой взгляд измеряется не ориентацией, а человеческими качествами. очень часто читаю, что голубым, мол, быть модно. да не модно! это трудно, это душевно нечеловечески больно в нашей стране, где их травят. к примеру, есть такой проект «Дети-404» — куда пишут гомосексуальные подростки и их письма публикуют в интернете. когда я читаю их, я плачу — потому что столько боли ребенок вынести не может, кажется. подростку с традиционной ориентацией и в страшном сне не приснится то, как они живут — в постоянном страхе, что от них откажутся родители, что побьют одноклассники, что затравят. в общем, на деле все выглядит несколько иначе, чем по телевизору.

      • Я понимаю вас, опять же говорю, смотрел какой-то фильм, вроде не наш даже, года три назад. Там был полицейский и полицейский-голубой. Сам фильм обычный боевичок, но там показано как над вторым полицейским все издевались, а первый пришел к нему, вроде даже совета спросил. А потом они вместе довели дело до конца и выловили преступника. Мне сами голубые не так уж противны, кого я ненавижу, так это насильников детей, заведут в переулок и… Я понимаю, что делать их жизнь такой не надо, это понятно, Сэм вполне нормальный парень, просто в нашем времени нави по-мужски себя мало кто себя ведет, бывает и голубые смелее «обычных» парней.

        • Проблема нетрадиционной ориентации в книжке поставлена, по-моему, очень хорошо. Во-первых, ребром, так, что никуда от нее не спрячешься, во-вторых, без лишнего, а в-третьих — без какого-либо намека на пропаганду. М.б. и захочется иному взрослому читателю потереть руки — «ага, продвигаем, разносим заразу?» — но не выйдет. (Тут уже я руки потираю smile)

          • ksenia:

            Я бы не стала делать акцент именно на нетрадиционной ориентации Сэма. Речь все-таки идет не о сексуальных предпочтениях, а об инаковости, непохожести на большинство, и об отношении разных людей к этой самой инаковости.

        • Soul Euter:

          Если честно, я на эту тему вообще высказываться не хотел, даже в своем комментарии вместо слово «голубой» использовал «странный», но все же выскажусь smile
          Мне кажется, что думать, что голубые бывают несмелыми как «обычные» парни — это неправильно, и сравнивать голубых и неголубых — это неправильно. Смелый ты или нет, порядочный ты или нет, добрый ты или нет и т.д. это зависит от человека, а не от ориентации.
          Не все голубые — насильники, наркоманы, маньяки и т.д. Среди «обычных» парней есть тоже и насильники, и наркоманы и т.д.
          Просто многие, как видят, кого-то, кто одет не так, как все, или слышат слово «голубой», и потянулась цепочка ассоциаций, не относящихся к этому человеку ну никак. Толпе надо кого-то побить, развлечься, вот сегодня — голубой, завтра — отличник или гот, или эмокид (как лупили Ваню в книге «Шиворот-навыворот») т.д. — на каждый день есть развлечение.

          • Soul Euter:

            мой предыдущий комментарий был для German13, а поместился он почему-то после комментария Ksenia

          • Да, когда коммент цепляешь к тому, к кому коммент еще до этого кто-то прицепил, то прицепляется под последним. Запутано написал smile Думаю, понятно. Я тоже не думаю, что нужно сравнивать «странных» и «не странных». Меня раздражают те, кто меняет себе половую ориентацию, у кого такое не с рождения. Потом два такие человека встречаются, и собираются «заводить» ребенка. Многие говорят: но таких тоже можно понять, может они родились мальчиками, а чувствуют себя девочками. Я не принимаю этого. У нас вроде пока что половые браки запрещены, но всякой такой ерунды много. Много «странных» мальчиков и девочек, которые целуют друг дружку а потом выкладывают видео в Интернет, и т.д. Я считаю, что хватит брать пример с Запада… Вот, опять на меня накатило, а всё начиналось с обсуждения книжки…

  6. Valeria Morozova:

    Это произведение мне понравилось.
    В нём очень точно отражены переживания героя , внутренняя борьба со слабым кривлякой и Шутом , разочарования в реальном, жестоком мире. Но зато, есть театр.
    Я считаю, театр-это , как твой мир , но маленьким его назвать нельзя . В нём уютно и хорошо. Конечно, бывают конфликты и ссоры. Но здесь важно ,что у тебя внутри ,а не твоя ориентация , странность или цвет волос. Здесь неважно , что ты не такой ,как все. Мне , кажется, в театре наоборот, ценится индивидуальность , непохожесть на других. Только жаль , что когда выходишь из него-почти весь мир смотрит на тебя косо и готов издеваться только из-за того, что ты не такой, как все.
    Также меня порадовало , что победил настоящий шут, который сильнее короля.
    Дорогой автор спасибо большое, за вашу работу. Ждем новых произведений.

    • Daria Wilke:

      Валерия, спасибо большое за Ваш комментарий! мне как раз все время казалось, что переживания героя мало кто поймет, что я пишу, возможно, старомодно и несовременно, и я очень рада, что они Вам были близки.
      театр для меня самой тоже был таким миром, где можно быть самим собой. к сожалению, вырастая, люди перестают ценить индивидуальность, непохожесть на других — а жаль.

  7. Vladislavka:

    Очень классный рассказ! Захватывающий и увлекательный! Мне он нравится)) Спасибо огромное автору произведения, но я поставлю 8 баллов… Тут отлично отражены чувства и эмоции героев, но… Несколько других рассказов мне понравилось больше! Я уверена, что в следующий раз у тебя точно будет 1-е место!!! Дерзай! Твоё время настанет!

    • Daria Wilke:

      Vladislavka, спасибо! думаю, правда, что следующие разы — это вряд ли. ужасно не люблю участвовать в конкурсах, когда то, что я делаю, оценивают smile. вообще, соревнования никогда не любила — еще со школы 😉

  8. nareka:

    Рецензия на данное произведение отправлена на конкурс.

  9. Soul Euter:

    Начал читать вашу книгу, почитал немного и подумал, что дальше читать не буду, не мое это — театральный мир. За кулисы заглянуть, конечно, интересно, но не всегда это нужно. Это так же как и мир художника или поэта, здорово видеть картины, фотографии, но не всегда реальный мир, в котором живет художник или фотограф, такой же завораживающий, как его картины.

    Потом имя Сашок меня сначала с толку сбило — девочка это или мальчик, если мальчик почему вдруг главный герой говорит, что Сашок ему как сестра.

    Сэм. Прочитал первую главу и подумал — а что у мальчика нет родителей, почему он так привязан к взрослому мужчине, к Сэму.

    Это я так погружался в вашу книгу.
    А потом подумал, что у каждого, наверное, в детстве есть взрослый, к которому он привязан по-особенному: у кого-то это тренер, у кого-то любимая классная руководительница, у кого-то дедушка, у кого-то руководитель кружка. Стал читать книгу дальше и понял, что в театре вообще все связаны между собой.

    Пока я размышлял, читать или не читать дальше, прочитывал по странице и вдруг заметил, что в вашей книге много запахов — театр пахнет по-особенному, и клей, и пудра, и одежда актеров после спектакля. Дом ветеранов тоже пахнет и имеет свой особенный запах. И школа пахнет.

    Прочитал еще несколько страниц и обратил внимание, что в описании — много сравнений:
    Сашок может выпрыгнуть вдруг откуда-нибудь как черт из табакерки.
    Сэм и Лелик молчали, словно сердились.
    Сэм играет на своем голосе как на орагАне.
    Не сказал укоризненно, а прошелестел (это Олежек был, по-моему).
    Сэм сияет (так улыбается), словно во всю невозможную мощь горящая лампочка.
    Родители-театралы как родинка.
    Москва как сцена.

    За сравнениями спрятаны свои размышления. Например, старички, старые актеры как списанные куклы. Так это? Или это преувеличение? Виноват Пашка, что он молод и тоже хочет делать кукол, а ставка всего одна?! А как быть Лелику, если он без театру и кукол не может.

    Сэм. Что делать Сэму, если ты другой. Уехать туда, где тебе будет спокойно, и расстаться с домом, с друзьями?!

    Родители. Всегда ли они понимают своих детей? Всегда ли это плохо, если твои дети другие, а не такие, какими ты их хочешь видеть? Если твоя дочь хочет стать актрисой, а не бухгалтером, значит, что она тебя кровно обидела, и она теперь не такая, как была раньше?! Если твой сын решает стать кукольником, а не экономистом, значит, надо «полечить» его бойкотом, чтобы он одумался?! Если твой сын другой ориентации, надо отказаться от него, чтобы тебя другие не осудили?!

    Быть другим — это непросто. Да, порой это так, остальные (большинство) выдают кому-то орден (мне понравилось это ваше сравнение), а потом «стреляют» в этот орден. Например, у мальчика нет подружки — паф, у мальчика после уроков нет времени, потому что надо на тренировку (я сейчас не только о главном герое) — паф, мальчику надо помочь дома маме, а не сидеть просто на лавочке с одноклассниками после уроков — паф, мальчику надо на какие-ниубдь дополнительные занятия — паф, хаха, хихи, ты че того… Иногда часто такие ордена выдаются и выстоять, остаться самим собой, не сломаться, не ожесточиться, противостоять толпе — это непросто, одному, наверное не справится, хорошо, когда у тебя есть друг, и главному герою повезло с Сашком.

    Гриша. Мне кажется, на самом деле, он еще и сам не знает, какой он на самом деле, «странный» или нет. Гриня решил сделать куклу-шута своими собсвенными руками. Почему?
    Потому что его задело, что обещанную ему куклу-шута подарили,
    Потому что он решил доказать, что он на что-то способен.
    Потому что Сашок серьезно болеет, а Сашок его друг-сестра и ей будет больно, если она останется без куклы, о которой она мечтала.
    Или потому что Гриня действительно любит Сашка (не как сестру и друга).

    Да, Гриня кричит деду, что он такой же «странный», как и Сэм, но мне показалось, что он просто захотел защитить Сэма, защитить человека, которому не давали быть действительно свободным. Этим признанием деду он бросил вызов и заявил «Я просто другой!» (так же, как и мама другая, а не такая, как все, потому что она решила и стала актрисой, хотя ее отец и был против этого).

    Сначала я думал, читать вашу книгу или нет, а потом дочитал ее до конца с большим удовольствием и понял, что за простой декорацией — шутовским колпаком- скрывается много мыслей-размышлений.

    Фраза из книги, которая больше всего понравилась: «И когда ты шут — по-настоящему шут, а не как я, кривляка — ты сильнее любого короля».

    Спасибо, заглянуть за кулисы у меня получилось.

    • Daria Wilke:

      Soul Euter, здравствуйте! мне кажется, я бы так же примерно «въезжала» в книгу, лет этак в 14-16, очень похоже.
      Про куклу еще захотелось сказать: в жизни есть много такого, что мы начинаем по какой-то одной причине, а потом получается так, что оно затягивает, и оказывается, что ты делаешь это не чтобы сделать, а чтобы ДЕЛАТЬ.
      Немцы говорят примерно так — «путь это и есть цель», и это вот про это как раз. Когда Гриша начинает делать Шута, он не подозревает, что он делает и себя, нового. Что он освобождается от кривляки-Шута в себе и открывает в себе нового Шута — всесильного. Да, он в итоге сделал куклу для Сашка, но важнее оказывается не только это — а и то, что он сам изменился.
      И еще, конечно, для меня важный момент — «пока ты не сделал куклу, ты и сам какой-то ненастоящий», тут, в общем-то, вместо слова «кукла» можно подставить что угодно. Пока не сделал чего-либо сам, пока не стал творцом, то ты ненастоящий. А когда делаешь что-то сам — и сам принимаешь решения — все-таки бываешь очень одинок. Но только через это одиночество становишься сильнее. Я это в жизни чувствую очень остро — писать книги ведь тоже очень страшно, на самом-то деле, особенно если пишешь про то, что у тебя действительно клокочет внутри.
      Вот как-то так, наверное.

      И я, конечно, очень рада, что Вам понравилось за кулисами так же, как нравилось там мне. Обожаю закулисье.

      • Soul Euter:

        Дарья, спасибо Вам за ответ, я уже честно сказать подумал, что на мне «общение с автором» остановится smile
        Вы меня натолкнули на новые мысли, про то, что Гриша изменялся, пока делал куклу — я и не подумал, а ведь действительно другой Гришка куклу-шута бы не осилил.
        Вы не могли бы мне написать немецкое выражение на немецком, я думал, думал, какое выражение вы имеете в виду и что-то ничего в голову не пришло, когда я увижу его на немецком, я сразу соображу, что к чему (немецким я владею).
        Интересную мысль вы высказали, что писать книги очень страшно, я об этом никогда не задумывался.

        • Daria Wilke:

          Цитата такая: «Der Weg ist das Ziel» (правда, вот тут мне австрийские друзья подсказывают, что на самом-то деле это немецкий вариант цитаты из Конфуция, просто тут так любят это выражение, что все время его используют smile), как родное).
          Еще есть у Гете похожее по смыслу: «Man reist ja nicht um anzukommen, sondern um zu reisen.»

          А про «страшно» — тут могу поделиться целой охапкой страхов того, кто пишет книгу smile. Страшно начинать, страшно, что выйдет хуже, чем в прошлый раз, страшно, что не сможешь «выдержать дыхание», страшно, что герои «замолчат» и больше не будут в голове появляться целые сцены, целые образы, страшно браться за какую-то «сложную» тему, страшно, что получается чепуха совершенная (это пока пишешь smile), страшно, что выходит слишком пафосно или малопонятно… В общем, наверное, очень похоже на все то, что чувствовал Гриша, пока делал Шута.

          Правда, когда я писала «Колпак», герои были такие требовательные, они тянули за собой все, что на страхи времени не оставалось (только если я делала какую-то паузу).

          • Soul Euter:

            Der Weg ist das Ziel: преодоление пути — это цель — да, подходит для Гриши.
            Про цитату Гете и что она подходит по смыслу к Грише, надо подумать.

            Да, страхов много — страшно о них даже думать smile

            Дарья, а у вас изданы книги на немецком, я в поисковике поискал и не нашел.
            Нашел ссылку на эту книгу («Die Mütze des Hofnarren», Daria Wilke), но не понял издана она уже на немецком, или просто кто-то на немецком написал немного о книге и о вас. Кто автор рецензии я тоже не понял (Queer.de), в рецензии стоит, что эту книгу в России можно читать детям с 18 лет. А я прочитал намного раньше smile

        • Daria Wilke:

          Отвечаю тут, потому что после последнего Вашего ответа почему-то нет опции «ответить на этот комментарий».

          На немецком целых книг прямо не издано — издано только эссе на немецком, в сборнике «Revolution?! Farbe, Erinnerung, Theorie nach 1989», он вышел в 2009, кажется, году. Эссе называлось «Die Seiltänzergeneration», я писала его о моем поколении, жизнь которого пришлась на слом эпох — разрушился Советский Союз и началось что-то новое. И казалось, что под ногами ничего, что мы, как канатоходцы, идем по воздуху, а внизу — пропасть.

          Про рецензию на немецком — это кто-то сам написал. Про 18 лет вообще забавно — ведь некоторые книжные магазины в России поставили такую маркировку на книгу. А на мой взгляд, ее смело можно читать с 12 или 13 лет smile.

    • Soul Euter:

      Герман, этот комментарий к твоему комментарию, который выше, там просто нет возможности ответить. Это непростая тема и почему люди пол меняют или ориентацию, не знаю, но можем ли мы их судить или осуждать — тоже не знаю.
      Но я, например, знаю одну семью — два мужчины, прожили вместе 35 лет в любви и верности друг другу (и сейчас вместе живут), а есть и нормальные пары, которые разводится, и дети их не останавливают, есть которые не разводятся, но «на стороне» имеют других парнеров, врут друг другу.

      • Осуждать, не осуждать… Но представь, вырастят однополые пары ребенка, ребёнок нормальным уже не будет! Он, не чувствующий женской любви, сам не будет чувствовать ее к девушкам. Однополые пары не могут воспитывать детей, это моё личное мнение.

        • Soul Euter:

          Я не хочу сказать, что я за то, чтобы однополые пары воспитывали ребенка, но я просто подумал, вот о чем:
          что лучше — ребенок растет в детдоме или в семье, где его любят?
          Ребенок же находится не всегда только дома, а как же вопитатели в дестком саду и учительницы в школе (ведь мужчин в школе практически нет и воспитателей-мужчин в детском саду тоже), а девочки одноклассницы, общение с женским полом есть. Потом они наверняка общаются и с другими семьями, а не только друг с другом.
          Однополые пары — это ведь не всегда мужчина и мужчина, есть и только женщины. Есть много семей, в которых женщины воспитывают детей (мама и бабушка), причем бывает так, что мальчики пап своих в глаза не видели, папы взяли и исчезли, и забыли о том, что у них есть сыновья (или дочери). А как они без мужского влияния вырастают?! Я не говорю, что это хорошо, даже очень грустно, но это тоже воспитание только женское.
          Хорошо бы было, если бы было все в идеале, но… разводов много.

  10. Шел в комнату, попал в другую:

    В жюри я не вхожу, но решила написать. Просто так.
    «Шутовской колпак» прочитала до «Книгуру». Тогда как раз меня начала волновать тема «детей-404», засела в группе, увидела пост про эту книжку. И так и запрыгала на стуле от удивления. У нас в России кто-то про это написал? И это издали? Да и вдобавок не «кто-то», а Дарья Вильке, чей сборник «Грибной дождь для героя» стоит у меня на полке. Собственно, скачала без раздумий и прочитала за вечер. И получала массу удовольствия. Сам стиль, язык очень мне по душе, затягивает сразу. Я вообще стараюсь читать современных авторов, и очень многих люблю, но так красиво и одновременно легко сейчас мало кто пишет.
    Театр. Обожаю театр, но у меня, в отличие от автора, никогда не было допуска за кулисы. Я не знаю, что там – по ту сторону. Но мне интересно. И вот я беру в руки «Шутовской колпак» и с ликованием понимаю – меня туда пустили. Пусть это кукольный театр, и пусть это книга, а не реальность, но это потрясающее ощущение. Очень, очень атмосферная книжка. Это тоже редкость сейчас.
    Ну и, конечно, то, из-за чего я эту книгу нашла. Люди упрямо не хотят понимать, что разная сексуальная ориентация – это так же естественно, как разный цвет глаз и волос. Как и того, что разные интересы, манеры, привычки и характеры – это то, что делает каждого личностью, а не повод для насмешек. У многих словно существует внутренний барьер. Какие-то рамки, под которые всех пытаются подогнать: это хорошо, это плохо; это правильно, а вот это нет. И от этой ограниченности, по сути, страдают не только те, кто в эти рамки не вписываются, но и сами эти «ограниченные» люди. Только они этого не могут понять. Или не хотят.
    Так как тема меня действительно волнует, говорить могу долго и много – не только об этом, но и о многом другом, связанном с книгой — но не буду. И так уже сказала намного больше, чем собиралась. Вообще после прочтения книги хотела написать автору, но потом как-то передумала. А потом увидела её на «Книгуру» и все-таки решилась.

    Спасибо за то, как, и о чем вы пишите)) «Шутовской колпак» постараюсь найти в бумажном виде, чтобы поставить рядом с другой вашей книжкой и перечитывать по настроению)
    А это – написалось после прочтения. Хотя у меня редко что-то создается «по мотивам», но очень уж образ шута полюбился)
    Натянуть привычный цветной колпак
    И шагнуть в осеннюю муть.
    Знаешь, так считается: шут – дурак;
    Но ведь ты-то знаешь всю суть.

    Натянуть колпак и исполнить роль,
    Стать шутом в угоду другим.
    Тот, кто улыбается, спрятав боль,
    Тот, наверно, непобедим.

    Роль играть непросто пред сотней глаз,
    Перед непокорной толпой.
    Но сложней – ты знаешь – во много раз
    Смыть весь грим, быть честным с собой.

    Люди притворяются, люди врут
    В рамках отведенных ролей.
    Только если ты – настоящий шут –
    Ты сильнее всех королей.

    • Soul Euter:

      жалко, что вы не в жюри, ваши комменты в прошлом году было интересно читать)))

      • Шел в комнату, попал в другую:

        Надо же. Спасибо) А в жюри в этом году не пошла, так как хоть и очень люблю читать, но на весь короткий список меня ещё ни разу не хватило. Вечно попадется под руку что-то другое, или отвлечешься, или ещё что-нибудь)

    • Daria Wilke:

      Замечательные стихи, спасибо — очень и очень. Сразу захотелось распечатать и повесить где-нибудь на стенку, чтобы видеть и помнить. Образ шута тоже очень люблю — в начале казалось, что могу писать про него бесконечно, а потом книжка сама собой закончилась и я поняла, что, видимо, не надо.

      Знаете, на самом деле, тут все-таки большая заслуга «Самоката» — в том, что книга была издана — потому что решиться на это было очень трудно. И я рада, что они решились. Рукопись лежала больше года и все были сомнения — издавать-не издавать. А я почти физически ощущала, что им всем — Грише, Сэму, Сашку и другим — хочется на волю.

      Очень рада, что Вы все-таки мне написали smile

      • Шел в комнату, попал в другую:

        Я тоже рада, что написала Вам smile
        Про «Самокат» согласна. Я и раньше это издательство любила, но после издания Вашей книжки ещё раз убедилась, какие они молодцы)
        Кстати, другой комментарий напомнил мне про момент создания шута Гришкой. Совсем из головы вылетело, все-таки давно читала. Помню, как меня это все впечатлило. До дрожи. Несколько лет назад это было, мама лежала в больнице, и я дня за два, почти без сна и передышки шила вручную большого кота, чтобы успеть к её возвращению. И страшно было, и волнительно, и дыхание от радости перехватывало, когда получалось. И, что тоже интересно — шить начала просто так. А потом поняла, что нет, это не для себя. И стало вдвойне волнительно и радостно.
        Но это действительно можно к чему угодно отнести. То есть не совсем к чему угодно, а к чему угодно творческому. Даже в обществознании в признаках личности указано творчество; и это не обязательно пение-рисование-музыка. Просто пока не начнешь делать что-то свое и по-своему, действительно не чувсвуешь себя «настоящим». Когда принимаешь собственное решение вместо того, чтобы делать как все; или пишешь стих вместо сочинения — ты создаешь себя. Как любит говорить наша учительница: даже обед можно приготовить творчески)

        • Daria Wilke:

          Да-да, совершенно верно! И еще то, что делаешь, оно почти сразу заявляет о своем, собственном характере — ну я так это ощущаю всегда. С книгой ведь тоже так — начинаешь писать что-то, а оно потом получается совсем не таким, как казалось в начале. В «Шутовском колпаке», к примеру, какие-то герои появились совершенно без спроса smile и дальше делали, что хотели (особенно Сашок с Филиппом).

          И получается, что это большой вопрос: мы делаем что-то или оно делает нас? (то есть, может, мы тут только для того, чтобы дать этому «чему-то» жизнь, часто вопреки обстоятельствам (вот как Вы говорите — стих вместо сочинения, большого кота к возвращению из больницы и так далее), чтобы, дав жизнь чему-то необычному и новому, по-новому осознать себя).

          Про собственные решения мне вспоминается замечательный номер французского кукольника Филиппа Жанти (обожаю его с давних очень времен) — он и о свободе, и о цене свободы, и о собственных решениях тоже (не знаю, позволят ли запостить ссылку):

          http://www.youtube.com/watch?v=SphHaiW7fzg

  11. Blanco:

    10 баллов. Удивительно. Первый раз такое чувствую. Для меня даже вся история и сюжет отошли на второй план. Главное, это как будто ты попадаешь внутрь главного героя, и все вокруг видишь его глазами. Даже не то, что видишь, а чувствуешь, ощущаешь запахи, у тебя сжимается сердце. Именно так в детстве относишься к людям, кого-то ненавидишь сильно, а потом оказывается, что он очень даже хороший человек, как с Филиппом получилось. Вдруг я вспомнил, как я себя ощущал в мире лет в 9-10, может, даже раньше. Это так странно, мне казалось, что с возрастом мир вокруг изменился, а на самом деле — я просто по-другому воспринимаю окружающее. Спасибо за это ощущение. Написано странно, трудно, читалось медленно, но есть самое главное — какая-то магия. Сюжет и героев даже не хочется сейчас обсуждать, потому что ошарашен своими внутренними переживаниями. О чем попозже ещё подумаю, это о том, что некоторые родители относятся к детям, как будто они орден. И про котурны — здорово!
    Дарья! Вот не знаю, что сказать…. Спасибо вам, вы волшебница.

    • Daria Wilke:

      Blanco, а мне немногие говорят, что вспоминают то, какими они были раньше и что чувствуют то же, что и Гриша. спасибо Вам за это.
      когда я писала, я БЫЛА им — поэтому вдвойне спасибо. вообще, именно эта книга писалась как бы сама — будто бы я просто записывала то, что должна была записать, будто бы кто-то писал или диктовал ее за меня. поэтому писала часто ночами — когда все было тихо. и тогда, когда все затихало, и все нормальные люди спали, выходили все герои и я снова превращалась в Гришу, который все это рассказывает, снова ходила по театру, снова восхищалась Сэмом и переживала за Сашка. книга уже давно написана, а иногда хочется снова вернуться в то время, когда я ее писала — чтобы снова нырнуть во все это.
      и если кто-то, читая, ощущает все, как Вы — я ужасно рада.

  12. Татьяна Пантюхова:

    Попасть в закулисье или примерить себя на толерантность

    Весь мир — театр, и люди в нём — актёры,
    у них свои есть выходы,
    уходы, и каждый не одну играет роль.
    У. Шекспир

    Что происходит за кулисами театра? Что происходит за кулисами нашей жизни? Как просто пройти за кулисы театра и как тяжело найти жизненный путь и понять жизнь людей. Что у человека скрывается за душой: леденец, камень, ушат холодной воды, тягучая сладкая вата. Может быть, попасть в закулисье своей души – это пройти путь взросления и самоопределения. Если шутовской колпак помогает идти по этому пути, и в какой — то момент становится шапкой невидимкой, а в каком –то случае превращается в компас, а в сложной ситуации становится барометром и предупреждает об эмоциональных бурях, то наверное его стоит надеть, чтобы найти самого себя и понять что в жизни важнее всего человек. Человек инаковый, разнообразный, неповторимый. Об этом книга Дарьи Вилке «Шутовской колпак».
    Действие начинается в театре кукол. Читатель на первых страницах знакомится с театральными детьми и главными героями Гришкой и Сашком. С именем Гришка все ясно. Имя мужское, значит это мальчик. Только постоянно на Гришку накатывают чувства, которые выплескиваются слезами. «Мужик ты или кто – сказал бы дед и может быть даже сплюнул в сердцах. Пацаны не плачут – сказал бы Антон – ты все-таки какой-то не такой». А вот Сашок, оказывается девочка – подросток «стриженная под мальчишку, угловатая, ушастая, она идет и энергично размахивает руками». После такого знакомства с героями возникают мысли, связанные с гендерными ролями, гендером, гендерным воспитанием. Меня как читателя – это настораживает. Что же будет дальше? Наверное, должны появиться взрослые герои. И они появляются.
    Дедушка. Его картина мира – набор стереотипов. Мальчик – это мужество, машины, драки, мускулинность, доминирование, агрессия. Девочка — бантики, эмоции, чувства, забота. Картина мира у деда разрушается, когда дочь выходит замуж за актера «три года с мамой вообще не разговаривал»; когда приходит в театр и знакомится с другом дочери и внука Сэмом «я-то думал, он нормальный парень, а он того… Просто педик»; когда хочет назвать Сашка Александрой «это ж имя для мальчика, а ты-то – девочка» и «нарывается» на конфликт. Дед по-своему старается воспитать мужественного внука «из тебя надо сделать настоящего мужика», «он у тебя размазней растет» и прибегает к жестокости и насилию, показывая Гришке фильм, где происходит кровавая бойня «смотри, смотри – шипел дед и держал мои руки, чтоб я не смог закрыть лицо, смотри! Ты же не баба!». После такого «мужского воспитания» мама Гришку с дедом больше не оставляла.
    Мама и папа. Родители у Гришки работали в одном театре, у них были общие друзья. Воспитанием Гришки занимался весь театральный коллектив. Родители, как родители. Вместе праздничные салаты режут, мама гоняет папу в магазин, ругаются, кидают тарелки и обязательно мирятся. Но вот ругательства произносит только мама: «Козел ленивый! Скотина!», папа реагирует, но без брани, а «кинет нож на стол так, что попадет по краю тарелки с очистками и она тут же разобьется – а он вдруг перепугается и притихнет». Все семьи счастливы по-своему.
    Люди театра. Это актеры, костюмеры, бутафоры. Все они добрые, заботливые, всегда готовы выслушать, успокоить, угостить чаем. Но из всего коллектива главными героями становятся актер Сэм и мастер кукольных дел Лелик. Вокруг них разворачивается сюжет, и электризуются эмоции.
    Сэм великолепный актер, потрясающий рассказчик, заботливый и отзывчивый коллега, эрудированный и веселый человек. Но, Сэм – гей. В Москве ему некомфортно и он собирается перебраться в Голландию.
    Лелик делает замечательные куклы «если есть какой-то кукольный бог, то это Лелик». Но, однажды Лелика отправляют на заслуженный отдых, только потому чтобы освободить место для сына «большого» чиновника.
    Гришка и Сашок дружат с ними обеими. Гриша думает «по-моему, ничего голодранского в театре нет – я когда-нибудь стану актером, как Сэм. Или кукольным мастером, как Лелик».
    Герои разные по возрасту, характерам, жизненным взглядам, бытовым устоям, эмоциональным реакциям. Все они настоящие. Они размышляют, сомневаются, чего-то боятся, а над чем-то смеются, чем-то возмущаются, а что-то одобряют и такая гамма мыслей и чувств «бурлит» в каждом персонаже.
    Вот Сашок, такая неукротимая и смелая. У нее шумы в сердце и ей скоро будут делать операцию: «я боюсь наркоза. Вечером лежу в постели и думаю – а вдруг я завтра не проснусь. Не хочу тогда засыпать…».
    А вот Гриня, размышляет в Доме для престарелых актеров, куда они ездят вместе с Леликом и Сэмом навещать старого кукольного мастера: «Когда я был маленьким, я однажды вдруг понял, что не знаю, куда исчезают старые актеры. Мне стало ужасно страшно – вот только что человек был тут, выходил на сцену, был часть каждого дня, ты смотрел, как он волшебно преображается, чтобы сыграть роль, он сиял и вдруг – раз! – и нет его, исчез, как куклы из списанных спектаклей».
    Проникнуть в закулисье текста помогают запахи. Происходит литературное волшебство: читаешь текст, вдруг включается обоняние и появляется картинка. Впечатление от прочитанного усиливается, открывается новый портал восприятия.
    Картина первая:«театр пахнет остро – как дорогой сыр – из открытой коробочки с гримом, театр пахнет сладко, как ванильное печенье – бежевой пудрой, которой осталось меньше половины в баночке со стершейся позолотой».
    Картина вторая: «А в Доме (престарелых) пахло странно – то ли сладковато, до приторности, то ли так, как если сунуть нос в бак с грязным бельем».
    Картина третья: «От Майки всегда пахнет крепким кофе. Рядом с пультом всю жизнь стоит зеленая чашка, и уже кажется, что вместо крови у Майки по венам бежит густой-густой черный кофе».
    Повесть – это палитра чувств, действий, событий, отношений, конфликтов. Надо отметить, что «Шутовский колпак» не самое лучшее произведение для детей и подростков. Но повесть своевременна, актуальна и показывает срез современного общества. Старшее поколение с одной стороны, представлено в лице деда, у которого должно быть все по правилам, с другой стороны — в мастерстве и мудрости Лелика. Среднее поколение представляют родители и молодежь театра. Родители, которые готовы разделять, а в каких-то случаях делегировать воспитание детей обществу или коллективу. Родители могут быть любящими и стыдящимися. Так, Гришки с родителями повезло. Они безусловно любят его и принимают с девчачьим поведением. Сэму не повезло – родители его отвергли. Старшее поколение в большинстве случаев к нему относится враждебно и открыто выражает ненависть «этот ваш педрила. Хорошо, что он скоро уедет – чем дальше дети от таких извращений, тем лучше»; среднее — шушукается за спиной «он голубой, но он очень хороший актер, вы ж видите!» Но младшее поколение, дружит с Сэмом, не обращая внимания на его ориентацию. Роль защитницы инаковых возложена на Сашка. Она произносит ключевые фразы: «спасибо большое маме-папе, что принесли меня из роддома в зеленом одеяле!», «все эти глупости с розовым-голубым – не про нее», в ответ на реплику в сторону Сэма (см. выше) Сашок говорит: «а ты тетенька, а усы не бреешь. Ай-яй-яй!». Эти фразы выражают настрой и отношение современного молодого поколения к проблемам толерантности и гомофобии. Вопрос «Как жить правильно и нормально?» остается открытым для всех поколений. Пока еще никто из людей однозначно не смог сформулировать, что такое правильно, а что такое нормально. Хорошо быть добрым! Да, но… Хорошо быть порядочным! Да, но… Необходимо следовать десяти библейским заповедям? Да, но…
    Жизнь – переплетение очевидностей и невероятностей. Жизнь – театр?! Да, но… А может карнавал. Шутовский колпак – образ, маска, джокер, роль?
    «Шутовской колпак» — книга. Прочитайте ее и примерьте себя на толерантность.

    • Daria Wilke:

      Татьяна, спасибо большое за такой подробный анализ!
      я вот выше сказала, что книга писалась сама и герои действовали сами, я ничего в нее не «вкладывала» — и тем удивительнее, что получилось, как Вы говорите, современно и актуально.

  13. Вот недавно нашёл группу Тамлин. Есть у них хорошая песня «Шуту»:
    Ты ведь знаешь, как трудно смеяться
    Когда горе бьется в груди
    И заставить других улыбаться
    Не снимая слезами грим
    Пусть разбито окно
    У дома души
    И крылатое сердце
    Улетело к другим
    Ты закроешь глаза
    Нарисуешь счастье
    И шутом повернешься к ним

    То, чем жил сотни лет отнято
    Ты теперь навсегда один
    Ты смываешь с плаща проклятья
    Зажигая в камине мир
    Не поможет вино
    Затопить эту боль
    В мутном зеркале
    Дремлет маска-сатир
    Но прошу тебя, Шут
    Оглянуться позволь
    На следы среди мха
    И пойти за тобой

    • Daria Wilke:

      Герман, спасибо, здорово!
      Мне нравится вообще написанное о Шутах. А за последний год в доме появилось несколько Шутов — один шут-кукла, которую я делала, пока писала, второй-шут — подвеска, еще два маленьких шута, один фарфоровый, другой тряпочный. Так что теперь еще и стихи о Шутах надо собирать smile.

      • Вообще каждый человек немного играет. Наиболее откровенен, я думаю, человек, только наедине с собой. Часто мы прячемся за маской. Хочется плакать, кричать, мы улыбаемся и т.д. Все мы маленько шуты и артисты…

        • Daria Wilke:

          Думаю, кто-то больше играет, кто-то меньше. А некоторые, увы, и наедине с собой не откровенны — к сожалению.
          Мне вообще кажется, что мир полон детьми, которым надо играть во взрослых. Которых заставляют следовать каким-то правилам, носить какие-то маски. У каждого получается по-разному. Но настоящих взрослых нет smile)) — это не я сказала, но с удовольствием повторяю.

  14. Начать хочу известной фразой: «Любите ли вы театр, как люблю его я?» Театр…Как можно не любить его? Начала читать и просто растворилась в этом чудесном мире Мельпомены. Это одна из немногих книг на «Книгуру», которая удивила меня своим великолепным языком! О да, я очень трепетно отношусь к тому, какая манера письма у автора. Огромным удовольствием для меня было скользить глазами по строкам с обилием метафор и сравнений. Правду говорят, что язык книги можно буквально «почувствовать на вкус и ощутить его аромат». Для меня эта повесть пахла рассыпчатым песочным пирожным, только вместо приторного запаха крема я ощущала сладковатые нотки театральной пудры и пыли в складках бархатных костюмов.
    Персонажей повести назвать нетрудно, все они в различной степени связаны с театром, кто – то побольше, кто – то поменьше. Но неожиданно для себя я поняла, что на самом деле есть еще один герой, практически главный, это сам Театр. Невозможно не назвать его живым существом, кажется, что старое здание живет, дышит, это дом, в котором уютно всем. Один из «жильцов» этого дома – мальчик Гришка, «театральный ребенок». Он, и его крестная сестра Сашок – девочка – мальчик, как она говорит о себе, завсегдатаи театра. У них есть полное право пробежать по узеньким коридорчикам, проскользнуть мимо гримерной, чтобы очутиться в маленькой комнатке, где на стенах висят куклы. Ах, куклы! В мыслях сразу появляется образ грустного Пьеро, смертельно – бледного от белого грима, рыжего Арлекина – клетчатого и веселого. Почти такой же Арлекин есть и у Гришки, его любимая кукла – Шут из «Хрустального башмачка». Мальчик по жизни похож на своего Шута, постоянно кривляется и паясничает, за эту его «непохожесть» на остальных его и не любят сверстники. Но Гриша не обращает на это никакого внимания, его жизнь – в театре, его родители – в театре, все самые лучшие друзья – в театре: Лёлик – кукольный бог, Мама Карло – внушительная женщина в брючках с подтяжками, но самый главный гришкин друг – актер Сэм. Но Сэм не просто актер, он умеет быть таким, что «горло перехватывает». Ни одни не умеет делать на сцене того, что умеет делать он. Сэм буквально «вплавляется» в свой образ, его лицо меняется с поражающей быстротой, движения его всегда полны достоинства и грации, пусть он тяжело ступает по сцене, или крутится по ней огненным колесом… Гришка всегда с открытым ртом смотрел на выступления Сэма, для него он был кумиром. С Сэмом все становилось невообразимым, даже когда Гриша выходил с ним прогуляться по Москве, город сразу начинал казаться ему волшебным, полным каких – то тайн. Но в то же время неповторимый кумир спокойно делал с мальчиком уроки, рядом крутилась с чаем Мама Карло, а Лёлик нес свой Конфетный балаганчик. Все это и есть уютная, нормальная и понятная жизнь.
    Но есть у Гришки и камень на душе. Это его родной дед, «настоящий мужик». Гриша безумно стесняется его, рядом с дедом все приобретает неприятный оттенок, становится глупым и пошлым. Водить деда по театру – настоящее наказание, позор, он ничего не одобряет здесь, одно его «Так, так» заставляет сжаться от стыда. Но добило Гришку кинутое дедом презрительное «педик». И к кому это обращено? К любимому Гришкой Сэму! «Хорошо, что скоро его здесь не будет» — это высказывание только еще раз обжигает мальчика, ведь Сэм уезжает в Голландию, навсегда. Разве можно над этим злорадствовать? Жаль, что это родной дед, нельзя нахамить ему как следует, лишь Сашок ставит старика на место.
    Что вообще значит «педик»? Разве это что – то ужасное? Но, выходит, да, одноклассники называют Гришку «голубым» только из –за того, что он не целуется с девочками. Как глупо! Эти ужасные предубеждения: «педик» — не такой как все, извращенец! Мальчик понимает, как живется Сэму, ведь на него ополчились не однокашники, а собственные родители! Быть «не таким, как все» ему еще труднее и ужаснее. Начинаешь задумываться, разве человека стоит судить только по тому, какой он ориентации? Гриша продолжает обожать Сэма, как друга, ему абсолютно все равно, что подумают другие.
    Жизнь не стоит своим чередом, все меняется. Из театра выбрасывают, как старую куклу, Лёлика, а взамен ему берут молодого Филиппа. Как так? Почему? Все негодуют, один лишь администратор Олежек доволен. Сашок и Гриша придумывают коварный план: испортить всех кукол. Ведь их сможет починить только Лёлик! Но жутко «поднять» ножницы на кукол, они же живые! Слава Богу, что кто – то приходит ребятам на помощь, преступление совершили не они, кукол вывел из строя другой человек. Но кто? Мне кажется, что сделали это все актеры. Сообща. Никто не смыслит театра без старого Лёлика, куклы не слушаются никого, кроме него. Против коллектива не «попрешь», делать нечего, кукольный бог возвращается на свое законное место, и спектакль наконец – то состоится!
    Проходит время, скоро день рождения Сашка, пора бы уже готовить Шута – её подарок. Но Гришку ждет новое испытание, оказывается, корыстный Олежек продал кукол _)Шута и Золушку, в частную коллекцию. О, нет ничего хуже предприимчивости в искусстве, ибо коммерция убивает все прекрасное! Что же теперь будет? Гриша не знает, что делать, он обязательно должен отблагодарить Сашка, ведь она подняла его в глазах мальчишек, выступив гришкиной девушкой  Мальчик понимает, что это ужасно сложно, но другого выхода нет: он должен сделать нового Шута сам! Мне безумно нравятся моменты, где описано, как Гриша создавал куклу! Я явственно чувствовала запах клея, ощущала липкие кусочки бумаги на пальцах.. Как же это интересно -создавать какое – то подобие человека! Здорово, что все описано необыкновенным языком, лоскутки не просто зеленые, а цвета крыжовника, не голубые, а васильковые, весь мир цветной, как шутовской наряд! Но самый трогательный эпизод, это появление шутовского колпака! Сэм наверняка запомнил неуверенную гришкину фразу, что он сам не сделает колпак.. Вспомнил и прислал из далекой Голландии. Великолепный, разноцветный, с бубенчиками, настоящий колпак! Слезы выступили у меня на глазах, когда я читала последние строки.. На месте Сашка, я не мыслила бы лучшего подарка.
    У этой необыкновенной книги нет минусов. У меня есть лишь слова благодарности, спасибо автору за поднятые щекотливые темы. Проблема «непохожести» , отношение к людям, как к старым вещам. Спасибо за такого персонажа, как Гришка, я восхищаюсь им, он не побоялся сказать все в глаза деду, что он не собирается во всем подчиняться его условиям, мальчик с успехом прошел становление личности, сделав вместе с новой куклой и нового себя. Гришка верный и надежный друг, не отворачивающийся от своего лучшего друга ни при каких обстоятельствах. Спасибо за прекрасный слог и не менее замечательную идею, спасибо за эту великолепную книгу! Если бы можно было бы поставить оценку выше 10, я бы сделала это. А так, увы, всего лишь 10 баллов! 

    • Daria Wilke:

      А у меня выступают на глазах слезы, когда я читаю Ваш отзыв. Вот правда. И от того, как написано — и что написано. Потому что Вы вот почувствовали какие-то вещи, которые и не каждый взрослый читатель почувствует (к примеру, момент, когда куклы сломались — он для Вас не такой однозначный, как для многих).
      Очень тронута тем, что Вы заметили Театр. Он тут действительно — герой, самый первый, с него-то вся повесть и началась. Не будь театра, именно такого, не было бы повести, думаю.
      И, знаете, я не умею совершенно рассказывать о чем мои книжки. А у Вас это получилось так здорово — что хоть отсылай к Вашей рецензии всякого, кто спросит: «О чем?» Лучше и не расскажешь, по-моему.
      Еще я очень рада, что каких-то героев Вы увидели так же, как их вижу я — например, Сэма. И любимые моменты у нас похожи очень — те моменты, когда Гриша делает Шута я прожила вместе с ним до последней секунды (даже физически, потому что тоже делала клей, рвала газетные кусочки, лепила голову и так далее smile).
      Иногда очень хочется собрать всех, кому понравилась книга, кто ее «прочувствовал» и как в детстве, пройтись по тому театру, показать все, попить чаю в гримерке. И очень жаль, что его больше нет — здание-то, конечно, стоит, а вот тот театр, каким он был в мое детство, ушел.

      • Здравствуйте, Дарья! Спасибо огромное за теплые слова! Не думала, что получу в ответ такой замечательный отзыв! Идея пройтись по театру Вашего детства замечательная!
        Я желаю Вам много творческих удач и всего самого хорошего!

  15. Kaczusova:

    Серьезная повесть с серьезными чувствами… Очень глубокие переживания и мысли. Сразу прониклась духом театра- я сама закончила в прошлом году музыкальную школу, часто выступала с хором на разных сценах в разных странах, читая- как будто заново попадала в привычную родную атмосферу. Может быть- эта повесть даже не совсем для подростков, ее с интересом могут читать и взрослые. Моя оценка 9, но это только потому, что книга заставила меня взгрустнуть, а я грустить не люблю… Во всем остальном- огромное спасибо за тонкие чувства и тепло!

  16. Ohrimenko Alisa:

    Это гениальное произведение! Из меня просто льются слова благодарности автору! Эта книга так близка мне, как будто автор прочитала мои мысли и записала их.
    Мне понравился ритм, в котором написана каждая строка. Он буквально тащил меня за собой, и я не могла оторваться от книги. Поразила меня та переменчивость между жизнью в школе и жизнью в театре, а также образ директора театра, которому нужно было и взять на работу сына «нужного» человека вместо нужного мастера Лёлика, и продать куклу за деньги. Он был как бы частичкой тоже жестокого мира, который для главного героя представлял школу.
    Интересно название книги – «Шутовской колпак». Этот колпак, по-моему, олицетворяет надежду и дружбу, которые связывают главного героя и Сэма, Сашка, Лёлика. И вообще – весь театр. Театр в повести – то место, где люди могут отдохнуть от серой жизни, окружающей их, радоваться и радовать других людей, а иногда просто быть счастливым.
    Эта книга учит быть выше нашей серой, обыденной жизни и примитивных школьных предрассудков. Говорит о том, что надо стремиться не подчиняться общим правилам толпы, а быть уникальным и неповторимым, хоть о тебе и будут думать как о ненормальном, учит не бояться быть белой вороной, ведь это так красиво и честно для самого себя.
    Мне посчастливилось избежать тех трудностей, которые есть у главного героя. Я учусь в том классе, где могу быть сама собой и не бояться, что меня кто-то осудит, обзовёт или унизит. А моя реальная театральная студия – это тот театр, который до невероятности похож на театр Дарьи Вильке.
    Я бы с удовольствием перечитывала эту книгу вновь и вновь и переживала вместе с героем расставание с Сэмом, ужасные встречи с его дедушкой и создание его Шута.
    Я ставлю высшую оценку – 10 баллов (но хочется поставить ещё больше!).

    • Daria Wilke:

      Алиса, привет!
      я очень рада, что мы «совпали» и что книга пришлась Вам по душе и Вы бы хотели ее перечитывать — приятнее этого для автора, по-моему, ничего нет smile.

      очень проницательно про Олежека — он действительно, в чем-то больше из другого мира, не мира театра.

      а про шутовской колпак надо еще, наверное, обязательно вспомнить, что колпаки у шутов всегда — это «корона наоборот», вывернутая на изнанку корона. поэтому и Шут — это «король наоборот» smile).

      я счастлива, что, прочитав «Колпак», хочется быть самим собой — уникальным и неповторимым.

//

Комментарии

Нужно войти, чтобы комментировать.